Я не устал. Я не ухожу

3 мая 2021
Я так считаю

«ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА» — Вот от этой фразы я понемногу начинаю уставать.

Новые законы — далеко не первый удар властей по правозащитникам. Нас ликвидируют, обзывают иностранными агентами (читай: врагами), штрафуют — пытаются заставить нас прекратить свою деятельность и забыть о том, что такое права человека. А люди обращаются к нам всё больше, и мы продолжаем защищать их, продолжаем бороться, и власть это бесит. Вот она и ужесточает меры, становясь на путь полной ликвидации правозащитного движения России.

Власти стремятся уничтожить каждое из слов в фразе «за права человека», стереть все препятствия с дороги, ведущей к фашизации страны. Что ж, радуйтесь, вы добились своего: мы начинаем процедуру роспуска Национальной общественной организации «За права человека».

Не потому, что мы вас боимся. Не потому, что мы устали бороться за права. Лишь потому, что вы принимаете законы, которые ставят под удар тысячу людей, являющихся частью нашей организации. Я не могу допустить того, чтобы кто-то из них стал жертвой ваших законов. Пусть единственной жертвой станет организация.

Но у меня есть для вас и плохие новости. Жертвы действий госорганов и отдельных должностных лиц продолжат обращаться за помощью ко мне и моим коллегам по всей стране, а правозащитники продолжат их защищать. Они, как и я, родились для этого.

«За права человека» — не только движение. «За права человека» — это идеи, это образ жизни. Люди, расставляющие словесные капканы в текстах законов, не в состоянии понять этой простой истины.

Сумею ли я дождаться новой России? Неизвестно. Но одно известно точно: правозащитники будут существовать всегда. Я не знаю, какой будет следующий шаг власти. Концентрационные лагеря? Расстрел? Пока есть люди, «За права человека» будет существовать. И эти люди не перестанут твердить: ликвидация прав человека — фашизация страны, нарушение Россией международных обязательств по защите прав человека — прямой путь к войне.

У меня есть дети и внуки. Я не хочу, чтобы они увидели Третью мировую.

У меня есть единомышленники. Я не хочу, чтобы их репрессировали.

У меня есть противники. Я никогда не устану с ними бороться, я не уйду в сторону, потому что у меня есть идея, и идея эта вечна. Моя деятельность по защите прав человека продолжается Фондом «В защиту прав заключенных» и НКО «Горячая Линия»(*). Я призываю людей обращаться к нам, не позволяя власти безнаказанно нарушать права человека.

Я прошу неравнодушных поддержать нашу деятельность, следить за нею. Чем нас больше, тем мы сильнее.

Лев Пономарев, правозащитник

(*) — власти считают организацию иностранным агентом