Катастрофа российской экономики: эксперты констатировали застой на дне

Впервые за 20 лет россияне переживают самое длительное по времени падение доходов

Экономическая полоса, в которую сейчас вступает РФ, пугает аналитиков все больше. Глава исследовательского центра НИУ ВШЭ Георгий Остапкович считает: ничего подобного в России не было 20 лет.

Как показали свежие данные ежеквартального опроса Росстата среди четырех тысяч руководителей торговых организаций в 82 регионах страны, в начале 2016 года более трети ритейлеров столкнулись с уменьшением объемов продаж (53% назвали низкий спрос главной проблемой бизнеса).

Всплеск сокращений персонала в «рознице» стал самым мощным с 1998 года (увольнения провела треть руководителей).

55% респондентов заявили, что были вынуждены повысить цены в I квартале, а 50% планируют повышение во II квартале. Впервые с 2009 года зарегистрирован резкий скачок инфляции в непродовольственном сегменте: с 44% опрошенных в IV квартале 2015-го до 55% сейчас.

Вместе с тем, как отметили «МК» авторы аналитического исследования на основе данных Росстата из НИУ Высшая школа экономики, можно говорить о постепенном свыкании населения и предпринимателей с кризисом. Что не умаляет его масштаба.

— Показательно, что по сравнению с кризисом 2008–2009 гг. спад экономики в 2015 году значительно меньше — 3,7% против 8%, — комментирует директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. — Однако ситуация, в которой оказалось население, гораздо хуже: если восемь лет назад доходы людей даже росли, то теперь снижение доходит до 7–10%.

Реальные доходы, представленные в основном зарплатой, а также социальными выплатами, пенсиями, стипендиями, средствами от сдачи жилья в аренду, предпринимательскими доходами, падают 17 месяцев подряд. Почти 20 лет не было ничего подобного.

Около 20 миллионов жителей РФ находятся за чертой прожиточного минимума, и каждые два-три года этот показатель повышается.

В условиях низкой платежеспособности граждан закономерно наблюдается спад торговли.

Население, по словам Остапковича, как и в 2008 году перешло на избирательно-сберегательную модель экономического поведения. Но в более жесткой форме.

Люди, которых можно отнести к низкодоходным слоям, до 50% и выше от своих доходов вынуждены тратить на еду. При этом даже представители среднего класса в Москве (с доходом около 60 тысяч рублей) оставляют в продуктовых до 45% средств против 30–35% ранее, и это не считая оплаты ЖКХ, проезда и т. д.

В такой ситуации граждане стали внимательнее относиться к выбору магазинов, условиям акций, появился избирательный подход к продовольствию — позволяют себе не все, что раньше.

После того как в канун 2015 года граждане экстренно скупали бытовую технику (рубль обвалился, а магазины еще не провели переоценку товара), теперь россияне заметно сократили приобретение товаров длительного пользования и, по возможности, откладывают остающиеся средства.

— Модель домохозяйства — это модель государства в уменьшенном варианте, — поясняет Георгий Владимирович. — Фактор неопределенности возрос, поэтому люди стараются создавать собственные резервные фонды, которые смогут в критической ситуации использовать на детей, внуков, здоровье и пр.

Надо понимать, что для большинства населения речь идет о «подушках безопасности» в 30–50 тысяч рублей. Это не те деньги, с которыми имеет смысл бежать в банк или вкладывать в валюту, чтобы что-то выиграть, поэтому их часто хранят дома. Для каких-то значимых финансовых предприятий минимальный порог составляет миллион рублей.

Что касается кредитов, в феврале-марте наблюдалось некоторое оживление в этой сфере, однако наше население и так уже закредитовано, многие не расплатились по обязательствам 2013–2014 года, кроме того, людей пугают новости о коллекторах.

По отношению к IV кварталу прошлого года индекс предпринимательской уверенности (ИПУ) даже возрос на 2 пункта. Хотя в целом настроение бизнеса лишь вышло из отрицательных значений на нулевой уровень, поскольку никаких положительных сдвигов в текущей и ожидаемой экономической обстановке коммерсанты не увидели.

Представители розничной торговли реагируют на снижение спроса сокращением персонала, очередным повышением цен, а также уходом в теневой сектор. Вновь возвращаются зарплаты в конвертах.

Как отмечают аналитики, острее ситуация в регионах и малых городах. Там ниже уровень доходов и потребления населения. При этом ниже конкуренция в секторе торговли; меньше или совсем отсутствуют торговые сети, которые могут балансировать с ценами, удерживая ценники на товары первой необходимости за счет повышения цен на кофе, вино, конфеты и т.п.

— По моим оценкам, «дно», как теперь модно говорить, мы прошли, — говорит Георгий Остапкович. — Население и бизнес привыкли к обстановке, из рецессии мы переходим в состояние равновесия, и это опасно: в кризис, при падении люди хотя бы стараются что-то предпринимать, а застой, стагнация хуже.

В 2017 году нас, может, даже ждет небольшой рост, но тучных лет в ближайшей перспективе не предвидится. Все аналитические выкладки мы регулярно направляем в правительство, наверху говорят о модернизации, но воз и ныне там.

Чтобы догнать развивающиеся страны, темпы роста экономики РФ должны быть в разы выше, а мы погружаемся в состояние «нулевого развития». Это будет сопровождаться дальнейшим расслоением в доходах населения, уже сейчас составляющего 16 раз между зарплатами бедных и богатых, не учитывая материального положения крайних представителей — олигархов и бомжей, и, соответственно, очень непростой социальной ситуацией.

Елена Николаева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *