Европейские судьи пошли по этапу. Российским заключенным больше не нужно ничего доказывать Страсбургу

Как выяснил «Ъ», Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) стал массово коммуницировать жалобы российских заключенных на условия этапирования. Уже известно о более чем десяти случаях, причем среди них и жалоба активистки «Другой России» Таисии Осиповой, на чье дело обращал внимание еще президент Дмитрий Медведев. При этом коммуникация идет по упрощенной процедуре — то есть Страсбург рассматривает жалобы как основанные на прочно утвердившемся прецедентном праве суда. Это значит, что в ходе разбирательства речь пойдет лишь о сумме компенсаций заявителям, а не о доказательстве нарушения их прав.

Коммуницировать по процедуре WECL (well-established case law) жалобы российских осужденных ЕСПЧ начал примерно с марта этого года. Эта процедура, пояснил «Ъ» адвокат Double Bridge Law Сергей Голубок, означает, что в ЕСПЧ накопилось внушительное количество совершенно однотипных жалоб, по которым у суда есть давно устоявшаяся позиция. «Поэтому суд при коммуникации не просит у сторон меморандумы, поскольку речь идет о массе одинаковых нарушений. В результате суд превращается в механизм распределения компенсаций»,— объяснил он.

О том, что коммуникация по жалобам российских осужденных на условия этапирования стала носить массовый характер, «Ъ» рассказал юрист фонда «Общественный вердикт» Эрнест Мезак. Только по четырем его делам по упрощенной процедуре в последнее время было коммуницировано четыре жалобы. Среди них, например, активистка «Другой России» Таисия Осипова, осужденная за попытку продажи наркотиков. Ее дело приобрело широкую известность в 2011 году, когда президент Дмитрий Медведев назвал ее приговор слишком суровым. Госпожа Осипова в своей жалобе в Страсбург сообщила, что во время этапа через Тверскую область в камере вагонзака вместо положенных по нормативам 15 заключенных находилось около 30, при этом отопление практически отсутствовало. Остальные жалобы, поданные господином Мезаком, звучат практически аналогично.

Темой транспортировки осужденных Эрнест Мезак начал заниматься еще в 2011 году, когда от лица осужденного Алексея Томова из Коми подал жалобу на условия этапирования. Она мало чем отличается от всех последующих, но в рамках производства по ней ЕСПЧ начал тщательное изучение российских нормативных актов, регулирующих транспортировку осужденных. В 2014 году, когда жалоба господина Томова была коммуницирована, ЕСПЧ запросил у РФ все документы на эту тему. Вопросы конвоирования регулируются внутренним приказом Минюста и МВД 199дсп/369дсп от 24 мая 2006 года. В пункте 167 документа говорится, что при конвоировании в спецвагоне не более четырех часов допускается посадка в большие камеры до 16 и в малые до 6 человек, а в автомобиль грузоподъемностью 1,5-2 тонны — до 13 человек, 2,5-3 тонны — до 21 человека, 4 тонны — до 36 человек. Однако 25 января 2012 года Верховный суд РФ отменил норму инструкции, касающуюся перевозки в спецвагонах, при этом признав допустимой перевозку заключенных в условиях, когда на каждого приходится от 0,3 до 0,5 квадратного метра.

В общей сложности, пояснил господин Мезак, суммарно у себя и своих коллег-правозащитников он насчитал около 15 коммуницированных по процедуре WECL жалоб. При этом еще в 2014 году правозащитники и юристы, работающие с ЕСПЧ, сообщали, что в суде скопилось 40 идентичных заявлений от российских заключенных. «Это то, о чем мы знаем. Еще какие-то жалобы заключенные подают самостоятельно, поэтому речь может идти об огромном количестве идентичных дел»,— сказал господин Мезак.

В этом году активные проверки условий транспортировки заключенных и арестантов начали учреждения прокуратуры в различных российских регионах. Проверки прошли в Кабардино-Балкарии, Республике Коми, Краснодарском крае, Саратовской, Новосибирской, Смоленской и Тюменской областях.

Григорий Туманов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *