«Я не правлю, я просто работаю»: 12 пресс-конференций Владимира Путина

14 декабря Владимир Путин проведет 13-ю пресс-конференцию. Ежегодные встречи с российскими и иностранными журналистами президент проводит с 2001 года, со времен своего первого срока. Как проходили предыдущие — в обзоре РБК


Об обновлении губернаторского корпуса: «Доверяем ли мы местным кадрам или нет? Конечно, доверяем. В абсолютном большинстве регионов руководят выходцы из них, но есть случаи, когда элиты нужно обновлять. И это, кстати, востребовано гражданами региона».

О собственности госслужащих: «В отношении строительства нашими представителями бизнеса, в том числе предприятий с госучастием, строительства вызывающих по внешнему виду объектов недвижимости я согласен с вами: поскромнее надо быть, вы правы. Я много раз об этом говорил и надеюсь, что они услышат. Это касается и премий, и доходов. Даже если это в рамках закона возможно, нужно понимать, в какой стране мы живем, и не раздражать людей».

Об убийстве Бориса Немцова: «Следствие должно установить, как бы долго оно ни продолжалось. Это преступление должно быть расследовано, и участники должны быть наказаны, кто бы это ни был. Никто никого прикрывать не собирается. Но нужно дождаться объективных данных следствия».

О дочерях
: «Я никогда не обсуждаю вопросов, связанных с моей семьей. Они (дочери. — РБК) не занимаются бизнесом и не занимаются политикой. Они никуда не лезут».

Про экономическую ситуацию
: «[Происходящее с нашей экономикой] это не расплата за Крым. Это расплата, это плата, вернее, за наше естественное желание самосохраниться как нация, как цивилизация, как государство».

Про выборы-2018: «Решение о президентских выборах 2018 года принимать рано кому бы то ни было. Надо настойчиво работать в интересах граждан Российской Федерации. А по результатам и по настроениям в обществе можно будет сделать вывод о том, кому идти на выборы в 2018 году».

Pussy Riot: «Мне их жалко не за то, что они оказались в местах лишения свободы, хотя ничего хорошего в этом нет. Мне жалко было, что они дошли до такого состояния, что начали такой эпатаж, на мой взгляд унижающий достоинство женщин. Для того чтобы выделиться и как‑то пропиарить себя, они перешли всякие границы».

Помилование Михаила Ходорковского: «В соответствии с законом Михаил Борисович [Ходорковский] должен был написать соответствующую бумагу — ходатайство о помиловании. Он этого не делал, но совсем недавно он написал такую бумагу и обратился ко мне с прошением о помиловании. Он провел в местах лишения свободы больше десяти лет, это серьезное наказание. Он ссылается на обстоятельства гуманитарного характера: у него больна мать. Я считаю, что, имея в виду все эти обстоятельства, можно принять соответствующее решение, и в ближайшее время будет подписан указ о его помиловании».

Про «закон Димы Яковлева»: «Насколько я знаю опросы общественного мнения, подавляющее число граждан Российской Федерации вообще негативно относится к тому, что иностранцы усыновляют наших детей. Нам нужно самим этим заниматься. Нам нужно самим стимулировать передачу в семьи наших детей, оставшихся без попечения родителей, либо сирот.

О демократии: «Если бы я считал, что тоталитарная или авторитарная система является для нас наиболее предпочтительной, то я бы просто изменил Конституцию, как вы понимаете. Это было легко сделать. <…> Демократия — это прежде всего исполнение законов. У нас почему‑то складывается впечатление, что демократия — это троцкизм, это анархия».

О будущем президенте России: «Я хочу, чтобы будущие руководители страны были еще более успешными, еще более удачливыми, потому что я люблю Россию».

О третьем сроке и зависимости от власти: «У меня не было соблазна остаться на третий срок никогда. С первого дня работы в качестве президента Российской Федерации я для себя сразу решил, что не буду нарушать действующую Конституцию. <…> Вы знаете, люди склонны западать на разные вещи. Кто‑то попадает в зависимость от табака, кто‑то, прости господи, от наркотиков, кто‑то становится зависимым от денег. Говорят, что самая большая зависимость — от власти. Я этого никогда не чувствовал».

О российско-американских отношениях: «Что же касается того, как будут строиться отношения между Соединенными Штатами и Россией, то здесь у меня больших сомнений нет. Что бы ни говорилось в ходе предвыборных кампаний, фундаментальные интересы России и Соединенных Штатов неизбежно будут подталкивать руководство обеих стран к развитию позитивного диалога, как минимум партнерского».

О работе: «Я не правлю, я просто работаю».

О борьбе с коррупцией: «Что касается коррупции, то здесь много способов [борьбы]. <…> Один из них, конечно, это развитие средств массовой информации. И мы знаем, что власти часто поругивают за то, что они ограничивают свободу средств массовой информации. Общество поругивает сами средства массовой информации за то, что они по содержанию и по стилю своей работы часто не отвечают чаяниям населения. И нас правильно критикуют, и вас правильно. Но другого наиболее эффективного способа борьбы с коррупцией кроме развития гражданского общества и свободы средств массовой информации все‑таки нет».

О недоброжелателях: «Что касается недоброжелателей, которые говорят о том, что России не место в [большой] «Восьмерке», я знаю, что такие записные недоброжелатели нашей страны есть. Они все еще остались в прошлом веке, все это специалисты в области советологии».

О борьбе с инфляцией: «Любое решение в сфере экономики влечет определенные последствия. Резкое снижение того или иного налога <…> сопровождается увеличением денежной массы в экономике. Одна из наших главных задач сегодня — борьба с инфляцией, понижение ее до однозначного числа».


О Сочи и Олимпиаде: «Мы будем поддерживать заявку Сочи в качестве кандидата на проведение зимних Олимпийских игр. Мы в любом случае это будем делать — вне зависимости от результата, потому что стране нужен современный, развитый инфраструктурно, удобный для граждан нашей страны центр отдыха. Сочи — идеальное место: там мягкий климат, море близко, в горах в некоторых местах круглогодично лежит снег. Я сам катался там на лыжах два года назад, но, правда, технически это достаточно сложно, нам с вертолета пришлось высаживаться, но снег лежит даже летом, поэтому мы будем развивать Сочи в любом случае».

О первых итогах работы
: «Человек не может быть никогда удовлетворен достигнутыми результатами, если он в здравом уме и твердой памяти находится. Всегда хочется большего. Вместе с тем то, что сделано за предыдущее время, считаю вполне удовлетворительным результатом. Мы укрепили Федерацию, мы возвратили Чеченскую Республику в конституционное поле России, причем правовыми средствами, демократическими средствами прежде всего. Мы сделали серьезные шаги по укреплению экономики. Мы фактически расплатились с внешними долгами. Мы значительным образом — на миллионы — снизили количество наших граждан, живущих за чертой бедности, значительным образом понизили безработицу. Мы нарастили (невероятно нарастили) наши золотовалютные резервы. Но, конечно, еще очень много проблем. И надеюсь на то, что мы будем, двигаясь дальше таким же образом, так же эффективно подходить к их решению. Но для этого, конечно, нужно работать».

О выборах президента 2004 года:
«Я лично, если приму решение об участии в выборах в следующем году и если буду избран, на этом настаивать не буду. Более того, я считаю, что в наших конкретных условиях этого делать не нужно, потому что это связано с необходимостью изменения Конституции, а сам процесс начала изменения Конституции — это уже какой‑то элемент дестабилизации».

О современных руководителях: «Людей, которые руководят, много, а современных руководителей мало. Это одна из проблем современной России».

О главных задачах: «Я думаю, что самая главная наша задача — в том, чтобы выводить из нищеты. Самое главное — в том, чтобы люди чувствовали себя в безопасности, чтобы престиж России на международной арене укреплялся. Мы последовательно, не так быстро, может быть, как хотелось бы, но действуем в этом направлении».

Об отношениях с ЕС: «Мы — за развитие взаимоотношений с Евросоюзом. Мы приветствуем, кстати говоря, расширение Евросоюза, потому что Евросоюз в целом — это наш основной торгово-экономический партнер. Мы сами — часть Европы».

О том, кто такой Путин: «Первая часть вашего вопроса — кто такой господин Путин? Все‑таки я бы попросил вас избавить меня от ответа на этот вопрос. Мне бы не хотелось давать самому себе характеристики и тем более приклеивать, как вы просили, какие‑то ярлыки. Я думаю, вы и ваши коллеги сделаете это блестяще без моего участия. У людей талантливых, какими вы все являетесь, это очень хорошо получается».

О захоронении Ленина: «Я против [захоронения Ленина], и скажу почему. У нас страна жила в условиях монопольной власти КПСС 70 лет. Это время жизни целого поколения. Многие люди связывают с именем Ленина свою собственную жизнь. Для них захоронение Ленина <…> будет означать, что они поклонялись ложным ценностям, что ставили перед собой ложные задачи и что их жизнь прожита зря. Таких людей у нас много».

Авторы: Анна Ким, Юлия Сапронова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *