О борьбе с «Открытой Россией»

Независимость и оппозиционность — вот, пожалуй, ключевые признаки «нежелательности»

Цель борьбы с «нежелательными организациями» и, в частности, с «Открытой Россией» банальна, как и всякое зло. Власть хочет надежно контролировать низовую оппозиционную активность, особенно в регионах. Она не может допустить, чтобы такая активность аккумулировалась политизированными организациями и общественными объединениями, обладающими реальной независимостью от властных структур.

Независимость и оппозиционность – вот, пожалуй, ключевые признаки «нежелательности».

Поправки от 3 июня 2015 года к печально известному «закону Димы Яковлева», получившие самостоятельное название «закона о нежелательных организациях» и вводящие ответственность вплоть до уголовной за участие в их деятельности, по сути, и есть инструмент осуществления такого контроля.
Но каков инструмент! Скроенный, можно сказать, в лучших традициях особенной части советского Уголовного кодекса. Помните пункт первый ТОЙ САМОЙ статьи ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМОЙ?

«Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и правительств Союза ССР, … , любые действия, которые наносят ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории; шпионаж на сторону врага…»

Солженицын упомянул его в Архипелаге «Гулаг»:

«При широком истолковании оказалось: отказ в лагере пойти на работу, когда ты голоден и изнеможен — есть ослабление власти. И влечет за собой – расстрел».

Первый пункт статьи 3.1 современного закона гласит, что «нежелательной признается «деятельность иностранной или международной неправительственной организации, представляющая угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства, в том числе способствующая либо препятствующая выдвижению кандидатов, списков кандидатов, избранию зарегистрированных кандидатов, выдвижению инициативы проведения референдума и проведению референдума, достижению определенного результата на выборах».

Хорошо видно, ЧТО в первую очередь упоминается как несомненная угроза основам конституционного строя в РФ: выдвижение и поддержка кандидатов, участие в выборах и референдумах.

Ответственность для граждан, сначала по статье 20.33 КоАП, а затем и по статье 284.1 УК предусмотрена за руководство либо участие в деятельности такой организации. Но не только! «Административку» можно схлопотать и за «осуществление программ и проектов для нежелательной организации», за «распространение материалов, издаваемых организацией, а также их производство и хранение с целью распространения». Отдельным законом от 25 ноября 2017 года за прокуратурой закреплено право блокировать интернет-сайты за размещение таких материалов, либо «информации, позволяющей получить к ним доступ». Именно такая судьба постигла ресурс МБХ медиа.

Две таких административки, вступивших в законную силу, открывают возможность для заведения уголовного дела, итогом которого, кроме судимости, может стать от двух до шести лет лишения свободы. Вид и размер наказания остаются на полное усмотрение суда, какая-либо зависимость от тяжести содеянного в законе не прописана!

21 января в России было заведено первое уголовное дело по статье 284.1 УК РФ. Жертвой стала участница движения «Открытая Россия» Анастасия Шевченко из Ростова-на-Дону. В тот же день в рамках этого дела прошли обыски и допросы участников движения в трёх городах: Ростове-на-Дону, Казани и Ульяновске.

Сегодня Анастасия Шевченко, мать троих детей, воспитывающая их в одиночку, находится под домашним арестом, пока идет следствие по уголовному делу. Первая «административка» ее настигла за презентацию проекта «Открытые Выборы», а вторая – за участие в дебатах в Таганроге с представителем “Единой России”. Именно в этом и выражалось противоправное участие Анастасии в деятельности «нежелательной организации». Темой дебатов, кстати говоря, был вопрос о необходимости сохранения прямых выборов мэров городов.

К административной ответственности по всей стране за прошедший 2018 год были выборочно привлечены десятки активистов «Открытой России». Любой из них может в дальнейшем попасть под уголовку.

Возникает вопрос: а за какие такие преступления «Открытая Россия» признана «нежелательной организацией»?

И здесь начинается самое интересное.

Во-первых, закон касается только иностранных и международных организаций. Но движение «Открытая Россия», в котором состояла Анастасия Шевченко, создано и действует только на территории Российской Федерации, и в его уставе прописано, что деятельность движения осуществляется в соответствии с Конституцией и законодательством РФ. «Нежелательными» признаны организации Open Russia Civic Movement (Общественное сетевое движение «Открытая Россия») и OR (Otkrytaya Rossia), зарегистрированные в Великобритании. Согласно официальному сообщению представителя Генеральной прокуратуры РФ Александра Куренного от 26.04.2017, запреты касаются только перечисленных организаций, у которых, по информации от Минюста, нет филиалов в России. Откуда, спрашивается, тогда вообще могли взяться административные и уголовные дела в отношении участников отечественной «Открытой России»?

Во-вторых, решение о внесении в список «нежелательных организаций», переводящее участников таких организаций, по сути, на нелегальное положение, принимается не судом, а Генеральной прокуратурой, которой вовсе не нужно что-либо доказывать и с кем-либо состязаться. Достаточно просто заявить, без лишней конкретики, что деятельность «Открытой России» «направлена на инспирирование протестных выступлений и дестабилизацию внутриполитической ситуации» , и в суде, который состоится над вами как членом «Открытой России», «нежелательность организации» уже будет юридическим фактом, который в рамках производства по вашему делу уже не оспорить. И как, спрашивается, тут не вспомнить о знаменитых советских «тройках»? Только здесь решение принимает или отменяет не тройка, а единственный генеральный прокурор либо его заместители.

Весь этот очевидный абсурд, попирающий не только право, но и здравый смысл, тем не менее провернулся через суды первой и второй инстанции, и сегодня мы уже имеем первое уголовное дело и меру пресечения в виде домашнего ареста, без малейшего намека на какие-либо общественно опасные деяния со стороны его фигуранта. Неужели те, кто к этому фаршу беззакония причастен, не понимают, что он, так или иначе, провернется дальше и дойдет до Конституционного суда и Европейского суда по правам человека?

Время расстрелов и троек, хочется верить, прошло навсегда. Но выбор таких запретительных и карающих инструментов для борьбы с оппонентами власти, наряду с такими делами, как дело «Сети» и «Нового Величия», основанными на пытках и провокации спецслужб, отбрасывает нас все дальше и глубже в славное советское прошлое. Во мраке которого, вместо улыбки Гагарина и пломбира по семь копеек, явственно просматриваются уродливые контуры опутывающей Россию колючей проволоки.

Тем не менее бурная реакция общественности и внимание СМИ к этой проблеме вызывает оптимизм. 24 января опубликовал свое заявление Совет по правам человека при Президенте РФ, напомнив о решении Конституционного суда по резонансному делу гражданского активиста Ильдара Дадина.

Совместными усилиями мы можем спасти «Открытую Россию», защитив не только членов этого движения, но и в первую очередь конституционное право граждан России на свободу объединений и участия в политической жизни страны.

Но для этого нам, конечно, придется побороться, к чему всех призываю. Для нашей борьбы есть все юридические и моральные основания.

P.S. Я подготовил эту статью, еще не зная о трагической гибели в больнице Алины, старшей дочери Анастасии Шевченко. Конечно, нельзя утверждать, что, если бы Анастасия не находилась под домашним арестом, события развивались бы по-другому. Но, по крайней мере, можно с уверенностью сказать, что наличие у матери возможности свободно передвигаться в такой критической ситуации очевидно могло бы благотворно влиять на течение болезни и, может быть, предотвратить эту трагедию.

Лев Пономарев

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *