Выгорание оппозиции: подлинное и мнимое

У активных граждан, не желающих сотрудничать с режимом, по-прежнему есть много способов применить свои силы. Главное – не терять время на разборки с «перебежчиками»: с ними и без нас разберутся

НА ДРУГУЮ СТОРОНУ

В Петербурге недорого нанятые мелкие негодяи пикетировали штаб Алексея Навального. Обвиняли политика в том, что он «защищает извращенцев», испортили стены здания надписями «штаб педофилов». Действительно, есть какая-то мутная история с двумя активистами оппозиционного движения «Весна», которых обвиняют в растлении несовершеннолетней. При чем здесь Навальный и как именно он защищает извращенцев, участники пикета, естественно, согласованного, объяснить бы не смогли, да это и не важно. История совершенно обычная, и смысл ее разве что в том, что врио губернатора Петербурга Александр Беглов, похоже, всерьез боится столкновения с проектом «Умное голосование». История не стоила бы вовсе внимания, но среди пикетчиков опознали бывшего оппозиционера Дмитрия Мякшина.

12 июня 2017 года во время организованной Навальным протестной акции Мякшин, неудачно свалившийся на омоновца, выбил полицейскому зуб. Был задержан, судим, получил условный срок. Еще на суде заявил, что в оппозиции разочаровался и намерен вступить в «Молодую гвардию «Единой России». Теперь вот отрабатывает доверие, видимо, и работу ему подбирают максимально грязную.

Такое случается время от времени. То плодовитый публицист, которого по странной традиции принято считать оппозиционным, начнет внезапно мелькать в одном из самых одиозных пропагандистских ТВ-шоу.

То вдруг девушка, когда-то чем-то занимавшаяся в структурах Михаила Ходорковского, оказывается в штате канала Russia Today. Ну, и так далее.

И каждый раз на просторах Facebook, давно заменившего либеральной интеллигенции газеты, журналы, книги и даже кухни, самоорганизуется что-то вроде парткома, чтобы осудить и бичевать. Не забывая подчеркнуть, конечно, собственную безупречность. И точно так же каждый раз фоном начинаются разговоры о «выгорании оппозиции», о бесперспективности противостояния с режимом, о том, что только с тонущего корабля бегут крысы.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Обсуждать, выгорает «оппозиция» или нет, – довольно пустое дело. Относящие себя к оппозиции люди привыкли на нынешних хозяев страны поглядывать свысока, считая их какими-то вороватыми дураками. Не то чтобы у такого отношения совсем не было оснований, но кое-что нынешние хозяева все-таки смогли сделать. Внутри страны они выстроили вполне эффективную политическую систему, цель которой – самозащита и самовоспроизводство. Они уничтожили политику и тем держатся. Слава, конечно, героям с осознанием собственной миссии, но политика – это не только герои. Политика – это такая работа, способ делать карьеру, обустраивать собственную жизнь. Оппозиционная – в том числе. В России никаких таких возможностей у оппозиционеров нет. Возможность получить штраф за репост или сесть за участие в мирной акции – так себе вариант карьеры.

Система работает эффективно. Она вытеснила оппозиционно настроенных граждан из легального поля. В стране нет ни одной оппозиционной партии. Парламентские в расчет не берем – это давно уже постановочная, декоративная оппозиция, лишенные внутреннего смысла филиалы «Единой России», чьи стареющие лидеры всерьез озабочены только сохранением статус кво. Сделаем эту оговорку, чтобы больше к ним не возвращаться.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНО ОФОРМЛЕН ВПОЛНЕ ДЕЙСТВЕННЫЙ РЕПРЕССИВНЫЙ АППАРАТ, ПОЗВОЛЯЮЩИЙ НАНОСИТЬ ПРИЦЕЛЬНЫЕ ТОЧЕЧНЫЕ УДАРЫ ПО ЛЮБЫМ НЕДОВОЛЬНЫМ. РАЗНЫЕ ВЕДОМСТВА ВНУТРИ СИСТЕМЫ – В ВЕЧНОМ КОНФЛИКТЕ, БЬЮТСЯ ЗА БЮДЖЕТЫ, ТЯНУТ ОДЕЯЛО НА СЕБЯ. НО В ДЕЛЕ БОРЬБЫ С ИНАКОМЫСЛИЕМ ОНИ ЕДИНЫ

Трудно представить себе оппозиционного политика, пробившегося на любые выборы уровнем выше муниципальных. Да, что-то такое изредка случалось, но не на выборах ли мэра Москвы в 2013-м – в последний раз? Шесть лет прошло, между прочим.

Разработан, законодательно оформлен вполне действенный репрессивный аппарат, позволяющий наносить прицельные точечные удары по любым недовольным. Разные ведомства внутри системы – в вечном конфликте, бьются за бюджеты, тянут одеяло на себя. Но в деле борьбы с инакомыслием они едины. Даже вон и генштаб решилподключиться, выдумав «американскую стратегию троянского коня», и намекнув, что «пятая колонна» – оружие в руках врага.

Те же, кто несмотря на все описанные выше трудности пытается реанимировать политику, часто на споры между собой тратят больше времени, чем на противостояние режиму. Непросто вспомнить, когда оппозиционным политикам хоть о чем-то удалось между собой договориться. И еще труднее вспомнить, кто из них хоть что-то содержательное сказал о «прекрасной России будущего». Не о текущих бедах, а о цели противостояния.

Пожалуй – опять Навальный, в предвыборной программе на президентских выборах, на которые его, разумеется, не пустили. Зато нетрудно вспомнить, с какой кровожадной радостью программу эту, в которой, естественно, и слабые, и недодуманные места попадались тоже, буквально рвали на части не оппоненты, а условные «свои».

В мире фикций и декораций, в которую последовательно превращали внутреннюю политику кремлевские архитекторы, политическая оппозиция тоже понемногу начала превращаться в фикцию. Скажем себе честно – мы в плохой ситуации. И сама эта ситуация превращает политику в личное дело, заставляет каждого делать личный выбор. Отвечать на вопрос, давно уже переставший быть праздными: готов ли я, вот лично я рисковать всем вплоть до свободы ради политических целей? Готов ли я по завету Аристотеля остаться политическим животным, или мне и просто животным быть вполне комфортно?

НЕУНИВЕРСАЛЬНЫЙ РЕЦЕПТ

Глупо звать всех в герои, да и сам я не герой вовсе. Но как-то все-таки нечестно рассуждать о «выгорании», глядя, например, на молодых людей, идущих работать в региональные штабы Навального, отлично понимая, что за это бывает. Они не выгорели.

Студенты, собравшиеся в минувшую субботу поддержать аспиранта мехмата МГУ Азата Мифтахова, которого пытают в полиции, – не выгорели. Они ведь не особо сомневались в том, что их задержат, и что дальше – лотерея: может быть, просто отпустят, а может быть, заведут уголовное дело и пустят в ход электрошокер. В этот раз выпустили, обошлось.

Журналисты, которые под непрекращающиеся разговоры о «смерти профессии» тянут на свет истории из жизни чиновного ворья, прекрасно зная при этом, с кем имеют дело, зная, что ставки высоки – могут ведь попросту убить, – не выгорели. Они здесь есть, и спасибо им за это.

ВО-ПЕРВЫХ, НЕ НАДО СОТРУДНИЧАТЬ С РЕЖИМОМ. НЕ НАДО БРАТЬ У НИХ ДЕНЕГ, ДАЖЕ НА САМЫЕ БЛАГИЕ ДЕЛА. ПРОСТО НЕ НАДО, И ВСЕ. ВО-ВТОРЫХ, НЕ НАДО ВЕСТИСЬ НА РАЗГОВОРЫ О ВОЗМОЖНОСТИ «ПОМЕНЯТЬ ВЛАСТЬ ИЗНУТРИ». НЕТ ТАКОЙ ВОЗМОЖНОСТИ

Но что делать остальным? Нам, обычным, не готовым записаться в герои? У меня есть ответ – мой, совсем не универсальный (не зря ведь выше сказано, что политика теперь – дело личное). Я просто им поделюсь.

Во-первых, не надо сотрудничать с режимом. Не надо брать у них денег, даже на самые благие дела. Просто не надо, и все. Во-вторых, не надо вестись на разговоры о возможности «поменять власть изнутри». Нет такой возможности. Разговоры эти звучат уже лет двадцать, и все, кто пытался менять власть изнутри, или сильно обожглись, или оскотинились. Эта власть меняться неспособна. В-третьих, вспомним, даже президент регулярно рассуждает о «сбережении людей» как о главной задаче. Вот и нам бы его послушать и стать подобрее к единомышленникам. Беречь своих, отложить склоки на потом, не увлекаться дележом портфелей в теневых правительствах прекрасной России будущего. Мы ведь пока в обычной России настоящего, и здесь есть неприятели посерьезнее.

В-четвертых, поменьше бояться. Делать то, что пока еще можно делать. Думать, говорить, запоминать. Пользоваться оставшимися еще легальными возможностями для противостояния. Выходить на акции протеста, не забывать проголосовать за оппозиционного кандидата на выборах, если таковой вдруг на выборы пробьется. Кстати, помянутый выше проект «Умное голосование» (то есть поддержка «второго» кандидата в противовес ставленнику власти) не так уж плохо придуман. Даже интересно посмотреть, как он сработает осенью.

Мы ведь видели: они нервничают, когда на постановочных выборах что-то идет не так. Их корежит. Конечно, пустяк, а все равно ведь приятно. Так чего бы не доставить себе это скромное удовольствие?

Зачем это все? Тут, конечно, можно порассуждать не без пафоса о долге перед родиной и прочих возвышенных материях. Но оставим пафос телеведущим с государственных каналов. Это, например, затем, чтобы иметь основания считать себя политическим животным. Просто греет душу.

Ну и напоследок: не тратить время на организацию виртуальных парткомов и проработку перебежчиков. Время – невосстановимый ресурс. Да и вообще, гнев наш, как правило, эту породу людей смешит и подпитывает. А главное – с ними и без нас разберутся. Это ведь кажется только очередному сломавшемуся, что еще чуть-чуть, еще шажок, и его подпустят к главному корыту с кормом. Корыто не бездонное, места лимитированные. Оглянуться не успеешь, – и вот он уже стоит с идиотским плакатиком на постыдном мероприятии в стаде галдящих дураков. Ни для чего другого им перебежчики на самом деле не нужны. Для этого и зазывают. Система умеет подшутить над теми, кто решает с системой поиграть.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *