Михаил Федотов: «Мы увидели кусачее гражданское общество». Глава СПЧ при президенте отчитался о поездке в провинцию

Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте опять выезжал в провинцию: на этот раз объектом внимания правозащитников стала Тверская область. Своими впечатлениями от посещения сложного и очень небогатого региона поделился с «МК» глава Совета Михаил ФЕДОТОВ.

— Ситуация с правами человека в Тверской области чем-то отличается от того, что вы видели в других регионах?

— В Тверской области особенно остро стоят экологические проблемы. Тверские леса заслуживают того, чтобы к ним относились максимально бережно. А там — незаконные рубки ценных пород под видом санитарных вырубок! Другая часть проблемы — нагрузка на окружающую среду в результате деятельности промышленных и сельхозпредприятий. В Бежецком районе, к примеру, крупный свинокомплекс собирается строить вторую очередь в 2 км от населенного пункта, и это вызывает всеобщее возмущение граждан. Еще проблема — захват береговой линии Волги и озер, а она по закону должна быть открыта для всех… Тверская область и не передовая, и не отстающая. Мы, например, были в Кимрском районе, городе Кимры, где увидели, с одной стороны, местную власть, отгородившуюся от общества частоколом инструкций, и очень активное, кусачее гражданское общество — с другой стороны. Под властью я имею в виду прежде всего городскую администрацию. Я советовал мэру (Роман Андреев. — «МК») быть максимально открытым, а не прятаться за параграфами инструкций. Вот беседовали мы с жителями одной из улиц, где решили построить АЗС. Надо в такой ситуации спросить мнение людей? Надо. А местная власть решила, что вполне достаточно официальных экспертных заключений, — и тут же возник конфликт. Специалисты говорят, что, если заправку оборудовать соответствующим образом, она может располагаться не ближе чем в 50 метрах от жилья. Эксперты сказали: там 52 м. Я бы на месте мэра рулеточку взял и вместе с жителями сам померил, потому что жильцы близлежащих домов померили, и у них вышло не 52 метра, а меньше… Где ни копни — проблемы, многие возникают из-за того, что власть смотрит на жизнь бюрократическим взглядом.

— В Кимрах политическая ситуация непростая: с осени 2014 года мэр — коммунист, Гордума, которую контролируют единороссы, к нему в жесткой оппозиции…

— Уверен: для большинства жителей любого населенного пункта совершенно все равно, члены какой партии сидят в местном совете. Если они обеспечивают хорошие дороги, благоустройство — за них будут голосовать. А в Кимрах меня просто потрясла одна сцена: когда мы после долгого разговора с представителями администрации и общественности вышли на улицу, мимо проезжал автомобиль, из окна которого высунулся водитель и с применением ненормативной лексики, скажем так, «обратил внимание мэра на необходимость ремонтировать дороги». Это нельзя организовать, как нельзя заранее подучить всех прохожих, с которыми мы разговаривали во время поездки по городу.

— Что, на ваш взгляд, могло бы помочь в таких ситуациях?

— Гражданское общество города никак не структурировано, и у него нет каналов воздействия на власть. Был городской общественный совет при старом мэре (Максим Литвинов, сейчас находится под следствием по обвинению в получении взятки. — «МК») — он фактически не работал, как мне сказали, этот совет довели до самороспуска при новом мэре и создали новый совет. Но и этот фактически не работает. Очень типичная ситуация для России: общественные советы при органах власти или общественные палаты в регионах как бы существуют, но их активность зачастую близка к нулю. Но зачем тогда они нужны? Мы всегда рекомендуем создавать активные, боевые советы.

— Нужны ли они губернаторам и мэрам?

— Я считаю, что нужны. Вот сегодня я встречался с главой одного из подмосковных районов и говорил ему, насколько важно было бы такой совет создать и мнение общественности учитывать; он со мной согласился. Правда, согласиться — не значит сделать…

Марина Озерова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *