За бойкот выборов — аресты, штрафы, побои

Власть не оставила без ответа «Забастовку избирателей», прошедшую по призыву Навального 28 января. Репрессии к активистам идут по всей стране

На третью всероссийскую акцию протеста, которую Алексей Навальный и его сторонники провели 28 января в форме «Забастовки избирателей», реакция была схожей c той, что последовала за масштабными акциями в марте, июне и октябре: жесткие силовые действия и многочисленных суды. Отличие январской реакции в том, что полиция не была излишне жестокой на улицах, во время самой акции, а арестов и задержаний постфактум стало меньше. Зато чаще и на более крупные суммы стали штрафовать. Появилась и другая мрачная тенденция: участвовавших в митингах активистов стали избивать неизвестные, а один был убит.

КПЗ ДЛЯ ЗАБАСТОВЩИКОВ
В день «Забастовки избирателей», 28 января, по всей стране, по оценкам «ОВД-Инфо», на которые мы будем здесь ссылаться, были задержаны около 350 человек. Лидерами по числу задержанных стали города, где акции не были многочисленными: Волгоград — 65 человек, Уфа — 66 и Чебоксары — 72 человека. В основном всех задержанных отпускали из отделов полиции.

Спустя несколько дней начались суды. Как правило, людей обвиняли в нарушении порядка участия в митинге (наиболее легкий вариант, штрафы до 20 тыс. или обязательные работы до 40 часов), в повторном нарушении, за которое дают уже штраф 150–300 тыс. или до 30 суток ареста. В ряде случаев были и другие обвинения — неповиновение сотрудникам полиции или распространение агитационных материалов с нарушением закона.

Самые большие сроки давали в Москве. Двое сотрудников штаба Навального получили по 10 суток, еще двое — 15 и один 30 суток. По прилету в московский аэропорт были задержаны, а после арестованы пресс-секретари штаба, передававшие репортажи с акции из резервной студии для телеканала «Навальный Live», Кира Ярмыш и Руслан Шаведдинов.

В Санкт-Петербурге координатору местного штаба Денису Михайлову дали 30 суток ареста. Его задержали во время акции, но отпустили без составления протокола, а через 3 дня, спохватившись, снова арестовали и на этот раз уже судили.

Своеобразный рекорд поставил волгоградский суд, где всех задержанных совершеннолетних (40–50 человек, притом что всего задержали 65 человек) оштрафовали на 10 тыс. руб., а двоих сотрудников штаба Навального — на 20 тыс. В Кемерово 8 человек получили по 10 суток, еще двое — обязательные работы и 17 человек — штрафы, правда, небольшие — до 12 тыс. руб.

Всего около 70 человек получили штрафы до 20 тыс., трое — от 100 до 250 тыс., 16 человек — административные аресты. По числу оштрафованных это больше, чем после октябрьских акций сторонников Навального, 7 октября. А по числу арестованных — меньше.

ПРОПОРЦИИ СОБЛЮДАЮТСЯ
После октябрьских митингов по всей стране были задержаны около 300 человек. Многие из них в ожидании судов ночевали за решеткой. Тогда в числе передовиков был пермский суд, оштрафовавший 8 человек и стольким же присудивший обязательные работы. Всего около 30 человек по всей стране получили штрафы, из них лишь двое — больше 100 тыс. за повторное нарушение правил проведения митингов. 14 участникам были назначены общественные работы и 29 — различные сроки ареста.

В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ КООРДИНАТОРУ МЕСТНОГО ШТАБА ДЕНИСУ МИХАЙЛОВУ ДАЛИ 30 СУТОК АРЕСТА. ЕГО ЗАДЕРЖАЛИ ВО ВРЕМЯ АКЦИИ, НО ОТПУСТИЛИ БЕЗ СОСТАВЛЕНИЯ ПРОТОКОЛА, А ЧЕРЕЗ 3 ДНЯ, СПОХВАТИВШИСЬ, СНОВА АРЕСТОВАЛИ И НА ЭТОТ РАЗ УЖЕ СУДИЛИ

Причем 17 из них осудили в Петербурге. Одного из активистов, Рафаэля Гайнутдинова, отсидевшего трое суток, на выходе из СИЗО сразу же задержала полиция и отвезла на новый суд, где ему дали еще 11 суток за эту же акцию. Другому активисту суммарно дали по двум статьям 32 дня ареста, хотя КоАП ограничивает максимальный срок 30-ю.

В любом случае масштабы репрессий после 28 января и 7 октября оказались меньше, чем после акций в марте и июне. Впрочем, и число участников этих митингов существенно сократилось, так что пропорции сохранились. Так, например, в марте, когда на улицы российских городов выходили десятки тысяч человек, были задержаны около 1,5 тыс. протестующих, из них тысяча — в Москве. Столичные суды рассмотрели более 700 административных дел.

Тогда же возбудили и несколько уголовных дел против протестующих (посягательство на жизнь сотрудника полиции, хулиганство, экстремизм и т.д.). В итоге по «делу 26 марта» проходили 7 человек, получивших реальные сроки. Вся их вина состояла в том, что они либо случайно толкнули полицейских, либо пытались спасти тех людей, которых хватали стражи порядка.

ПРЕДВЫБОРНАЯ ГУМАННОСТЬ

Более мягкие действия властей в отношении нынешних участников акций протеста, очевидно, связаны с президентской кампанией и некоторым смягчением политики и риторики на фоне подготовки к голосованию. Перед выборами власть становится гуманнее. Но не настолько, чтобы совсем прощать граждан, которые ей недовольны.

Но теперь репрессии к протестующим приняли иную форму. Вместо официальных полицейских в форме активистов начали избивать некие люди в штатском. Так, в Петербурге во время «Забастовки избирателей» неизвестными был серьезно избит правозащитник Динар Идрисов. А за два дня до акции в подъезде собственного дома обнаружен убитым постоянный участник оппозиционных митингов Константин Синицын. По официальной версии — его до смерти избили в ходе бытового конфликта, и уже даже задержан подозреваемый в этом преступлении.

Антон Мухин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *