Скандал на выборах в Барвихе: кто прав, кто виноват?

Sobesednik.ru попытался разобраться в скандале вокруг выборов в Барвихе вместе с экспертами и кандидатами.

ЦИК отменила муниципальные выборы в поселке Барвиха Одинцовского района Московской области, которые были должны состояться 24 апреля, из-за нарушений в ходе досрочного голосования. Скандал вокруг выборов в подмосковном городе разгорелся после того, как с выборов в знак протеста снялись кандидаты от Фонда борьбы с коррупцией по причине многочисленных нарушений и фальсификаций со стороны ТИК и местных властей.

Ранее в своем блоге глава Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный написал, что в объявленном в Барвихе досрочном голосовании, в котором уже приняли участие около 30% избирателей. При этом «досрочники» в основном — мигранты и жители «резиновых» квартир, зарегистрированных в регионе несколько недель назад. Ситуация приобрела широкий общественный резонанс.

Глава ЦИК Элла Памфилова встретилась с кандидатами от ФБК, но никаких действий со стороны «Единой России» по прекращению потока «досрочников» не последовало. В связи с этим Алексей Навальный в своем блоге потребовал оставки Памфиловой. Однако известно, что глава ЦИК направляла запрос о нарушениях на выборах в Генпрокуратуру РФ.

Sobesednik.ru поговорил с экспертами о том, зачем кандидаты от ФБК заявили о снятии с выборов, а ЦИК в ответ их полностью отменил.

Георгий Албуров, кандидат на выборы от Фонда борьбы с коррупцией на выборах в Барвихе:
— Ситуация очень простая. Мы обнаружили сотни досрочников, которые все были зарегистрированы в одних и тех же домах. Один из этих домов принадлежит кандидату от «Единой России». Эти люди подвозятся на автомобилях единороссов. Мы начали поднимать шумиху. Встретились с Памфиловой. Она сказала, что что-нибудь сделает, отправила своего человека, который ничего не делал. Мы снялись, оказывали всяческое давление на Памфилову. В итоге все завершилось нашей небольшой победой. Выборы были отменены и будут, судя по всему, в сентябре. Я планирую принять в них участие, если это будут честные выборы.

Фонд борьбы с коррупцией, безусловно, одержал политическую победу. Точнее, кандидаты ФБК, которые давили, писали жалобы и распространяли информацию. Мы считаем отмену выборов своей заслугой. И местные оппозиционные кандидаты тоже понимают, что без нас их бы просто замочили и досрочка бы состоялась.

У ЦИК была дилемма. У Эллы Памфиловой есть репутация. Вопрос был в том, когда потратить эту репутацию. Ее можно было бы потратить сейчас на Барвиху, утвердив результаты предварительного голосования, закрыв глаза на нарушения. Тогда бы всем стало понятно, что будет на думских выборах. Поэтому трату этой репутации отложили на думские и президентские выборы. А пока решили поиграть в либерала, который идет на уступки. Следует понимать, что выборы отменены и из-за нашего давления, но внутренние механизмы ЦИК устроены по-другому.

То есть Памфилова пошла к [первому замглавы администрации президента РФ Вячеславу] Володину. Они посовещались, решили, что надо что-то делать. Обсудили между собой и решили отменить барвихинские выборы, чтобы не было напряжения к думским выборам. Сейчас пожертвовали барвихинскими. На Барвихе Памфилова показала, что она реагирует лучше, чем Чуров. Но как будет на думских выборах, сейчас сложно сказать.

Единственная провокация на этих выборах — это массовый подвоз и регистрация избирателей. Мы шли на победу, шли с программой. У нас были сторонники среди местных жителей. Мы — абсолютно реальные кандидаты, которых решили замочить. Другое дело, что мы оказали сопротивление. Только из-за нашей медийности ситуация закончилась так. Если бы выборы не отменили, мы бы требовали отставки Эллы Памфиловой как человека, который не сдержал свои обещания.

Андрей Бузин, председатель НКО «Голос»:
— Досрочное голосование предусмотрено законом. Другое дело, что досрочное голосование оставляет желать лучшего. Есть очень сильные и вполне обоснованные подозрения со стороны заявивших о снятии кандидатов, что это голосование проводится не добровольно. А один из принципов наших выборов — добровольность голосования.

Основание для того, чтобы утверждать, что было проведено не добровольное голосование, а с помощью подкупа или другого принуждения, очень серьезные. Количество проголосовавших неестественно. В естественных условиях могут проголосовать ну максимум 1-2%, а здесь все подходит к 50%. Поэтому основания полагать, что голосование не отражает волю избирателей, есть.

То, что кандидаты от ФБК сняли свои кандидатуры — естественная реакция людей, которые считают, что выборы не являются свободными, как это записано в Конституции. С моей точки зрения, это досрочное голосование не удовлетворяет принципам российских выборов. Мягко говоря, применены незаконные избирательные технологии.

Дмитрий Гусев, политтехнолог:
— Федеральная власть в лице Кремля или в лице партии «Единая России» настаивает на том, чтобы при проведении любой избирательной кампании, в том числе и праймериз, были соблюдены определенные нормы. Для Москвы главная задача — провести выборы честно и легитимно. Это значит, что должны быть соблюдены все процедуры, а общество должно согласиться с результатами выборов.

Есть группа лиц — некоторые местные руководители. У них вопреки установкам Москвы стоит задача провести своих кандидатов. Ситуация с Барвихой другая. С одной стороны, регистрировать новых людей разрешено по закону, но мы понимаем, что это мелкое жульничество, которое недопустимо.

Третья сторона конфликта — Навальный, Фонд борьбы с коррупцией, ПАРНАС, «Партия прогресса». Они хотят раздуть из Барвихи скандал, который может стать началом новой Болотной. Их цель — признать выборы нелегитимными. В этой ситуации федеральная власть решила разрубить этот гордиев узел очень просто. ЦИК хочет обнулить ситуацию. ЦИК понимает, что если сейчас они не вмешаются в выборы в Барвихе, то под угрозу ставятся результаты праймериз и результаты выборов в Госдуму. Это риск, на который идет ЦИК.

Вся ситуация работает на ЦИК. ЦИК в общественном мнении превращается в справедливого судью, который не боится принимать решения в сложной политической ситуации. Скандал в Барвихе ставит под угрозу выборы в Московской области. Всеобщее внимание прессы, оппозиции будет привлечено именно к Московской области. Именно с Барвихи может начаться новая Болотная.

Евгений Сучков, директор Института избирательных технологий:
— В этой истории нет правых. Можно только сожалеть о произошедшем. Решение о снятии кандидатами, как правило, принимается в экстремальных ситуациях. Возможно, и не было другого выхода. Но у меня складывается ощущение, что главной целью выступления в Барвихе для ФБК был не результат на выборах, а получение самопиара и использование выборов в качестве крупного информационного повода. Что и случилось.

Досрочное голосование — это вообще любимая игрушка подмосковных властей. Странно не то, что они на это пошли. Странно было бы, если бы они на это не пошли.

Прецедентов, когда в России юридически обязывали кандидатов остаться в избирательном списке, очень мало. По-моему, был один прецедент, когда кандидата по суду оставляли на выборах, когда он сам хотел сняться. Там была ситуация, когда если бы один кандидат снимался, то оставался бы один кандидат. А при таких условиях выборы надо было бы признать несостоявшимися.

Кандидаты ФБК использовали выборы в Барвихе как информационный повод и попытку дискредитации ЦИК. В определенной степени им это удалось. На мой взгляд, этот скандал может дать ФБК больше, чем победа нескольких кандидатов в тихой и спокойной обстановке на выборах в Барвихе. Для людей, которые хотели избраться, лучше бы конечно было избраться. А для Навального и его товарищей лучше скандал.

Олег Матвейчев, профессор ВШЭ:
— Дело не в Элле Памфиловой. Реформа ЦИК шла долгие годы. Изначально люди затачивались под то, что ЦИК превратится в независимый орган, который будет следить за законностью всех выборных процедур. Люди в ЦИК чувствуют себя независимо. Нельзя сказать, что они идут на поводу каких-то скандалов. Они получают информацию о происходящем от своих людей, а не из СМИ.

Не думаю, что можно говорить о каких-то победах ФБК над ЦИК. Это нормальный рабочий процесс. Произошли нарушения — выборы отменили. Это не значит, что теперь достаточно устроить скандал — и выборы будут отменять. Надо, чтобы под всем были факты.

Константин Калачев, руководитель «Политической экспертной группы»:
— Я думаю, что действия кандидатов от ФБК вполне продуманны. Вряд ли изначально речь шла об их депутатских мандатах в Барвихе. Речь идет скорее о формировании отношения к российским выборам. С моей точки зрения, задача команда ФБК — делигитимация выборов. Но это не отменяет фактов злоупотреблений со стороны местных властей и местного отделения «Единой России».

Я уверен, что большая часть претензий, которые команда Навального озвучила на встрече с Памфиловой, основана на фактах. В данном случае команда Навального по полной программе развела противника, используя его инерцию. По большому счету, нужен был большой скандал и повышение цитируемости. Нужно было сказать, что курс на легитимность и открытость выборов оказался словами и все, что связано с выборами в России, плохо.

Истина где-то посередине. Конечно, ситуация с организованной досрочкой выглядит безобразно. На мой взгляд, надо бороться в любой ситуации, и соратники Навального повели себя некрасиво по отношению к Памфиловой. Она еще не успела ничего сделать на новом месте, а они уже выступают с требованиями ее отставки. Хотя, на самом деле, она не должна вмешиваться в работу ТИКов. Это не ее сфера ответственности.

Иван Жданов, руководитель юридического отдела Фонда борьбы с коррупцией:
— Кандидаты абсолютно правильно сняли свои кандидатуры. С 2013 года у нас есть принцип, который мы не нарушаем — мы участвуем в выборах и не участвуем в не выборах. Выборы в Барвихе перестали быть выборами, когда число досрочно голосующих из резиновых квартир превысило 150 человек. Как минимум половина голосов уже сфальсифицирована. Это нельзя назвать выборами, поэтому рассчитывать на какие-то результаты бессмысленно.

Никаких действий Элла Александровна Памфилова не предприняла, чтобы хотя бы как-то изменить ситуацию с досрочным голосованием. Досрочники из резиновых квартир, не местные, а те, кто прописался там буквально за две недели до выборов, продолжают голосовать. Поэтому кандидаты абсолютно правильно поступили, отказавшись от участия в выборах.

Я до последнего не снимал свою кандидатуру даже в связи с нарушениями, потому что мой случай немного другой. Против меня возбуждено уголовное дело явно связанное с выборами. Вокруг меня огромное количество чернухи и давления на меня и моих родственников. Для меня сняться с выборов — пойти на поводу у администрации президента. Я не буду идти на поводу, поэтому и не снял свою кандидатуру. Но это не легитимизирует выборы вообще. Они полностью сфальсифицированы.

Цыганкова Валерия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *