Зачем «скрывать» имена лиц, осуществлявших политические репрессии в СССР?

На мой взгляд, «Мемориал» непреднамеренно помогает Кремлю и ФСБ «скрывать» имена лиц осуществлявших политические репрессии в СССР.

Должен признать, что судя по откликам в фейсбуке я в общественном мнении проиграл высказанную и защищаемую мной позицию председателю правления общества «Мемориал» Яну Рачинскому и администрации Кремля и ФСБ.

Речь идет о вопросе — допустимо ли и правильно ли с нравственной и политической точек зрения помещать и визуально представлять на «Стенах памяти» на полигоне в «Бутово» (где в 1937-1938 гг были расстреляны и закопаны в рвах и ямах более 20 тысяч жертв политических репрессий) и на территории спецобъекта Коммунарка (где в 1937-1938 гг были закопаны тела более 6 тысяч жертв политических репрессий ) имена всех жертв политических репрессий в алфавитном порядке и одним списком?

Я настаиваю на том, что имена людей — жертв политических репрессий, включая членов ЦК ВКПб , членов расстрельных троек , в т.ч. секретарей обкомов, а таже прокуроров, следователей, судей , исполнителей расстрелов, чьи подписи стоят на документах на основании которых были расстреляны и репрессированы миллионы и сотни тысяч людей не виновных в том, в чем их официально обвиняли (например, невиновных в шпионаже в пользу Японии, как мой дедушка из Сызрани) , и в свою очередь расстрелянных по вымышленным обвинениям ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПРЕДСТАВЛЕНЫ НА СТЕНАХ ПАМЯТИ В КОММУНАРКЕ И В БУТОВО НЕ ЕДИНЫМ, ОБЩИМ АЛФАВИТНЫМ СПИСКОМ, А ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ В ДВУХ РАЗНЫХ СПИСКАХ: а) жертв политических репрессий не причастных к их осуществлению и б) жертв политических репрессий , которые участвовали в их осуществлении. К осуществлению репрессий не были причастны , видимо, 90% расстрелянных и названных на «Стенах памяти» в Коммунарке и Бутово людей — рабочих, крестьян, служащих , военных и т.д..

Не согласен с тем и не понимаю на каком основании имена функционеров советской власти и НКВДШников , осуществлявших массовые политические репрессии, должны визуально представляться в открытом государством в сентябре 2017 года мемориальном комплексе на бывшем расстрельном полигоне в Бутово и на открытой «Мемориалом» 27 октября 2018 года на спецобъекте » Коммунарка» «Стене памяти» в одном алфавитном списке вместе с именами жертв политических репрессий не причастных к их проведению? Вопрос о том, кто из них реабилитирован, а кто нет, не имеет отношения к сути обсуждаемой проблемы. Полагаю, что составление и визуальное представление на «Стене памяти» в Коммунарке и Бутово единых списков жертв политических репрессий — недопустимое и неправильное смешение, смещение и искажение общественной памяти о политических репрессиях в СССР и лицах, которые политическим репрессиям не только были подвергнуты, но и сами их осуществляли.

Председатель правления «Мемориала» Ян Рачинский настаивает, что на открытой «Мемориалом» «Стене памяти» на спецобъекте «Коммунарка» должны быть перечислены по алфавиту все жертвы политических репрессий — 6602 человека, чьи тела здесь закопаны, поскольку по другому сейчас сделать невозможно, т.к .доступ в архивы ФСБ, чтобы получить нужные данные, закрыт и работа эта, кроме того, чрезвычайно трудоемкая. Многие мои френды его поддерживают. Я с этим не согласен.

Наверное, Рачинский и почти все мои френды читали повесть Артура Кестлера «Слепящая тьма». Думаю, читатели помнят, что герой этой книги, революционер, перед расстрелом в советской тюрьме вдруг с необыкновенной ясностью увидел и понял, что между гестаповцами, с которыми он имел дело раньше, и НКВДшниками нет никакой разницы. И те, и другие служат власти и осуществляют политический террор в интересах государственной власти.

Надеюсь, что все мои френды согласны, что такие деятели, как комиссар госбезопасности I ранга Заковский, издавший распоряжение о расстреле 1116 человек в урочище Сандармох, и руководитель НКВД Генрих Ягода и другие лица, осуществлявшие по указаниям Сталина и Политбюро МАССОВЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В СССР (я имею ввиду и тех лиц, чьи имена находятся на Стене памяти в Коммунарке и Бутово), НИЧЕМ НЕ ЛУЧШЕ ГЕСТАПОВЦЕВ. Правда, это наши «советские гестаповцы» , но разве это значит, что на «Стене памяти» имена «наших гестаповцев», расстрелянных своими же коллегами по вымышленным и лживым обвинениям (и потому тоже являющихся жертвами политрепрессий), нужно представлять в общем алфавитном списке с расстрелянными НКВД и непричастными к осуществлению репрессий лицами?

Мне кажется, что помещать и представлять имена Заковского, Ягоды и других людей того же рода на «Стене памяти» в Коммунарке в одном алфавитном списке с людьми, которые не причастны к проведению репрессий, неправильно, смещает и нивелирует общественную память, путает все общество. Зачем это нужно Рачинскому и другим членам руководства «Мемориала», я не понимаю и никогда не пойму..

То, что «Мемориал» БОИТСЯ политического скандала, если на «Стене памяти» в Коммунарке имена палачей — жертв политических репрессий будут представлены отдельным списком, председатель правления «Мемориала» Ян Рачинский отрицает. Он говорит, что, для того чтобы проверить всех расстрелянных и затем закопанных в «Коммунарке» 6602 человек на их причастность к осуществлению политических репрессий, нужен доступ к закрытым ныне архивам НКВД-ФСБ и десять лет работы. Не буду с ним спорить. Но почему же «Мемориал» тогда поместил имена тех палачей, о которых точно известно, что они были палачами, в частности, Заковского и Ягоду на «Стене памяти» в Коммунарке в общем алфавитном списке, а не в отдельном списке?

И почему «Мемориал» не скажет, что стремится и планирует в будущем представить на «Стене памяти» в Коммунарке имена жертв политических репрессий — причастных и не не причастных к их осуществлению не в общем, а в разных списках?

Полагаю, что от принятой «Мемориалом» (кто именно из сотрудников и руководителей общества «Мемориал» принимал это решение неизвестно) формы визуального представления имен жертв политических репрессий на «Стене памяти» на спецобъекте «Коммунарка» на сегодняшний день не меньше, если не больше выиграли НКВД-ФСБ и Кремль, чем российское общество.

Юрий Самодуров,
правозащитник, бывший директор Музея и общественного центра им. А. Д. Сахарова

Зачем «скрывать» имена лиц, осуществлявших политические репрессии в СССР?: 1 комментарий

  1. Кому нужна Стена Памяти?

    Безвинным жертвам? — Безвинные жертвы спят в земле.

    Их потомкам? — У потомков, если таковые сохранились, забота, как выжить в стране, находящейся под пятой потомков палачей, расправлявшихся с их предками.

    А на Стене Памяти жертвы и палачи в едином списке! Это, простите, гвозди и сметана в одной упаковке.

    Палачи, кстати, это исполнители. А где вдохновитель?

    Ему надо памятник и стену памяти, чтобы потомки не забывали, кого им благодарить и во что им обойдётся ещё один «отец народов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *