Жертв Катыни вспомнили поименно

19 сентября 2019
Общество

«Мемориал» представил книгу захороненных в Медном польских военнопленных

Во вторник в международном обществе «Мемориал» состоялась презентация книги «Убиты в Калинине, захоронены в Медном». В ней впервые на русском языке собрана подробная информация о тысячах военнопленных поляков, расстрелянных в 1940 году в Калинине (Твери). Спустя почти шестьдесят лет между россиянами и поляками по-прежнему сохраняются разногласия по поводу этой трагедии.

Международное общество «Мемориал» во вторник представило книгу памяти «Убиты в Калинине, захоронены в Медном». В трех томах — в общей сложности более 2 тыс. страниц. Почти все они заполнены биографиями узников Осташковского лагеря НКВД, казненных в 1940 году. В общей сложности почти 6,3 тыс. судеб польских солдат и офицеров, которых расстреляли по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года в Калининской тюрьме, а затем захоронили в 30 км от Калинина (ныне Тверь), вблизи села Медное.

Это издание — уже вторая книга, посвященная «катынскому делу». В 2015 году под руководством главы польской программы международного общества «Мемориал» Александра Гурьянова уже вышла книга «Убиты в Катыни» о судьбе 4 тыс. заключенных Козельского лагеря, расстрелянных в Катынском лесу под Смоленском.

Напомним, «Катынское дело» касается расстрела в апреле—мае 1940 года почти 22 тыс. польских граждан, содержавшихся с 1939 года (после раздела Польши между Германией и СССР) в лагерях и тюрьмах НКВД. В их числе 14,5 тыс. военнопленных Козельского (расстреляны в Катынском лесу под Смоленском), Старобельского (расстреляны в Харькове) и Осташковского лагерей, а также 7,3 тыс. заключенных тюрем в западных областях Украинской и Белорусской ССР. Советская сторона скрывала правду о преступлении почти полвека, настаивая, что пленных поляков расстреляли немцы, причем не весной 1940-го, а осенью 1941 года. Лишь в 1990 году было опубликовано официальное заявление ТАСС о «непосредственной ответственности за злодеяния в Катынском лесу (руководителей НКВД.— “Ъ”) Берии, Меркулова и их подручных». А два года спустя были обнародованы документы, подтверждающие ответственность властей СССР за преступление: докладная записка наркома внутренних дел Лаврентия Берии Иосифу Сталину и решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. В 2009 году Владимир Путин призвал «вместе хранить память о жертвах этого преступления». В 2000 году в Катыни и в Медном были открыты мемориальные комплексы — по данным “Ъ”, в среду их посетит делегация польских дипломатов из Варшавы и Москвы во главе с руководителем Восточного департамента МИД Польши.

«Главная задача книги состоит в том, чтобы напомнить: жертвы катынского злодеяния, в частности узники Осташковского лагеря, не безымянная масса. Это конкретные люди. У каждого из них была своя семья, своя довоенная судьба, каждый прошел свой собственный крестный путь в советском плену, вплоть до расстрельного подвала внутренней тюрьмы НКВД в Калинине и братской могильной ямы в Медном»,— говорится в предисловии.

Информация о личностях убитых и всех обстоятельствах расстрела для представленной во вторник книги собиралась по крупицам: в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА), в киевском архиве Службы безопасности Украины, в Национальном бюро информации и розыска польского Красного Креста, а также в Государственном архиве РФ — в трофейной документации немецкого Красного Креста. «В ситуации, когда преступление названо преступлением, а персональных жертв нет, очень важно что-то продолжать делать»,— указала глава «Мемориала» Елена Жимкова. А член Совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ) Николай Сванидзе заявил, что случившееся — не только «польская трагедия», но и «наша общая».

То, что расследование катынского преступления — общее дело, должно было доказать и совместное финансирование публикации книги поляками и россиянами. Средства собирали при помощи краудфандинга через интернет: к началу июня всего за 100 дней удалось собрать 1,7 млн руб. По словам госпожи Жимковой, можно было попросить о помощи 10–15 российских меценатов, но авторы книги от этой идеи отказались. «Нам было важно, чтобы обыкновенные небогатые люди смогли поучаствовать в кампании. Это возможность нашего сочувствия. Это наша гражданская позиция»,— рассказала она.

«Это важная книга не только потому, что она представляет жертв захоронения в Медном, но и потому, что в ней (в сравнении с ранее изданными книгами.— “Ъ”) исправлено много ошибок. Это та книга, которую в первую очередь нужно перевести на польский»,— заявил “Ъ” и директор Катынского музея в Варшаве Славомир Фронтчак. Он также заверил, что через год в сотрудничестве с Варшавским университетом собирается открыть учебную программу, где изучалось бы «катынское дело».

Мероприятие в международном обществе «Мемориал» прошло в 80-ю годовщину начала польского похода Красной армии, который в советской историографии назывался «освободительным», а в польской — «вторжением». Одним из последствий этого события и стали аресты на польской территории офицеров Войска Польского, сотрудников полиции и погранслужбы, а также госслужащих. Впрочем, в ходе пресс-конференции об этой дате не говорили — внимание было сосредоточено на военнопленных.

Тем не менее, несмотря на требования семей погибших и польской стороны, расстрелянные поляки остаются нереабилитированными. По-прежнему засекречены и 35 из 183 томов расследования Главной военной прокуратуры РФ (ГВП). Анатолий Яблоков, руководитель следственной группы по расследованию катынского дела в 1992–1994 годах, напомнил во вторник: после того как следователи составили картотеку из доступных им на тот момент источников и 13 июля 1994 года приняли решение о прекращении уголовного дела, в постановлении одним из пунктов было решение «о реабилитации всех расстрелянных польских военнопленных». «Это решение просуществовало всего три дня и было затем отменено руководством Главной военной прокуратуры,— вспоминает он.— Я как следователь обжаловал его генпрокурору, проводилась проверка, но устояло решение ГВП». В 2004 году ГВП закрыла дело «за смертью виновных». С тех пор вопрос о реабилитации польских военнопленных в дальнейшем не решался — с российской стороны неофициально говорили, что не хотели бы столкнуться с требованиями компенсации.

Впрочем, публикация книги с подробными биографиями погибших может стать основанием для нового запроса о реабилитации.

Галина Дудина, Марина Коваленко

Общество

В Москве одобрено более 200 грантов на тестирование инноваций

За счет полученных средств стартапы могут компенсировать затраты на логистику, монтаж оборудования, адаптацию площадки под…

Стиль жизни

Лана Кайзи отметила День всех влюбленных

Популярная певица Лана Кайзи всегда с удовольствием отмечает День Святого Валентина. В этот праздник ей…

Общество

«Вся жизнь рухнула в один миг»: как пережить развод и начать новую главу

Современный мир стал свидетелем резкого роста разводов и сложностей в построении здоровых отношений. Рушатся даже…