Эра карательной социологии

После того как рейтинг доверия Путину рухнул до 30%, ВЦИОМ поменял методику и добился результата в 72%. О триумфе социологии в стиле «чего изволите» — колумнист NT Иван Давыдов

Однажды, рассказывают, Дмитрий Медведев, числившийся тогда президентом РФ, посещал большой город на Волге. И на глаза ему попался человек с плакатом «Остановите карательную стоматологию!» Позже человека допрашивали в полиции, просто допрашивали, даже не пытали. Оказалось, что это известный городской сумасшедший, которому кажется, что ему насильственно вставили зуб с чипами слежения. Времена были либеральные, оттепель, наказывать жертву стоматологов не стали.
Теперь времена другие. Близится, похоже, эра карательной социологии.

ПОРОЧНАЯ МЕТОДИКА

24 мая ВЦИОМ опубликовал результаты очередного опроса о доверии политикам. И выяснилось, что рейтинг Владимира Путина упал до 31,6% — самые низкие цифры за последние 13 лет. В администрации президента занервничали, социологам эта нервозность передалась, срочно было проведено еще одно исследование, но вышло только хуже. 26 мая рейтинг доверия президенту составлял 30,5%.

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков заявил, что «много разных рейтингов есть по Владимиру Путину», и электоральный, например, показывает тенденцию к росту. А потом добавил с мудрой строгостью: «Мы ждем какого-то анализа наших специалистов, как коррелируются эти данные».

Социологи — не саперы, им простили целых две ошибки, но делать третью во ВЦИОМе не рискнули. Просто поменяли методику опроса. Прежде задавали открытый вопрос — кому из политиков вы доверяете? Глава ВЦИОМа Валерий Федоров нашел в себе мужество публично покаяться: «Говорить о том, что доверие к политику ограничивается только теми, кто его припомнил без подсказки, — конечно, большое преувеличение». И пообещал в ближайшее время опубликовать результаты исследования с прямым закрытым вопросом: «Вы доверяете или не доверяете Владимиру Путину?»

Не обманул. 31 мая вышел новый рейтинг. Владимиру Путину доверяют 72,3% россиян. «Эти данные делают неактуальными любые разговоры о падении рейтинга, снижении уровня поддержки Путина, вопрос закрыт», — ликовал Федоров.

СОЦИОЛОГИ — НЕ САПЕРЫ, ИМ ПРОСТИЛИ ЦЕЛЫХ ДВЕ ОШИБКИ, НО ДЕЛАТЬ ТРЕТЬЮ ВО ВЦИОМЕ НЕ РИСКНУЛИ. ПРОСТО ПОМЕНЯЛИ МЕТОДИКУ ОПРОСА

А Песков, забыв по доброй российской традиции о том, что же и сам говорил несколькими днями ранее, сказал, как отрезал: «Нету разных рейтингов у президента. У президента один рейтинг — он формируется по результатам того, как люди оценивают работу президента, результаты этой работы. А все остальное, методики работы социологических служб — это уже вторично».

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Страну давно приучили к установочной социологии. Это работает примерно так. Сначала, на старте очередной избирательной кампании, «источники, близкие к администрации президента» сливают в прессу цифры, которые в Кремле считают желательными для кандидатов от власти. Потом придворные социологи начинают публиковать данные опросы, и данные их чудесным образом совпадают с кремлевскими пожеланиями. Иногда, правда, для пущей достоверности цифры в опросах оказываются чуть ниже заявленных — понятно ведь, что кандидат в ходе предвыборной гонки должен продемонстрировать успехи и завоевать сердца новых сторонников (вот, например, сейчас вциомовские цифры по перспективам врио губернатора Санкт-Петербурга на выборах на пару-тройку процентов меньше, чем «ключевые показатели эффективности» из АП, данные о которых просочились в СМИ). А когда после подсчета голосов результат кремлевского кандидата идеально совпадает с поставленной целью — возмущаться не приходится: вот вам опрос, и ждать чего-то другого просто не было повода!

Социология в стиле «чего изволите» — это, конечно, шаг вперед по сравнению с установочной социологией. Рейтинги провластных кандидатов в губернаторы не нравятся? — не страшно, будем учитывать только мнение тех, кто уже сейчас говорит, что осенью пойдет на выборы, и цифры в отчетах сразу станут приятными. Рейтинг доверия президенту смущает? Виноваты, исправимся! Ручки-то, как говорят, потрясая тонкими пальцами перед носом у очередной жертвы, карточные шулера — вот они! Все в наших руках. Придумаем способ, как посчитать так, чтобы начальству потрафить.

ДАВАЙТЕ СДЕЛАЕМ ЕЩЕ ШАГ ВПЕРЕД. ДВИНЕМ ОТ СОЦИОЛОГИИ В СТИЛЕ «ЧЕГО ИЗВОЛИТЕ» К КАРАТЕЛЬНОЙ СОЦИОЛОГИИ. «ВЫ ДОВЕРЯЕТЕ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ ИЛИ ХОТИТЕ, ЧТОБЫ ВОН ТОТ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ОГРЕЛ ВАС ДУБИНКОЙ ПО ПОЧКАМ РАЗА ЭТАК ЧЕТЫРЕ?» СПОРИМ, РЕЙТИНГ ДОВЕРИЯ ПРЕЗИДЕНТУ ВЫРАСТЕТ ДО СТА ПРОЦЕНТОВ?

Тут ведь главное — не останавливаться. Отличный рейтинг доверия — 72%. Но почему не сто? Может быть, закрытый вопрос — недостаточно эффективный способ корректировки результатов? Давайте сделаем еще шаг вперед. Двинем от социологии в стиле «чего изволите» к карательной социологии. «Вы доверяете Владимиру Путину или хотите, чтобы вон тот полицейский огрел вас дубинкой по почкам раза этак четыре?» Спорим, рейтинг доверия президенту вырастет до ста процентов?

Вообще, перспективы открываются безграничные. Скандал вокруг «скверного храма» в Екатеринбурге все еще тлеет, церковь и богомольные олигархи не хотят сдаваться. Это все печалит уважаемых людей на самом высоком уровне. ВЦИОМ уже проводил опрос, уже выяснил, что большинство горожан — против строительства храма в сквере у Театра драмы. Но вдруг опять методика подкачала. Стоит только спросить — «Вы за строительство храма на территории сквера или за отключение в городе канализации?» — и все. Противников у стройки не останется, церковь сохранит авторитет, а местная власть — лицо.

Ну и так далее, так любой спорный вопрос можно разрешить, технология, наверное, понятна.

ХРАМ РЕЙТИНГА-СПАСИТЕЛЯ

Рейтинги — главный фетиш нынешней российской власти. Любые колебания рейтингов президента или правящей партии заставляют суетиться, серьезные колебания вызывают гнев и панику. Это, между прочим, свидетельствует, что власть в собственной легитимности сомневается. Вообще-то главный показатель здесь — результаты на выборах. А на выборах ведь все великолепно. У «Единой России» конституционное большинство в Думе, президент с разгромным счетом разорвал всех соперников в первом туре. Но они ведь даже лучше, чем мы, знают, как проходят выборы и как считаются голоса. Им нужны постоянные и доходчивые подтверждения того, что в стране нет серьезного недовольства их политикой, они ищут любви.

И запрещают неуважение к себе в законодательном порядке, не понимая, видимо, насколько убого и смешно при этом выглядят.

ИМ НУЖНЫ ПОСТОЯННЫЕ И ДОХОДЧИВЫЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ ТОГО, ЧТО В СТРАНЕ НЕТ СЕРЬЕЗНОГО НЕДОВОЛЬСТВА ИХ ПОЛИТИКОЙ, ОНИ ИЩУТ ЛЮБВИ. И ЗАПРЕЩАЮТ НЕУВАЖЕНИЕ К СЕБЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ

Если это все держать в уме, то страсть к рейтингам и пляски вокруг них удивления не вызывают. Однако один вопрос все-таки остается. Степень достоверности опросов, методику которых меняют на ходу, чтобы угодить высокому руководству, тоже ведь, в общем, понятна. Выглядит это смешно и жалко. Но ученые (!) спешат начальство задобрить, не задумываясь о репутации, а начальство принимает такие подарочки как должное. Страсть к рейтингам становится похожей на примитивный религиозный культ, цифры не проясняют ситуацию в стране, а оказываются чем-то вроде барьера между страной и теми, кто страной правит.

И что-то вроде постскриптума. Правда ведь, сам тот факт, что, обнаружив падение рейтинга, вопросы начальство задает не себе, а социологам, не удивляет вообще никак? Они не пытаются связать снижение доверия к президенту с политикой президента. Не допускают мысли, что где-то были допущены ошибки. Они спокойно (а может, наоборот, нервически) ждут, пока социологи придумают, как привести цифры в соответствие с их ожиданиями.

И это для современной путинской России нормально. Как-то так все и должно быть.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *