Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой

«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию, аналогичную той, которая была совершена против Ивана Голунова.

С позиции «полицейской перспективы» выступила Юлия Латынина в статье под названием «Был шанс уничтожить заказчиков. Почему марш 12 июня — ошибка. И почему мы за нее еще дорого заплатим». Вот ее позиция: «С моей точки зрения, главное и самое важное в истории с Голуновым — это уничтожить заказчиков дела. Унизить, разорить, посадить. Еще за день до марша эта задача выглядела вполне реальной… Разорение этих людей было бы самым мощным сигналом, который возможен. Это был бы сигнал: ‘’Кремль больше не будет вас отмазывать, как он отмазывал фигурантов ‘’списка Магнитского’’. Это был бы сигнал о том, что времена поменялись, что Кремль чувствует неустойчивость и отныне не собирается покрывать тех, кому он еще недавно гарантировал безнаказанность. Разорение этих людей — и был бы самый важный итог дела Голунова. Этот итог, вполне реальный еще недавно, после разогнанного марша представляется почти недостижимым». Конец цитаты.

То есть мы все, кто пришел на акцию 12 июня, особенно, видимо, те, кого били дубинками, ломали и тащили в автозаки, — мы все записаны в подельники московской похоронной мафии и ее чекистской крыши, которые, возможно, и есть те самые заказчики. Вам стыдно, господа Илья Жегулев («Медуза»), Роман Дорофеев («Ъ»), Никита Гирин («Новая»), Александр Рыклин и Леонид Мойжес («ЕЖ»), а также Алексей Навальный и еще пара тысяч участников марша, в том числе полтысячи задержанных? Я, например, сгораю со стыда, ощущая личную вину за то, что сорвал своим участием в дурацком марше наступление прекрасного завтра (которое должно было случиться уже сегодня), в котором Кремль больше не будет покрывать своих бандитов, Путин обнимется с Навальным, сменит Медведева на Ходорковского, освободит всех политзеков, вернет Крым, уйдет из Сирии и Украины, а сам прямиком из Кремля отправится в «Лефортово».

Тем, кому покажется, что я ёрничаю и искажаю мысль Латыниной, доводя ее до абсурда, надо иметь в виду, что крышевание и отмазывание своих бандитов и воров является стержнем всего путинского режима. А значит, отказ от крышевания и отмазывания означал бы, что времена действительно поменялись, режим просто рухнул и Путину и впрямь надо срочно бежать в «Лефортово», где он, скорее всего, останется в живых.

Вероятность того, что Кремль сдаст заказчиков «дела Голунова», бесспорно существует, но на чем основана уверенность Юлии Латыниной, что эта вероятность была близка к 100 процентам до марша 12 июня и обнулилась после него? Дар предвидения или источник? Скорее, последнее. Полагаю, что в данном случае «источник» Латыниной просто использует ее для того, чтобы донести до либеральной тусовки нехитрую мысль: мы освободили «вашего парня», но это не значит, что вы победили. Будете сидеть тихо, может, и еще кого освободим. Потом. Когда-нибудь. По УДО. За хорошее поведение и сотрудничество с администрацией…

Маршу 12.06 уже есть альтернатива. Акция 16.06, которую мэрия мгновенно согласовала ее заявителям — главреду «МК» председателю Союза журналистов Москвы Павлу Гусеву и члену СПЧ Екатерине Винокуровой. Той, которая «все было хорошо, пока не пришел Навальный». Гусев накануне марша 12 июня заявил, что «с тревогой» наблюдает «за подготовкой к несанкционированному шествию», призывы на которое считает «попыткой внести раскол в гражданское общество» и почему-то «пропагандой». То, что Павел Гусев не имеет ни малейшего представления о том, что такое журналистика, было известно давно. Но то, что он не знает, что такое пропаганда — это странная и неожиданная новость. Невольно возникает вопрос: как же он столько лет служил в очист… в смысле, в «МК»?..

Акция Гусева-Винокуровой призвана похоронить ту волну протеста против беспредела власти, которую вызвало «дело Голунова». Поскольку одно дело — выступать за освобождение человека, зная, что за это же выступает условный павел гусев и условная маргарита симоньян, и совершенно иное дело — стоять с вполне конкретными Павлом Гусевым и Маргаритой Симоньян на одной трибуне, идти с ними в одной колонне или аплодировать этим людям в толпе на митинге. Даже если они говорят правильные вещи. Просто потому, что эти люди — в том числе вот эти двое конкретно — преступники, которые должны предстать перед Международным трибуналом за разжигание ненависти к Украине, Западу и российской оппозиции, призывы к агрессивной войне и оправдание оккупации Крыма и геноцида сирийского народа. И то, что они на мгновение оказались участниками хорошего дела, не является индульгенцией и не превращает их в людей, с которыми можно здороваться за руку.

Триумфальное шествие путинизма по России в значительной степени произошло из-за того, что протест против советской власти в конечном итоге оседлали тогдашние гусевы, винокуровы и симоньян, с которыми реальные лидеры тогдашнего протеста, обладающие немалым моральным авторитетом, не брезговали стоять на одной трибуне. Важно учесть эти ошибки и не пренебрегать гигиеной. Это касается и акции 16 июня.

Игорь Яковенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *