Знамя над Рейхстагом: кто установил красный флаг

1 мая 1945 года на Рейхстаг было водружено Знамя Победы

75 лет назад советские войска взяли Рейхстаг и установили на здании Знамя Победы. По одной из версий, это сделали в ночь с 30 апреля на 1 мая 1945 года разведчики Алексей Шелест, Михаил Егоров и Мелитон Кантария. Известно, что примерно в одно время было совершено несколько попыток водружения флага. Но только это знамя осталось висеть после попыток немцев сбить его артиллерийским огнем. В официальных источниках и воспоминаниях участников штурма Рейхстага водружение Знамени Победы описано по-разному. Существует несколько версий – как по времени установки флага, так и по участникам символического события.

Идея заготовить красные флаги для водружения над Рейхстагом прозвучала 9 апреля 1945 года на совещании начальников политотделов всех армий 1-го Белорусского фронта. Задачу взяли на себя представители 3-й ударной армии, сделавшие девять штурмовых флагов из красной ткани немецкого производства по образцу государственного стяга СССР. Художник Василий Бунтов наносил звезду, серп и молот при помощи трафарета и от руки. На древки распилили обычную доску. В ночь на 22 апреля штурмовые флаги раздали представителям девяти стрелковых дивизий 3-й ударной армии. В их числе было и полотнище №5, переданное 150-й стрелковой Идрицко-Берлинской ордена Кутузова дивизии под командованием генерала Василия Шатилова. Именно этому флагу было суждено стать Знаменем Победы.

Приказ водрузить флаг на Рейхстаг отдал Сталин

Бои в Берлине шли буквально за каждое здание. Где-то красноармейцам противостояли плохо обученные ополченцы из фольксштурма. Однако отдельные объекты удерживали эсэсовцы. Генерал Федор Боков из 5-й ударной армии в своих мемуарах даже окрестил их смертниками – настолько отчаянно они сражались. Так, с бойцами СС советским военным пришлось иметь дело при штурме Рейхстага. Как вспоминал Боков, с серьезными потерями и под шквальным огнем завоевывался каждый лестничный пролет.

Более суток продолжался штурм полицейского управления. Наконец, 29 апреля, к 15.00 красноармейцы полностью овладели учреждением и тюрьмой, разгромив двухтысячный гарнизон и водрузив над главным подъездом красное знамя. По мере выполнения советскими войсками поставленной командованием задачи подобные полотнища появились над главным зданием гестапо, над министерством ВВС, над бывшим посольством СССР, над Бранденбургскими воротами.

Последнее событие произошло уже 2 мая и ознаменовало успешное завершение штурма столицы Третьего рейха. Выступая перед подчиненными, генерал Владимир Зюванов (настоящее имя Эйбат Эйбатов) заявил по этому поводу:

«Последний выстрел в историческом сражении за Берлин прозвучал здесь, у Бранденбургских ворот. Память о героях штурма столицы фашистской Германии будет жить в веках. Мы с вами — счастливые люди, участники битвы и живые свидетели того, как победоносно завершилась война».

При этом особенно важное значение имело взятие Рейхстага, объявленного в СССР главным символом гитлеровской Германии. Не случайно фотография водружения Знамени Победы на здание немецкого парламента вошла в мировую историю как безоговорочный триумф советских войск над нацизмом. Именно Рейхстаг указал Иосиф Сталин в ответ на обращение командующего 1-м Белорусским фронтом Георгия Жукова о том, на какой объект в Берлине необходимо установить Знамя Победы.

Штурм здания парламента начался 30 апреля частями 171-й и 150-й стрелковых дивизий, которые вели в бой, соответственно, полковник Алексей Негода и генерал Шатилов. Первая попытка, предпринятая утром, была отражена огнем оборонявшихся. Вторую красноармейцы предприняли в 13.30 после мощной артподготовки.

30 апреля 1945 года по всесоюзному радио, вещавшему также на зарубежные страны, прошло не соответствующее действительности сообщение, что в 14 часов 25 минут над Рейхстагом водружено Знамя Победы.

Основанием для этого стали донесения командиров частей, штурмовавших Рейхстаг. В действительности к этому моменту советские войска еще не захватили здание полностью, внутрь смогли проникнуть лишь отдельные группы. Данное сообщение стало причиной того, что в течение долгого времени в литературе история водружения Знамени Победы была искажена.

Кошкарбаев и Булатов или Егоров с Кантарией?

По другой версии, водружение Знамени Победы в 14.25 все-таки состоялось. Согласно ей, лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и рядовой Григорий Булатов «по-пластунски подползли к центральной части здания и на лестнице главного входа поставили красный флаг». Это событие также отмечено в книге участника операции Ивана Клочкова «Мы штурмовали Рейхстаг», в которой сказано, что «Кошкарбаев первым прикрепил к колонне красный флажок».

Вот как разворачивалась ситуация, если верить самому лейтенанту Кошкарбаеву: «Комбат подвел меня к окну. (Это еще в «доме Гиммлера»). «Видишь, — говорит, — Рейхстаг? Подбери нужных людей, будешь водружать флаг». И передал мне темный, довольно тяжелый сверток — флаг, завернутый в черную бумагу. С группой разведчиков я выскочил из окна. Вскоре нам пришлось всем залечь. Начался сильный огонь. Возле меня остался один боец. Это был Григорий Булатов. Мы лежали с ним возле рва, заполненного водой. Мы тут пролежали до темноты. Потом началась артподготовка, и с первыми же выстрелами ее мы подбежали к Рейхстагу. Булатов поднял флаг».

В исторической литературе можно встретить и такую интерпретацию: прорвавшиеся к Рейхстагу Булатов и старший сержант Виктор Проворотов изначально установили флаг в окне второго этажа, но подошедший командир их взвода лейтенант Семен Сорокин посетовал, что там его плохо видно. Тогда Булатов перевесил флаг на сбрую скульптуры коня Вильгельма I.

Проворотов впоследствии оставил такое воспоминание: «Гриша протянул руку в окно, помахал флагом, затем мы укрепили его. В это время внизу послышались выстрелы, взрывы гранат, стук сапог. Мы приготовились к бою. Гранаты и автоматы начеку. Но схватка не состоялась. Это по нашим следам пришли Лысенко, Бреховицкий, Орешко и Почковский. С ними — лейтенант Сорокин. Он подошел к нам, пожал руки и снял флаг.

— Отсюда его плохо видно, ребята, — сказал он. — Надо пробираться на крышу.

По той же лестнице стали подниматься все выше и выше, пока не добрались к крыше. Цель достигнута. Где поставить флаг? Решили укрепить у скульптурной группы. Подсаживаем Гришу Булатова, и наш самый молодой разведчик привязал его к шее огромного коня. Посмотрели на часы. Стрелки показывали 14 часов 25 минут».

Ряд историков ставит эти данные под сомнение: якобы они могли быть созданы для подтверждения красивого мифа. Сторонники этой концепции утверждают, что после того, как весть о водружении Знамени Победы над Рейхстагом именно 30 апреля разлетелась по всей планете, уже невозможно было что-либо переиграть – поэтому вместо опровержения развили по сути дезинформацию.

Успехом увенчался только третий штурм Рейхстага. Бои в здании продолжались до позднего вечера 30 апреля. С уверенностью можно говорить о том, что примерно в одно время в разных частях здания было установлено несколько красных флагов. «То самое», вошедшее в отечественную и мировую историю водружение штурмового флага 150-й дивизии Алексеем Берестом, Мелитоном Кантарией и Михаилом Егоровым состоялось 30 апреля 1945 года в 22.40 по берлинскому времени, когда в Москве уже наступило 1 мая. Только это знамя не смогла уничтожить немецкая артиллерия в результате ночного обстрела. Вечером следующего дня оно было перенесено на купол Рейхстага.

Проблема интерпретации событий

На известном фотоснимке военкора Евгения Халдея, впрочем, запечатлены не Берест с Егоровым и Кантарией, а бойцы 8-й гвардейской армии Алексей КовалевАбдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев. Выполняя задание ТАСС, 2 мая журналист уговорил попозировать на крыше Рейхстага первых попавшихся красноармейцев. Собственно, бои в Берлине к тому моменту уже были окончены, угрозы жизни солдат, в отличие от их сослуживцев из 150-й дивизии 3-й ударной армии, со стороны противника уже не существовало.

Флаг, который на фото держит младший сержант Ковалев, Халдей принес с собой. Любопытно, что в 2007 году доживший до преклонного возраста Исмаилов утверждал в интервью, что Знамя Победы они вместе с Ковалевым и Горичевым якобы установили еще 28 апреля, убивая по пути наверх немецких солдат. На самом деле в тот день советские войска еще даже не подошли к Рейхстагу.

Ввиду своей исключительной культурной, исторической и пропагандистской значимости процесс водружения Знамени Победы на здание немецкого парламента отображен в мемуарах большого количества фронтовиков от сержантов до генералов.

Некоторые из них не могли видеть момент установки флага, или вообще не участвовали в штурме Берлина. Иногда «свидетельства» участников войны по данному вопросу противоречат одно другому. Не исключено, что в каких-то книгах воспоминаний события 30 апреля – 1 мая подверглись «идеологической корректировке». Сами авторы также шли навстречу пожеланиям партии и «вспоминали» так, как от них требовали. Цензура в СССР уделяла водружению Знамени Победы над Рейхстагом особое внимание. До середины 1960-х годов считалось, что флаг был установлен на куполе здания 30 апреля в 14.25 – эта позиция не подвергалась обсуждению. Затем, в эпоху Леонида Брежнева, момент установки знамени «перенесли» на вечер, а в наше время – примерно на 1 час ночи 1 мая.

Так, в мемуарах командира 1-го стрелкового батальона 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии Константина Самсонова, вышедших в 1955 году, сообщалось: «К двум часам дня верхние этажи рейхстага были очищены от врага. В 14 часов 25 минут Егоров и Кантария достигли купола здания и укрепили на нем знамя, бережно расправив складки. Потом обнялись и крикнули сверху: «Знамя Победы над рейхстагом установлено!»

Это был один из самых ранних рассказов о водружении флага для широкой аудитории, поэтому поздние авторы и журналисты не подвергали слова Самсонова сомнению. При этом на купол Рейхстага Знамя Победы перенесли только 2 мая.

У командующего 150-й дивизией генерала Шатилова в опубликованной в 1975 году книге «Знамя над Рейхстагом» время водружения сместилось к вечеру:

«17 часов 50 минут. Снова необычайной силы грохот потряс все вокруг. Это заговорили сто с лишним орудийных стволов дивизии и корпуса. После десятиминутной артподготовки пехота бросилась к главному входу Рейхстага. Неустроев — он к этому времени был уже на Кенигплаце около канала — повел на штурм весь уцелевший состав батальона. Тем временем Егоров и Кантария под прикрытием небольшой группы Береста начали подниматься вверх. Вот и крыша. Они прошли по ней к громадному всаднику. Под ними лежали укутанные в дымные сумерки дома. Кругом метались вспышки. По кровле постукивали осколки.

Где прикрепить флаг? Около статуи? Нет, не годится. Ведь было сказано — на купол. Ведущая на него лестница шаталась — она была перебита в нескольких местах.

Тогда бойцы полезли по редким ребрам каркаса, обнажившегося из-под разбитого стекла. Передвигаться было трудно и страшно. Карабкались медленно, друг за другом, мертвой хваткой цепляясь за железо. Наконец достигли верхней площадки. Прикрутили ремнем к металлической перекладине Знамя — и тем же путем вниз. Обратный путь был еще труднее и занял больше времени. Когда Егоров и Кантария предстали перед Неустроевым, на часах было без десяти одиннадцать вечера».

Показательно, что командир 1-го стрелкового батальона 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии Степан Неустроев, непосредственный начальник Береста, Егорова и Кантарии, в конце жизни решил восстановить историческую достоверность и изменил некоторые свои свидетельства. Кроме того, в своей книге «Путь к Рейхстагу» Неустроев приводил подробности появления на стяге наименования воинского подразделения.

«Хочется подробнее рассказать, как было доставлено Знамя Победы в Москву. 20 июня 1945 года я, Егоров, Кантария и Съянов (сержант Илья Съянов был среди тех, кто прикрывал разведчиков во время водружения флага. – «Газета.Ru») в сопровождении начальника политотдела 150-й дивизии подполковника Артюхова приехали в штаб 79-го стрелкового корпуса. Нас встретил начальник политотдела корпуса полковник Крылов. Вся группа, которой поручалось доставить Знамя Победы в Москву, была в сборе. Полковник Крылов проверил боевую характеристику Знамени Победы. Развернул Знамя и помрачнел… На нем было после боев дописано:

150 стр. ордена
Кутузова II ст.
Идрицк. див.

Крылов пристальным взглядом, в упор посмотрел на Артюхова и спросил: «Кто вам дал право писать это?» И он ткнул пальцем в цифру 150. Артюхов понял, что самовольные действия командования дивизии как-то надо уладить, и предложил Крылову не смывать и не стирать надпись, а наоборот, добавить: 79 стр. корпус, 3 ударная армия, 1 Белорусский фронт. Но места на знамени осталось мало, поэтому написали сокращенно: 79 ск, 3 уа, 1 Бф. Когда Крылов увидел на Знамени цифру 79, он остался доволен. Конфликт был улажен», — писал Неустроев.

Дмитрий Окунев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *