Здравоохранение и образование останутся на голодном пайке

Алексей Кудрин критически оценивает влияние национальных проектов на ситуацию в стране

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин раскритиковал действующий в РФ режим недофинансирования образования и здравоохранения. Расходы по этим направлениям часто растут лишь номинально, а с учетом инфляции снижаются. Россия заплатила за бюджетную стабилизацию слишком высокой ценой радикального сокращения госрасходов, заявил Кудрин на расширенной коллегии Минфина во вторник. Надежды на прорыв благодаря нацпроектам могут не оправдаться из-за их слишком скромной доли в общих бюджетных расходах.

Алексей Кудрин выразил сомнение, что запланированный уровень финансирования образования и здравоохранения в ближайшие шесть лет позволит сделать качественный рывок в этих сферах и достичь национальных целей, обозначенных в майском указе президента. «Выделены действительно немалые ресурсы. Но мы пока ждем планов достижения национальных целей, о которых сказано в основных направлениях деятельности правительства. Пока эти планы не представлены, и мы не можем до конца оценить все меры и ресурсы, которые потребуются для достижения национальных целей. Выполнение национальных проектов не всегда обеспечивает в полной мере выполнение национальных целей», – сказал он.

Он также отметил, что расходы на здравоохранение за последние несколько лет не только не росли, но даже снижались. «За предыдущие шесть лет на здравоохранение… было потрачено 17,3 трлн руб. При этом если посмотреть реальный прирост расходов на здравоохранение с 2012 года, то эта цифра составит 2,4 трлн, то есть был рост в номинальном выражении. Но с учетом инфляции за последние шесть лет в реальном выражении расходы на здравоохранение снизились на 2,5%», – отметил глава Счетной палаты.

В последнее время чиновники часто рассказывают о гигантских объемах финансирования национальных проектов. Но их доля в сопоставлении с общими федеральными расходами выглядит весьма скромной. До 2024 года федеральный бюджет потратит на нацпроекты около 13 трлн руб. А суммарный федеральный бюджет за это время будет примерно в 10 раз больше. То есть «вес» нацпроектов в работе государственной машины составляет лишь около 10%.

Схожая картина наблюдается и в сфере образования. «Только за предыдущие шесть лет расходы в реальном выражении здесь снизились», – сообщил Алексей Кудрин. «На будущие годы в номинальном выражении они, конечно, растут, но в следующие шесть лет составят всего 3% от общего объема номинальных расходов», – продолжил он, отметив, что уровень расходов на образование также не позволяет говорить о «прорыве».

Напомним, на национальный проект «Образование» в ближайшие шесть лет планируется направить 784 млрд руб., из которых 723 млрд приходится на федеральный бюджет. И этих средств явно недостаточно для того, чтобы подготовить специалистов, работающих в условиях инновационной экономики, сетует он.

В Счетной палате и ранее отмечали, что новые нацпроекты практически не приводят к увеличению финансирования ключевых сфер, а лишь перераспределяют те же самые деньги внутри уже существующих и почти неизменных (по отношению к ВВП и к бюджетным расходам) статей. «Исходя из существующей структуры федерального бюджета, мы можем говорить о незначительном росте доли финансирования приоритетных направлений развития страны в общей структуре расходов бюджетных средств. Структурного маневра явно не произошло, и это факт, – сообщал ранее «НГ» аудитор Счетной палаты Дмитрий Зайцев. – Что касается механизмов предоставления финансирования национальных проектов, предполагалось, что оно будет осуществляться дополнительно к текущим расходам федерального бюджета. Однако сейчас мы видим, что часть расходов на нацпроекты представляет собой продолжение финансирования уже начатых ранее мероприятий».

К примеру, судя по закону о федеральном бюджете на 2019–2021 годы, расходы на здравоохранение будут составлять от 0,6 до 0,8% от ВВП в год. В 2018 году, согласно сводной бюджетной росписи по состоянию на 1 сентября, расходы на здравоохранение составляли 0,6% ВВП (эти данные приводит Счетная палата). По отношению ко всем расходам бюджета траты на здравоохранение вырастут с 3,2% в 2018-м до 4,2% в 2021-м.

В свою очередь, расходы федерального бюджета на образование будут колебаться в диапазоне от 0,7 до 0,8% ВВП, или от 4,4 до 4,5% от всех затрат бюджета, в год. В 2018-м, по данным аудиторов, эти расходы были на уровне 0,7% ВВП, или 4,2% от всех бюджетных трат (см. «НГ» от 07.02.19).

Наращивать же, по мнению главы ведомства, расходы на образование, здравоохранение и инфраструктуру необходимо, в первую очередь для того, чтобы в будущем ускорить экономический рост. Исследования показывают абсолютно положительное влияние образования и здравоохранения на темпы роста ВВП, отметил Кудрин.

Подобные выводы глава СП делал и ранее. «Тех мер, что предложены в университетском образовании и науке, недостаточно, чтобы стать инновационной, продвинутой экономикой и достичь тех темпов производительности труда, которые мы хотим заложить. И вот через 10 лет, сейчас не сделав этого, мы будем кусать локти, что мы вышли, выбились из числа стран технологической мировой революции», – замечал он (см. «НГ» от 08.10.18).

Впрочем, в экспертной среде существовала и иная точка зрения. «К примеру, ранее власти увеличивали расходы на здравоохранение в рамках нацпроектов, программы модернизации региональных систем здравоохранения или целевых доплат терапевтам и педиатрам. Однако очень быстро выявились системные проблемы: денег выделяется все больше, а удовлетворенность ни у пациентов, ни у самих врачей не растет», – вспоминал профессор Высшей школы экономики Евгений Гонтмахер.

«Опыт показывает, что система все чаще работает как молох – она может перемолотить дополнительное финансирование, не увеличив при этом доступность или качество услуг. В такой ситуации простое увеличение расходов не даст желаемого эффекта», – говорил Гонтмахер (см. «НГ» от 26.12.17).

По мнению экспертов «НГ», утверждение Кудрина о недостаточной эффективности проектного финансирования правдиво. «И образование, и медицина требуют введения огромного числа инноваций, для того чтобы заявления о постепенном повышении уровня и качества жизни для граждан России не оставались голословными», – уверен первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

В то же время проектное финансирование на основе ключевых показателей выполнения тех или иных задач является достаточно эффективным подходом в достижении целей на уровне компаний, замечает доцент Российского экономического университета им. Плеханова Екатерина Новикова. «То есть развитие нацпроектов в России не является первым опытом использования данного подхода. Но, безусловно, успех такого рода проекта в большей степени зависит не от количества используемых средств или используемого подхода, а от правильно поставленных задач внутри такого проекта, а также детального их выполнения в соответствии с установленными сроками», – подчеркивает она.

Более того, экономический рост может быть достигнут не за счет большего вливания денежных средств в ту или иную отрасль экономики, а от более грамотного и точечного распределения используемого финансирования и выполнения поставленных задач, замечает Новикова. Простой рост расходов ничего не принесет, соглашается управляющий партнер компании «2К» Тамара Касьянова. «Нужно оптимизировать структуру госуправления, чтобы эти средства попадали в нужные руки и шли на нужные цели, а не пропадали и не оседали неизвестно где», – полагает эксперт. Кроме того, продолжает она, в том, что касается образования, при существующей утечке мозгов, относительно слабом развитии науки, промышленности и частного предпринимательства результаты этого улучшенного образования не факт что пойдут в экономический рост.

«Дело не в том, какое финансирование (сметное или проектное), а есть ли обратная связь: промежуточная оценка результатов, на ее основе корректировка направлений и структуры финансирования. Не менее важно и то, на каком уровне принимаются решения об использовании финансовых средств, кто за них отвечает», – отмечает директор Центра мониторинга и статистики образования РАНХиГС Марк Агранович.

Ольга Соловьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *