Плебисцит по Конституции остановить не удалось

Верховный суд отверг попытку иска к президенту против общероссийского голосования

Члену участковой избирательной комиссии № 2566 столичного района Дорогомилово Александру Артемьеву возвращен его административный иск в Верховный суд (ВС) по поводу плебисцита 22 апреля. В иске ставилась под сомнение законность распоряжения «Об организации подготовки проведения общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений в Конституцию РФ». Дескать, президент не имеет права давать указания Центризбиркому. Эксперты связали быстроту решения ВС со спешкой конституционной реформы.

Информация о поступлении иска, поданного еще 27 февраля, и передаче его судье появилась на сайте ВС 2 марта – и в тот же день там вышло сообщение об отказе в принятии данного заявления. Оно возвращено в канцелярию ВС, которая и уведомит истца о неудаче.

Артемьев в своем обращении подчеркивал, что избиркомы занимаются организацией и проведением выборов и референдумов, а значит, не имеют никакого отношения к общероссийскому голосованию. «Президент не может обязывать избирательные комиссии и меня как члена участковой комиссии с правом решающего голоса заниматься деятельностью, которая не входит в мои полномочия, установленные законом. Сколько в Кремле нас ни пытались бы убедить в обратном, так называемое общероссийское голосование не имеет с ними ничего общего. С такой же легкостью и столь же неправомерно президент мог бы обязать комиссии заниматься раздачей завтраков учащимся младших классов», – заявил он.

Исковое заявление Артемьева получило поддержку части электоральных экспертов. Только федеральный законодатель может наделить избиркомы полномочиями по обеспечению участия граждан в общероссийском голосовании о поправках в Конституцию, отметил член совета движения «Голоса» Виталий Аверин. Он настаивает, что система комиссий представляет собой «отдельную ветвь – если хотите, веточку – государственной власти, и президент не вправе, не компетентен и не уполномочен давать какие-либо распоряжения избирательным комиссиям независимо от уровня». И действительно, согласно закону, избиркомы являются самостоятельными коллегиальными органами, на которые возложены полномочия по организации и проведению выборов и референдумов. «Только законодатель может возложить на них какие-либо иные полномочия, но необходимый для этого закон в настоящее время не принят», – подчеркнул Аверин.

Как пояснил «НГ» другой член совета «Голоса» Андрей Бузин, иск составлен юридически грамотно, но, видимо, ВС сослался на то, что раз личные конституционные права Артемьева не нарушены, то рассмотрению иск не подлежит. Он отметил, что, похоже, такой иск вообще мог подать лишь ЦИК в целом, а заявления от отдельных членов ВС все равно бы не принял. «А ЦИК свою позицию уже выразил, приняв распоряжение президента еще до второго чтения законопроекта о принятии конституционных поправок», – напомнил Бузин. Он при этом удивился скорости отклонения иска – по его словам, «обычно ВС пару месяцев рассматривает заявление». В правомерности иска Бузин не сомневается, его довод в том, что «полномочия президента не могут распространяться на систему избиркомов хотя бы потому, что выборы самого президента организуют и проводят эти комиссии». Их система по своей сути является независимой подсистемой государственно-общественных органов, компетенция которых установлена законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ». Поэтому распоряжение президента от 14 февраля 2020 года – это «не что иное, как возложение на избиркомы несвойственных им функций ради достижения целей, присущих лишь одному из органов власти», – заявил «НГ» Бузин.

Он напомнил, что отменить распоряжение президента теперь уже практически невозможно, поскольку «под нашей властной вертикалью нет краеугольного камня демократии – разделения властей». Бузин пояснил, что вообще все нынешние решения по поправкам к Конституции и по голосованию за них составлены небрежно. По словам эксперта, теоретически Артемьев может попытаться обжаловать отказ – и после этого подавать в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), например, на отсутствие справедливого судебного разбирательства. Но отменить распоряжение президента ЕСПЧ не в силах, он может только оштрафовать РФ в пользу истца.

Юрист Александр Кобринский сказал «НГ», что нужно посмотреть обоснование ВС, упомянуты ли там какие-то нарушения. Он считает, что истец может жаловаться в апелляционную инстанцию ВС, а потом и в ЕСПЧ, но «дело в том, что ЕСПЧ рассматривает только проблемы с нарушением прав граждан, а не с совершенством российского законодательства, да и на это уходят годы».

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев согласен, что правовое оформление поправок и всероссийского голосования заставляет сомневаться в чистоте процедуры, хотя окончательное заключение за юристами. «Происходящее указывает на то, что все делается в какой-то спешке, чуть ли не в рамках импровизации по поводу понятной общей идеи – превратить ельцинскую Конституцию в путинскую», – отметил эксперт. По его мнению, это опасная для власти закладка на среднесрочное и отдаленное будущее, ведь «при изменении общественных настроений может появиться требование уже настоящей реформы Конституции».

«Но главная проблема в том, что Конституция перестала быть сакральной. Даже подготовка реформы Основного закона 1993 года не происходила в такой спешке. И необходимость соблюдения в деталях установленных ранее процедур теперь отпадает. Все это заставляет предположить, что у власти возникли проблемы – либо внутренне-, либо внешнеполитические, но в любом случае можно сказать, что это проблемы с транзитом», – заявил «НГ» Калачев.

Дарья Гармоненко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *