За него и держись

Пойдет в качестве самовыдвиженца. Будет баллотироваться от «Единой России», у которой внезапно вырос рейтинг, буквально на ровном месте. А вот Песков по-прежнему всего лишь надеется, причем уже давно, что его шеф тем или иным способом выставится и останется на своем посту. Однако ничего определенного пресс-секретарь президента до сих пор сказать не может.

Забавные вообще дела творятся в нашей цифровой Византии.

Помнится, в ночь на 17 февраля Сергей Кириенко собирал журналистов кремлевского пула и под страшным секретом, который следовало затем выбалтывать по сигналу из башни, рассказывал о победе Путина в 2018 году. Выяснялось, что выборы станут «референдумом о доверии», что грядущий триумфатор должен набрать больше голосов, чем в ходе предыдущих кампаний, что Навального не допустят и т.д. Прошло полгода, и нам сообщают новые подробности. Со ссылкой на три источника, один из которых близок к АП, другой тоже близок, но к Кремлю, третий служит федеральным чиновником, и каждый из них, если приглядеться, страшно похож на Сергея Владиленовича.

Он, един в трех лицах, вероятно и оповещает нас о нюансах самовыдвижения, сохраняя при этом интригу. Есть, мол, «приоритетный» сценарий, но не исключено, что будет отчасти как в прошлый раз, когда лидера нации выдвигал уходящий Медведев от имени и по поручению ЕР. Короче, идет дискуссия, продолжается мозговой штурм, открываются бездны, и никому неведомо, что увидит заглянувший туда, где Путин избирается на четвертый срок. Если он еще согласится, о чем не устает напоминать его пресс-секретарь, который все боится спугнуть удачу.

Параллельно развиваются другие предвыборные сюжеты. Так, по всей стране обыскивают, грабят и громят штабы Алексея Навального, что сильно запутывает ситуацию. Непонятно, зачем так буйствуют провинциальные и столичные правоохранители, — ведь всем известно и растолковано не раз, что лидер Партии прогресса избираться не может. Правда, если Владимир Владимирович уже решился, то никакой Навальный ему вроде не страшен, и тут закрадывается мысль, что огонь по штабам ведется с целью раскрутки ФБК и ее лидера. Напротив, ежели Путин подбирает себе очередного Димона для спецоперации «Преемник», тогда, конечно, нужно поляну зачищать и несогласных закошмаривать, поскольку тот же Дмитрий Анатольевич на фоне своего разоблачителя будет выглядеть бледновато. Но разве такое возможно, чтобы при живом Путине, имеющем право баллотироваться хоть самовыдвиженцем, хоть тушкой, народу подсунули другого царя?

Самые разные, короче, мысли приходят в голову, когда отслеживаешь хронику всех этих удивительных событий. Разглашение тайн под покровом ночи. Обыски и погромы. Тягостные рефлексии на тему «пойдет — не пойдет». Однако постепенно, по мере приобщения к этим последним тайнам, преобладающей становится одна мысль. О том, что выборы Путина в 2018 году — это жуткая тягомотина и с явкой на них могут возникнуть реальные проблемы. Мало кто придет, включая многочисленных сторонников, которые не сомневаются в том, что любимый руководитель и без них как-нибудь одолеет конкурентов.

При этом не имеет в принципе ни малейшего значения, кто там его выдвинет. Сам он объявит о своем желании еще повкалывать на галерах, какие-нибудь изнемогающие от страсти к начальству трудовые коллективы за него впишутся или взбодрившиеся единоросы — какая разница? Бюджетников сгонят, цифры пририсуют, Кавказ и Кузбасс поставят новые рекорды всенародного волеизъявления, Памфилова их все зафиксирует, подавляя тяжкий вздох, адресованный мирозданию. Проблема в том, что само слово «выборы» применительно к путинской России наводит тоску, и наверное именно эту проблему решают сегодня в администрации президента и в его пресс-службе. Интрига нагнетается искусственно.

Потому новости из жизни обреченного на победу и подаются так медленно. В час по чайной ложке, раз в полгода. При строгом разделении труда. Президент с ленинской лукавинкой в глазах высказывается в том смысле, что все решает избиратель. Кириенко работает с пулом, подкармливая его новостями про «референдум» и «самовыдвижение». Песков ничего не знает, хотя надеется. Народ исподволь готовят к неизбежному, слегка мучая неизвестностью, но как бы и намекая, что все кончится хорошо. Держат в тонусе. Это на их языке называется «позитивной повесткой».

Другой вопрос, хочет ли сам Путин еще шесть лет вести страну к той пропасти, которая все яснее обозначается в геополитическом тумане. Надо полагать, он и рад бы отдохнуть, но в силу специфики обстоятельств и характера уйти не может. Сказал же он Стоуну, что боялся идти в президенты, ибо Борис Николаевич мог передумать, выгнать его из премьеров, и что тогда делать, «куда спрятать детей». Поразительная фраза, которую вообще никто из отставленных при Ельцине вторых лиц сказать не мог, только Путин. Так что едва ли он уйдет, даже если вымотался до предела, и в новостях из его предвыборной жизни легко угадывается будущее. Превозмогая ту же скуку, анонимные как бы источники в Кремле сплачивают население вокруг фигуры президента.

Впрочем, из всех возможных безотрадных версий предстоящего эта, связанная с унылыми выборами, кажется не самой скверной. Согласитесь, лучше уж так, чем дома взрывать, учинять новую войнушку и злить старика Дональда, окончательно загоняя электорат в осажденную крепость и заколачивая ворота. Нельзя же постоянно предаваться унынию, заглядывая в завтра и обнаруживая там осточертевшее прошлое, ну вот и повод для оптимизма. Он пойдет в качестве выдвиженца или от «Единой России», а больше не случится практически ничего. Все уже случилось, дальше надо запасаться терпением, запасы которого у нас безграничны.

Илья Мильштейн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *