Реформа, которую никто не заметит

С осени заработает новая схема судопроизводства: оспорить решения местных судов можно будет в экстерриториальных. Но по ходу реформы выяснилось: ее цель не реальное правосудие, а кадровые игры — специально для NT журналист Анна Золотарева

ПРАВО НА ОБЖАЛОВАНИЕ
С октября в России заработают новые кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции, организованные по экстерриториальному принципу. Это означает, что пересматривать вынесенные в регионе решения будет не президиум областного суда, как это делается сейчас — а совсем другой суд, который в большинстве случаев даже находится в другом регионе. Девять окружных кассационных судов общей юрисдикции станут вышестоящей инстанцией по отношению к действующим на территории подведомственного округа федеральным судам, а еще пять апелляционных судов будут пересматривать решения, вынесенные по первой инстанции областными судами.

Предполагается, что такой порядок судоустройства сделает процедуру проверки судебных решений более качественной, ведь сейчас областные суды фактически перепроверяют сами себя: сперва региональный суд рассматривает апелляционную жалобу (на решение районного или городского), а затем президиум того же суда (та же команда судей) изучает решение в качестве кассационной инстанции. И если учесть, что процент отмененных решений — один из главных критериев работы судей, то не следует удивляться ничтожно малому проценту удовлетворенных кассационных жалоб: в 2017 году, например, он составил 1% от общего количества (2227 из 212137).

Кроме того, кассация впервые станет «сплошной» — сейчас суды рассматривают такие обращения выборочно. А чаще просто не рассматривают — по статистике Судебного департамента, в кассационную инстанцию передается лишь около 2,5% поступающих жалоб.

КУДРИН — ДВИГАТЕЛЬ РЕФОРМЫ
О создании новой системы судов председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев объявил в ноябре 2016 г. Объяснял он ее так: границы новых судебных округов не будут совпадать с административно-территориальным делением, это повысит гарантии независимости и объективности в работе новых судов.

Однако впоследствии выяснилось, что главным двигателем реформы был Алексей Кудрин: возглавляемый им в тот момент ЦСР предложил свой план улучшения качества судейских кадров и укрепления независимости судей. Это ключевое условие реализации программы экономического развития страны, настаивали эксперты. «Без независимого и предсказуемого суда улучшение делового климата невозможно, — говорилось в докладе ЦСР, анализировавшем причины провала стратегий развития сначала до 2010, а затем и до 2020 года. — И речь идет не об отдельных поправках в законы, а об организационных и структурных преобразованиях, ведущих в конечном итоге к появлению полноценной и самостоятельной судебной власти.

ЦСР ПРЕДЛАГАЛ ОГРАНИЧИТЬ ПОЛНОМОЧИЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ СУДОВ, СОЗДАТЬ НЕЗАВИСИМЫЙ ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ СУДЕЙ И УПРОСТИТЬ ПРОЦЕДУРУ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ СУДЬИ ВНУТРИ СИСТЕМЫ. ДО ВСЕГО ЭТОГО ДЕЛО ТАК И НЕ ДОШЛО

Для согласования предложений была создана рабочая группа в администрации президента. Но итоговая версия реформы оказалась сложным результатом сделок и компромиссов между чиновниками, экспертами и судейским сообществом. Верховному суду удалось пролоббировать создание в рамках реформы кассационных судов, обеспечивших более жесткую вертикаль судебной власти, но вот когда дело дошло до обеспечения большей независимости судей, дело застопорилось.

ЦСР предлагал ограничить полномочия председателей судов, создать независимый центр подготовки судей и упростить процедуру перемещения судьи внутри системы. До всего этого дело так и не дошло, хотя ограничение срока полномочий председателей судов и освобождение их от административных функций даже успел анонсировать президент Владимир Путин, приехавший поздравлять Верховный суд с 95-летием.

Выполнить задуманное удалось от силы на треть, подвел итоги судебной реформы Кудрин два года спустя. Предложения по повышению автономии судей от правоохранительной системы остались невостребованными, констатировали эксперты.

А в конце прошлого года председатель Совета судей Виктор Момотов выступил в «Независимой газете» с гневной отповедью в адрес «экспертов, призывающих выстраивать российскую модель формирования судейского корпуса по образцу других стран», обвинив их в политических амбициях. Стало ясно, что принципиально уже ничего не изменится.

НОВЫЕ СТАРЫЕ КАДРЫ
В итоге процесс отбора судей в новые суды пошел по традиционной схеме, а должности председателей заняли старые и проверенные руководители из регионов. Фактически они просто получили повышение за выслугу лет, а самые заслуженные — еще и возможность поработать подольше: если предельный для обычного судьи возраст составляет 70 лет, то для председателей новых кассационных инстанций судов он увеличен до 76.

Первый кассационный суд (разместится в Саратове) возглавил Николай Подкопаев, до этого работавший председателем Волгоградского областного суда. Председателем ключевой во многих отношениях Второй кассации (будет проверять судебные акты, принятые судами Москвы и близлежащих регионов) назначен председатель Нижегородского суда, бывший прокурор Анатолий Бондар. В свое время именно под его руководством был проведен процесс отбора кандидатов в объединенный Верховный суд. Проведен так, что в процессе безнадежно отсеялась большая часть судей Высшего Арбитражного суда, который формально сливали с Верховным, но де-факто — просто ликвидировали.

Председателем третьего кассационного суда (Санкт-Петербург) стал председатель Московского областного суда с 2007 г., бывший сочинский судья Василий Волошин.

А вот с председателем четвертой кассации (Краснодар) вышла заминка: рекомендацию на эту должность получил председатель Краснодарского областного суда Дмитрий Чернов, однако президентская комиссия по кадрам его не согласовала. По неофициальным данным, председателю припомнили скандал с «золотой судьей» Еленой Хахалевой, которую он так и не смог уговорить на добровольную отставку . В итоге четвертый суд возглавил бывший глава Арбитражного суда Северо-Кавказского округа Алексей Шишкин, уже выдвинувшийся было на пост председателя Третьего апелляционного суда в Сочи.

Не придется переезжать вновь назначенному председателю седьмой кассации (расположившейся в Челябинске) Сергею Минину, который перешел на новую должность с поста председателя Челябинского областного суда.

Ну а председатели, в свою очередь, начали подтягивать старые проверенные кадры. Так, заместителем к себе Бондар берет судью того же Нижегородского областного суда Евгения Чуманова. Кроме того, на работу в Москву внезапно собрались почти два с половиной десятка нижегородских судей.

ЛЕБЕДЕВ ПРОТИВ ЕГОРОВОЙ
Московские судьи тоже хотели бы поработать в рассматривающей дела столицы и близлежащих регионов Второй кассации (тем более, ее в итоге решили не отправлять в Ивановскую область, как планировалось в начале реформы, а разрешили разместиться в Москве). Но именно московским судьям оказалось труднее всего получить в ВККС рекомендацию на эту работу — то к квартире, приобретенной в «социальную ипотеку» вопросы появятся, то проданный пять лет назад гараж припомнят.

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ МОСГОРСУДА ОЛЬГОЙ ЕГОРОВОЙ И ВЯЧЕСЛАВОМ ЛЕБЕДЕВЫМ УЖЕ МНОГО ЛЕТ НАПРЯЖЕННЫЕ. И ЕСЛИ В СТОЛИЦЕ ЕЕ СЛОВО — ЗАКОН, ТО КАССАЦИОННУЮ ИНСТАНЦИЮ ВЕРХОВНЫЙ СУД ЯВНО ОСТАВЛЯЕТ ЗА СОБОЙ

На самом деле ничего удивительного, если помнить о том, что отношения между председателем Мосгорсуда Ольгой Егоровой и Вячеславом Лебедевым уже много лет напряженные. И если в столице ее слово — закон, то кассационную инстанцию Верховный Суд явно оставляет за собой.

Отвечая на вопрос о том, с чем связана миграция нижегородских судей, его председатель Вячеслав Лебедев предпочел отшутиться: мол, кто же не хочет работать в Москве. Но подобные же случаи массовой миграции судей вслед за руководителем замечены и в других регионах. Например, 15 из 18 судей восьмой кассации перейдут туда вслед за возглавившим ее главой Кемеровского областного суда Алексеем Кирюшиным из того же областного суда.

РОКИРОВКИ ВМЕСТО РЕФОРМЫ
Высшая квалификационная коллегия судей, ведущая отбор кандидатов на судейские должности, работает сейчас в авральном режиме: для того чтобы суды заработали, они должны быть укомплектованы не менее чем наполовину — а это значит, проверку и отбор должны пройти более 300 кандидатов. Критерии отбора кандидатов в новые суды остаются прежними: более всего в служителях Фемиды ценится способность рассматривать дела в срок и не вызывая нареканий со стороны вышестоящих инстанций. Но уже понятно, что никакого обновления системы при этом не произойдет, скорее речь идет о внутренних рокировках.

КРИТЕРИИ ОТБОРА КАНДИДАТОВ В НОВЫЕ СУДЫ ОСТАЮТСЯ ПРЕЖНИМИ: БОЛЕЕ ВСЕГО В СЛУЖИТЕЛЯХ ФЕМИДЫ ЦЕНИТСЯ СПОСОБНОСТЬ РАССМАТРИВАТЬ ДЕЛА В СРОК И НЕ ВЫЗЫВАЯ НАРЕКАНИЙ СО СТОРОНЫ ВЫШЕСТОЯЩИХ ИНСТАНЦИЙ. НИКАКОГО ОБНОВЛЕНИЯ СИСТЕМЫ ПРИ ЭТОМ НЕ ПРОИЗОЙДЕТ

Больший объем преобразований судебная система, с точки зрения ее руководства, просто не смогла бы переварить, сохранив целостность и работоспособность (как ее видит ВС), констатировал координатор проекта, ректор Европейского института в Санкт-Петербурге Вадим Волков, выступая на юридическом форуме «Ведомостей».

В сложившихся условиях даже не очень понятно, зачем требовать высокообразованного судью, рассуждает Волков. Самостоятельной роли судебной инстанции в уголовном процессе не видно вообще, да и в гражданском доля бесспорных исков велика. В таких условиях вопрос об искусственном интеллекте в судах становится далеко не праздным, замечает эксперт. «На самом деле судебная реформа не является инструментом изменений в обществе, а лишь фиксирует существующий баланс сил. Изменится этот баланс — судебная реформа пойдет дальше», — констатирует эксперт.

Лучшей же эпитафией несостоявшейся реформе стало недавнее предложение председателя Совета судей ввести ответственность за «скандализацию правосудия» — то есть, фактически, за критику судебной власти. Другие способы завоевать уважение общества судебная система, похоже, исчерпала.

О том, как назначаются судьи в России и как — в Европе, читайте здесь

 Анна Золотарева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *