Как Россия может защитить свою историю: завтра важнее, чем вчера

«Все упирается в нахождение правильного баланса, некой «золотой середины»

Украинский фронт. Сирийский фронт. Экономический фронт. Все ли основные фронты противостояния России с Западом я упомянул? Опираясь на итоги прошедшего в минувший четверг заседания научного совета Совета безопасности РФ, можно смело заявить: нет, не все. Фронт, которого пока нет в списке, очень просто не заметить: у него нет четких границ, его фронтовая линия проходит везде и нигде.

Но в то же самое время этот фронт является « матерью всех прочих войн». Речь идет о битве за содержание человеческих голов — сражении за интерпретацию истории.

Как Россия может защитить свою историю: завтра важнее, чем вчера фото: Геннадий Черкасов Бороться с искажениям истории будет теперь глава Совбеза Николай Патрушев.
Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России — когда в мае 2009 года по инициативе тогдашнего руководителя кремлевской администрации Сергея Нарышкина в нашей стране появилась организация с таким откровенно неудачным названием, она сразу стала мишенью для шутников. Юмористически настроенных граждан, в частности, интересовало: как почтенная комиссия будет, например, реагировать на теоретически возможные попытки фальсификации истории с целью продвижения интересов России?

Переход эстафетной палочки в борьбе за «правильную» интерпретацию истории из рук Сергея Нарышкина в руки Николая Патрушева — именно этот исключительно влиятельный политик, если кто забыл, является руководителем Совета безопасности — тоже очень легко либо осмеять, либо объявить поводом для очень серьезной тревоги. Мол, караул, граждане! Теперь главный борец за чистоту советской и российской истории официально бывший многолетний директор ФСБ. Спасайся кто может!

А вот я считаю, что российская власть — и в случае с Сергеем Нарышкиным, и в случае с Николаем Патрушевым — правильно обозначила проблему. Наше прошлое — это творец нашего настоящего. Те силы, чья интерпретация событий дней давно минувших принимается обществом в качестве основной, являются победителями не только битвы за историю. Они являются еще и победителями политических битв, «хозяевами» современного массового сознания.

Наглядный пример из свежей «Нью-Йорк Таймс». Знаете, на что многие рядовые граждане Эстонии тратят свои выходные? На добровольное участие в военных учениях с целью организации партизанской войны после вторжения российских войск в их страну. Если глядеть из России, то подобная затея кажется массовым сумасшествием. Мол, делать нам нечего, кроме как «повторно оккупировать» Эстонию! Но у 25 400 добровольных участников партизанских игр — согласитесь, для страны с населением в 1,3 миллиона человек это не так уж и мало — на этот счет принципиально иное мнение. Опираясь на свои «исторические воспоминания» о 1940 годе, они всерьез убеждены, что российский медведь только и ждет шанса вновь их скушать.

Как следует из этой информации, битву за разумную, сбалансированную и взвешенную интерпретацию истории в Эстонии Россия точно проиграла — проиграла, скорее всего, безнадежно. Впрочем, это не новость. И то, что мы аналогичным с Эстонией образом теряем Украину, — это тоже не новость. Нечто подобное можно было с уверенностью спрогнозировать еще после присоединения Крыма к РФ в 2014 году. Политическая элита страны победившего Майдана насмерть обиделась на Россию и утроила усилия по созданию совсем уж завиральной версии нашего общего прошлого.

Новостью, с моей точки зрения, является вот что. Чем более ожесточенными становятся споры об истории внутри страны, тем менее очевидным становится образ той России, который мы хотим построить в будущем. «Долгое время Россия жила тем, что строила новое будущее, — объяснил мне суть этого феномена политолог Олег Солодухин. — Сначала мы строили конституционную монархию, потом буржуазную республику, затем коммунистическое завтра, потом свободную Россию. И, кстати, именно за счет этого потенциала «строительства нового» наша страна была привлекательна и для своих граждан, и для многих зарубежных сил, течений, стран. Сегодня все более или менее привлекательные «образы России» ведут исключительно в ее прошлое. Страна, которая постоянно возвращается назад, не имеет перспектив».

Сказано жестко, но, к несчастью, очень точно. Это понимают все дальновидные люди в российской власти, включая, кстати, и самого Владимира Путина. Общаясь 22 июня этого года с участниками Общероссийского исторического собрания, Президент РФ заявил: «Мы за то, чтобы быть частью современной цивилизации и, безусловно, смотреть в будущее. Нельзя, ни одна страна, ни один народ не должен жить в прошлом и купаться в своем героизме бесконечно. Это вредно и опасно для будущего нации».

Конечно, уверенно «смотреть в будущее» можно только в случае, если ты очень хорошо знаешь и уважаешь свое прошлое. В конечном итоге все упирается в нахождение правильного баланса, некой «золотой середины». Мне кажется, что в современной России этот баланс пока не найден. Более того, в настоящий момент мы все дальше удаляемся от этой искомой «золотой середины». В советское время история имела недобрую славу самой политизированной из наук. К моему безумному сожалению, сейчас эта ситуация возвращается.

Общество пробуют на разрыв радикалы с обеих сторон. В одном «углу ринга» мы имеем деятелей вроде «профессора-историка» Андрея Зубова. Я уже как-то раз приводил цитату из его интервью радио «Свобода». Но эта цитата настолько поразительна, что я позволю себе привести ее еще раз: «А я еще в «Кофеварке» нашего института говорил друзьям, как, мол, досадно, что Гитлер проиграл войну Сталину. Потому что все равно в конце концов союзники бы нас освободили. Но тогда бы англичане и американцы установили бы у нас демократию и сменили бы людоедский сталинский режим!»

В другом «углу ринга» засели те, кто желает вернуть Россию к советскому пониманию истории — пониманию, основанному на жесткой цензуре и безжалостном «вымарывании крамолы». В нашей стране вновь стало небезопасно говорить на некоторые «скользкие» исторические темы вроде советско-германского пакта о ненападении 1939 года. И это обстоятельство вызывает у меня самую серьезную тревогу. По моему глубокому убеждению, мы не сможем защитить нашу историю с помощью бездумных охранительно-запретительных мер. Мы лишь загоним себя в угол и поставим себя в откровенно смешное положение.

В отчете газеты «Коммерсант» о заседании научного совета Совета безопасности в том числе сказано: «Эксперты СБ определили шесть основных наиболее значимых исторических событий и периодов, подверженных фальсификации и нуждающихся в защите. Это национальная политика Российской империи (спекуляции на «колониальном вопросе»), национальная политика СССР, роль СССР в победе над фашизмом, пакт Молотова—Риббентропа, СССР и политические кризисы в ГДР, Венгрии и Чехословакии и других бывших соцстранах. Особо было отмечено приближение в 2017 году столетнего юбилея Великой русской революции 1917 года, что, по мнению участников совещания, может стать поводом для попыток намеренного искажения этого исторического периода».

Даже не знаю, как все это комментировать. Слишком многое здесь свалено в одну кучу. А ведь речь здесь зачастую идет о явлениях совершенно разного порядка.

«Роль СССР в победе над фашизмом» — это величайшая историческая заслуга нашей страны в ХХ веке. Профессор Зубов может думать все что ему угодно. Но если бы не подвиг нашего народа, даже сейчас весь мир мог бы находиться под гнетом наследников Гитлера. А вот, скажем, словосочетание «национальная политика СССР» — как и многие другие пункты из приведенного «Коммерсантом» перечня — вызывает у меня менее однозначные чувства. Только один пример: частью этой «национальной политики» была передача Украине большого числа чисто русских областей и территорий в сталинские времена. Не уверен, что это событие является «достижением», которое «нуждается в защите».

Каждый раз, когда мы дискутируем о сложных и противоречивых моментах нашей истории, мы раз за разом упираемся в один и тот же вопрос: какую Россию мы хотим построить? Может быть, нам сначала надо на него ответить и потом все остальное станет ясным?

Михаил Ростовский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *