Затворник Ново-Огарева

Кризис имиджа Путина с начала пандемии накладывается на кризис образов двух других его коллег по треугольнику — Собянина и Мишустина (замена былого тандема Путин–Медведев), отмечает Андрей Колесников, в сумме — это политический кризис власти

Родина в опасности. Печенеги, половцы и незаслуженно забытые президентом неразумные хазары, а главное — космические пришельцы готовятся к вторжению в наши пределы. Именно поэтому президент посвящает все свое время укреплению ракетно-космической отрасли. Закрываются все возможные предприятия, но только не системы ОПК и «Роскосмоса». Встает все, кроме военно-технического сотрудничества с иностранными государствами — как же международные бандиты без нашего оружия в столь непростое время? Как же социальная база путинского режима — бюджетозависимые — без зарплат и занятости в период пандемии? Кто ж тогда голосовать будет за поправки в Конституцию и обнуление Путина?Есть и старинная русская народная забава: самим себе создавать сложности (ответственное лицо: Сечин И.И.), а потом с ними отчаянно бороться. Но нефтяные цены после договоренностей о снижении добычи не слишком охотно поднимают голову, а рублю и вовсе не подняться.

ДЕДУШКА, ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА И НАЧАЛЬНИК АХО
Президент РФ, странное звено в треугольнике «Путин–Собянин–Мишустин» ведет себя так, словно он и не автократ никакой, добрый дедушка печального образа. Берите, говорит, суверенитета, сколько хотите. Решайте сами, а мы тут с товарищами военно-космическими делами займемся,  сами понимаете, праздник большой — День космонавтики и Вербное воскресенье. Не забыть поздравить российских евреев с праздником Песах. Причем на этот раз никаких импровизаций с печенегами — все строго с заготовками: мол, еврейский народ чтит заветы и традиции предков, бережно передает их из поколения в поколение, и еще у него незыблемые духовно-нравственные ценности. Где-то я это уже читал… Ах, да, в поправках к Конституции РФ. Только там речь шла о государствообразующем русском народе-богоносце.

Собянин — лицо кризиса, его железная маска, кнут и пряник, вода и камень, лед и пламень. Этакий В.М. Молотов при И.В. Сталине, который поперед начальника все объясняет трудящимся в репродуктор: «Нас ожидают тяжелые испытания». Конечно, тяжелые: сначала битва с висящими городскими электронными сервисами, чтобы получить пропуск, потом общение с доброжелательной и вежливой московской полицией, затем — с высококвалифицированными судьями. Не менее тяжелы эти испытания для тех, кто не болеет профильным коронавирусом: в наши дни невозможно болеть другими смертоносными болезнями. Больше того, нельзя ни родить нормально, ни умереть по-человечески. Не все, скажем деликатно, оценивают собянинский менеджмент как «эффективный».

СОБЯНИН — ЛИЦО КРИЗИСА, ЕГО ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА, КНУТ И ПРЯНИК, ВОДА И КАМЕНЬ, ЛЕД И ПЛАМЕНЬ. ЭТАКИЙ В.М. МОЛОТОВ ПРИ И.В. СТАЛИНЕ, КОТОРЫЙ ПОПЕРЕД НАЧАЛЬНИКА ВСЕ ОБЪЯСНЯЕТ ТРУДЯЩИМСЯ В РЕПРОДУКТОР: «НАС ОЖИДАЮТ ТЯЖЕЛЫЕ ИСПЫТАНИЯ»

Мишустин — это АХО, административно-хозяйственный отдел. Заведует выдачей инвентаря и денежных средств. Только получить их негде. Он-то надеялся устроить цифровизацию всей страны, а приходится заниматься какой-то фигней. Например, общаться с партией «Единая Россия», которая выступила с плодотворной дебютной идеей заморозки цен, чтобы тем самым довершить разгром рыночной экономики в России. В принципе это можно рассматривать как антивирусную меру: из магазинов пропадут товары, и для граждан вообще отпадет необходимость выходить из дома.

Кризис имиджа Путина накладывается на кризис образов двух других его коллег по треугольнику (замена былого тандема Путин–Медведев). В сумме — это политический кризис власти. Не фатальный. Не предполагающий либерализации после пандемии. Но в силу демонстрации технической, сервисной неэффективности власти, которая умеет только надзирать и наказывать, контролировать и следить, но не нормально работать и спасать, Кремлю придется в постэпидемический период с новой силой закручивать гайки. Казалось бы, ну какая сейчас политическая повестка? Однако даже в это время Дума ухитряется планировать закрытие филиалов иностранных НКО. Надо будет занять глаза и уши россиян новыми старыми врагами сразу после вирусного периода.

ПИАР БУНКЕРА
Кремль неумело пытается поправить образ Путина, как стареющая старлетка поправляет макияж после тяжелых испытаний ночной светской жизни.

С самого начала апреля президент — затворник Ново-Огарева. Во всяком случае после «Коммунарки» (24 марта) и встречи в Кремле с Игорем Шуваловым 31 марта глава государства общается со своей элитой дистанционно из загородной резиденции. Загадочное исключение, совершенно немотивированное на фоне других мероприятий — встреча 6 апреля в Кремле, в режиме персонального контакта, с полпредом в Дальневосточном округе Юрием Трутневым и министром Дальнего Востока Александром Козловым. Дальше — снова дистанционные встречи.

КОНСПИРОЛОГИЧЕСКИХ СОМНЕНИЙ ДОБАВЛЯЕТ ЗАМЕЧАНИЕ ДМИТРИЯ ПЕСКОВА: «ЗДОРОВЬЕ ПРЕЗИДЕНТА ОТМЕННОЕ». СРАЗУ ПРИХОДИТ НА ПАМЯТЬ МУСКУЛИСТАЯ ФОРМУЛА ПРЕСС-СЕКРЕТАРЯ ЕЛЬЦИНА СЕРГЕЯ ЯСТРЖЕМБСКОГО, ОПИСЫВАВШАЯ СОСТОЯНИЕ БОЛЬНОГО ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА: «РУКОПОЖАТИЕ ПРЕЗИДЕНТА КРЕПКОЕ»

Что заставило Путина отказаться от видеоконференций на один (!) день? Или он что-то важное забыл в кремлевском рабочем кабинете? Любимый томик Пушкина?

Судя по всему, это результат пиар-флуктуации в мозгах великих кремлевских имиджмейкеров, которые прикопали фотографии со встречи с двумя чиновниками, чтобы потом показать, что Путин не болеет и он не на карантине. Эффект получился обратный: слишком заметным и неуклюжим оказался этот пиар-ход.

9 апреля совещание Совета безопасности проходило в смешанном режиме. Половина членов Совбеза сидела за круглым столом в загадочном бункерообразном помещении, половина, включая президента и его зама по СБ Дмитрия Медведева, маячила на большом экране. Едва ли этому стоит придавать высокий смысл — почему, например, Шойгу и Бортников остались в своих кабинетах, а Лавров и Колокольцев превратились в рыцарей круглого стола? Но выглядит это все очень странно. Ну или забавно.

Кремлевским лейб-фотографам стоило бы избегать крупных планов президента. Я не конспиролог, но глаза автократа — красные и больные. И еще конспирологических сомнений добавляет замечание пресс-атташе Дмитрия Пескова: «Здоровье президента отменное». Сразу приходит на память мускулистая формула пресс-секретаря Бориса Ельцина Сергея Ястржембского, описывавшая состояние больного главы государства: «Рукопожатие президента крепкое».

Пока все внимание общественного мнения сосредоточено на пандемии. 9 мая состоится вялая попытка мобилизации и «ралли вокруг флага», потом властям придется разбираться с неизбежными противоречиями между хорошей весенней погодой и домашним карантином с дальнейшей абсурдизацией действий полиции и штрафов, превышающих зарплаты беднеющего населения.

Лето рисуется в неясных тонах. Мир, может, и будет иным. Но только не наш кремлевско-огаревский «двор», все больше напоминающий бункер.

Андрей Колесников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *