Игорь Степанов продолжает бороться

Четырнадцатого марта пройден очередной этап этой борьбы

Немного предыстории. В декабре 2017 года «Российская газета» под заголовком «ФСБ расставляет акценты» опубликовала интервью с генералом Александром Бортниковым, в котором глава нашей государственной системы безопасности выступил по существу с отрицанием массовых репрессий, проводившихся в Советском Союзе в тридцатые годы, сведя их к «отдельным перегибам» на местах в борьбе за установление социалистической законности. Данная публикация не вызвала широкого общественного резонанса. Отдельным возмущённым голосам было противопоставлено мнение, согласно которому каждый человек, в том числе и директор ФСБ, имеет право на выражение своей точки зрения. Но раз высокое должностное лицо имеет право на высказывание по одной из самых болезненных тем в истории нашего государства, то таким же правом обладает и всякий другой человек, тем более если его предки непосредственно пострадали в ходе известных кровавых событий, организованных сталинско-большевистским режимом.

Сами погибшие ничего не могут сказать в своё оправдание, и кому как не их потомкам пристало выступить в защиту своих родственников и назвать подлинных виновников их гибели. Таким правом и решил воспользоваться Игорь Степанов, обратившийся в газету с просьбой опубликовать его собственный фактический материал, в котором он попытался опровергнуть отдельные высказывания генерала, особенно в части защиты им действий
ВЧК и НКВД по фабрикации и исполнении смертных приговоров. Как и следовало ожидать, в публикации было отказано. Обращение Игоря Степанова в Савёловский суд Москвы закончилось не менее предсказуемо — в иске против газеты он также получил отказ.

Следующим этапом данного противостояния стало рассмотрение апелляции на решение Савёловского райсуда в Мосгорсуде. Картина, можно сказать, повторилась. Мосгорсуд, ничтоже не сумняшеся, оставил в силе решение нижестоящей инстанции, попутно отказав истцу в вызове на судебное заседание Александра Бортникова. Сколь-нибудь серьёзной аргументации в пользу такого решения тройкой судей не было высказано. Но в суд впервые явилась представитель «Российской газеты», заявившая, что Игорь Степанов в своём исковом заявлении извращает (искажает) высказывания руководителя российской службы безопасности и даже приводит примеры того, что генерал не говорил, и потому, по её мнению, это заявление не может иметь удовлетворения. Возможно, что именно данные слова послужили для судейской коллегии подспорьем в принятии ею быстрого решения. Надо отметить, что всё заседание проходило с попутным рассмотрением каких-то совсем других дел и длилось в общей сложности с двумя перерывами не более двадцати минут. Складывается такое впечатление, что рассмотрение апелляционных судебных дел в Мосгорсуде поставлено на автоматический поток, и концу рабочего дня (а дело Игоря Степанова рассматривалось как раз одним из последних) судьи физически уже теряют работоспособность и вольно или невольно стремятся по возможности упростить судебную процедуру. Так или иначе, но суд в ускоренном режиме, в стиле скороговорения, принял вполне ожидавшееся решение.

На данном изображении может находиться: 1 человек, сидит и костюм

 Тем не менее, очередная инстанция Игорем Степановым пройдена, и он готовится идти дальше, последовательно, вплоть до ЕСПЧ, если его иск не будет удовлетворён раньше, на что питать надежды в сложившейся политической обстановке, конечно, почти не приходится.

В борьбе каждый выбирает себе сам дорогу и то вооружение, которым он в большей степени владеет. Игорь Степанов — блестящий юрист, и не всякий встречный-поперечный вправе давать ему советы на тот счёт, как ему действовать. Кто-то рассуждает по-евангельски, имея в виду, что человек, владеющий истиной, не обращается в неправедные суды. Дескать, всё равно, правды не найти. Игорь Степанов думает иначе, и в конечном итоге надеется добиться положительного результата. И как бы это громко ни звучало, он намерен во что бы то ни стало идти до конца, руководствуясь и моральным долгом перед своими родными, и осознанием личной ответственности перед страной, перед её будущим.