Исторический штраф

На Алтае региональная Росгвардия закрыла под замок ружье Александра I и затвор от ППШ

Бийский городской суд подтвердил законность действий сотрудников управления Росгвардии по Алтайскому краю, выписавших местному краеведческому музею штраф за неправильное хранение огнестрельного оружия. Эта история получила огласку, общественность приняла сторону музейщиков, даже прозвучало предложение скинуться на штраф в 25 тысяч рублей — его должна выплатить директор музея Светлана Бартышева, у которой находится на попечении несовершеннолетний ребенок.

Все началось в октябре прошлого года, когда алтайское управление Росгвардии нашло нарушения и выписало штраф в 50 тысяч рублей. В музее имени Виталия Бианки с решением не согласились и обратились в суд. «Мы в 2009 году провели необходимые мероприятия и собрали все документы на хранение и показ оружия. На следующий год получили лицензию, — рассказал «РГ» заведующий историческим отделом музея Анатолий Цапко. — Каждый год нас проверяли представители отдела лицензионно-разрешительной работы, который входил в структуру полиции. Все было нормально, но когда отдел передали в структуру Росгвардии, пришел тот же человек — и обнаружил нарушения».

Оказалось, что в комнатах, где выставлены экспозиции с оружием, окна надо было заделать кирпичом. А здание — памятник архитектуры, музейщики не имеют права менять его облик. К тому же на окнах установлены решетки с сигнализацией. Оружие находилось в открытых витринах, по окончании работы не сдавалось в комнату хранения, а закрытые витрины не опечатывались. Не соответствовала нормативам «укрепленность дверных проемов». И — о ужас! — на момент проверки отсутствовала необходимая документация по хранению. Так насчитали почти два десятка нарушений.

Но музейные экспонаты давно оружием не являются. Какую опасность может представлять ветхий бундель-револьвер системы «Пепер-бокс», сделанный в середине XVIII века? Или чугунная пушка того же века, защищавшая Бийскую крепость?

Теперь нужно добывать справку, удостоверяющую, что музейные экспонаты 
не являются оружием

Но после осенней проверки в музее убрали более сотни предметов вооружения XVIII-XX веков. В комнате хранения под замками очутилось даже раритетное пехотное гладкоствольное ружье образца 1808 года с надписью на стволе: «Высокомонаршею рукою император Александр I соизволил ковать сей ружейный ствол на Ижевском заводе 1824 года октября 5-го дня». Популярные у посетителей экспозиции «Бийск-крепость» и «Победители» прекратили работу.

Обращения музея в органы власти ничего не меняли. Разве что суд снизил штраф вдвое, приняв во внимание то, что директор музея Светлана Бартышева воспитывает ребенка. В повторной проверке музею было отказано.

— Я на суде сказал, что восторжествовал не государственный подход, а ведомственный. И как, скажите, быть с патриотическим воспитанием молодежи? Как музеям строить отношения с лицензионно-разрешительным отделом? — заключает Анатолий Цапко.

Штраф Бартышева, работающая в музее с апреля 1997 года, будет оплачивать из своих средств. Подавать апелляцию в краевой суд бийчане не стали, решили, что «только нервы трепать».

Теперь нужна справка, удостоверяющая, что музейные экспонаты не являются оружием. Для этого придется проходить платную экспертизу в одном из учреждений края. В управлении Алтайского края по культуре и архивному делу назвали решение по Бийскому краеведческому музею «не совсем понятным». — Наверное, есть элемент перекоса со стороны регионального управления Росгвардии, — полагает Галина Кубрина, замначальника управления, начальник отдела культурного наследия. — Если в музее железная решетка меньше или больше на пару миллиметров, это не значит, что оружие находится в свободном доступе. И у минкультуры по поводу музейного оружия одно мнение, у проверяющих — другое. Вероятно, понадобится совместное совещание с Росгвардией по поводу музейных проверок, как это было несколько лет назад с полицией — тогда мы нашли общий язык. Нормы хранения оружия меняются постоянно, и наши музеи, едва выполнив одно предписание, начинают его исправлять, получив новые требования.

В соцсетях после решения суда появилось множество рассерженных комментариев. «Не гвардейское это дело — музеи атаковать», «Может, в Барнауле еще срезать стволы у памятника с Т-34 и у пушек, стоящих перед входом в краеведческий музей?», «Искать людей, которые хранят незарегистрированное оружие, сложно. А музейная коллекция — она как на ладони. Приходи, штрафуй и отчитывайся об очередном успехе».

В региональном управлении Росгвардии, отвечая на запрос «РГ», признали, что итоги проверки музея получили «определенный общественный резонанс», но подчеркнули, что «принимаемые меры по обеспечению неприкосновенности объектов хранения оружия связаны с участившимися случаями хищения оружия, в том числе из музеев, а также его использованием в противоправных целях. В 2017 году в крае было совершено 75 преступлений с использованием огнестрельного, газового оружия и взрывчатых материалов». При этом, правда, ни разу не упоминалось, что в этих преступлениях злоумышленники использовали музейные экспонаты.

Вот и получается, что на Алтае все действуют по правилам, а по сути получают издевательство. Значит, у правил должны быть исключения.

Комментарий

Дарья Маркова, начальник отдела музейного фонда департамента культурного наследия Минкультуры России:

Проблема связана не столько с хранением и экспонированием музейного предмета, сколько с требованиями Росгвардии (ранее — сотрудниками полиции) к условиям учета, хранения и экспонирования музейного предмета, являющегося оружием. При этом сотрудниками Росгвардии не учитывается, что правовой статус музейных предметов определен федеральным законом от 26.05.1996 N 54-ФЗ «О музейном фонде РФ и музеях РФ». А сотрудники музеев не всегда могут отстоять свои права и защитить музейные предметы, объяснить, что эти предметы зачастую не являются оружием в смысле закона об оружии (и не могут быть использованы для поражения цели), не оформляют подтверждающие это документы.

В январе 2018 года вступили в силу изменения, внесенные в Закон от 13.12.1996 N 150-ФЗ «Об оружии», где указано, что приобретение, экспонирование и коллекционирование оружия и патронов к нему не подлежат лицензированию в случае приобретения, экспонирования и коллекционирования государственными и муниципальными музеями оружия, имеющего культурную ценность.

Текст: Сергей Зюзин (Барнаул)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *