О национальной гордости Сергея Лаврова

30 апреля 2021
Пресс-обзор

В большом интервью Дмитрию Киселеву министр иностранных дел Сергей Лавров решил дать отлуп тем, кто, по его словам, ведет пораженческие разговоры от том, что «если бы мы не спорили с Западом, у нас сейчас был бы пармезан и многое другое, чего нам искренне не хватает, а вот по каким-то причинам закрыли закупку продовольствия на Западе… прекратили закупать продовольствие, стали заниматься импортозамещением, продукты подорожали». Министр подчеркнул, что это – «узкий, однобокий взгляд исключительно с позиции благополучия, выбор между телевизором и холодильником» (замечу, здесь он походя указал на главный источник нынешнего патриотизма. – А.Г.). По мнению главы дипломатического ведомства, «те, кто продвигают такие философские подходы… не то, что не понимают наш генетический код, они пытаются его всячески подрывать. Потому что кроме желания жить хорошо, жить сыто, быть уверенным за своих детей, друзей, родных, в нашей стране не меньшую роль во всем том, что мы делали за всю нашу тысячелетнюю историю, всегда играло чувство национальной гордости».

Согласитесь, когда министр иностранных дел призывает сограждан мириться с тяготами и лишениями во имя национальной гордости, это выглядит, мягко говоря, неорганично. Это выглядело бы естественном в устах главы военного ведомства. Дипломатия – это про что угодно, но не про затягивание поясов во имя патриотизма. Просто раньше это проходило по другому департаменту. Не помню, чтобы Андрей Андреевич Громыко что-то подобное произносил, брезговал, наверное. Очень-очень давно, в былинные времена, когда Сергей Викторович еще не возглавлял МИД, один из первых вариантов Концепции внешней политики, помнится, начинался с того, что целью этой политики является улучшение благосостояния россиян. Гнусные либералы-космополиты писали, должно быть.

При чтении подобных пассажей на ум сразу приходит высказывание, которое приписывают Салтыкову-Щедрину: «На патриотизм стали напирать. Видимо проворовались». Но в МИДе много не наворуешь. Что же должен скрыть этот острый приступ национальной гордости. Думаю, крах отечественной дипломатии. Ведь пассажу про патриотизм предшествовал многозначительный намек Киселева: «Мне приходилось слышать мнение, может быть, даже в какой-то степени, в каких-то кругах расхожее, что дипломаты плохо работают, что мы все упираемся, что наша позиция совсем не гибкая, не эластичная, вот поэтому и отношения плохие». Правду о том, что политика Путина не оставляет ни малейшего шанса дипломатии, Лавров сказать не может. Какая может быть дипломатия, когда президент США грустно соглашается с утверждением, что его российский коллега – убийца. О чем договариваться, когда американская прокуратура не просто обвиняет российскую разведку во вмешательстве в американские выборы, но и перечисляет конкретных исполнителей – с именами, званиями, номерами кабинетов. Что предлагать на переговорах, когда твоя страна рассылает по всему миру киллеров и диверсантов. К каким аргументам прибегать, когда единственным аргументом России является военная сила, а ее дипломатов высылают пачками. Одним словом, чтобы приготовить рагу из зайца, нужна как минимум кошка. И вот этой кошки у Сергея Лаврова и его подчиненных нет.

Оговорюсь, Лавров – блестящий дипломат, сотрудники МИДа – весьма креативные люди. Но у них не осталось никакого поля для маневра. Кремль желает жить по законам RealPolitik позапрошлого века. В мире такого уже не носят. Там сейчас все больше про мораль и нравственность в политике. Но Путин считает это лицемерием. В результате тем, кто разговаривает при помощи слов, а не пушек, говорить не о чем. Хитросплетений в нашей внешней политике просто не осталось, она стало прямой и простой. Как дубина. В этих условиях главе МИДа ничего не остается, как объяснять происходящее с помощью уловок и софизмов. Кризис в американо-российских отношениях – это результат попыток Вашингтона сохранить однополярный мир и приструнить встающую с колен Россию. Украина не торопится выполнять Минские соглашения в их российской интерпретации – это Зеленский потакает ультранационалистам и нацистам. Про пришедших в 2014-м на Донбасс Стрелкове и его шахтерах с комбайнерами – ни слова. Москва теперь предлагает Киеву вести с ними переговоры. Да, дипломатам, представляя точку зрения своего правительства, время от времени приходится говорить неправду. Но невозможно, чтобы внешняя политика вся состояла из лжи. А начальство вполне искренне недовольно: «А чевой-то у вас, господин Лавров, ничего без армии не получается? Чтобы Байден в Кремль позвонил, нам войска двигать пришлось. Где ваше дипломатическое искусство?» Самое время главе МИДа апеллировать к общероссийскому патриотизму. Гражданам терпеть лишения – дело привычное. Помучаются и во славу дипломатии…

Александр Гольц