Выборы без избирателей

Москвичей забыли включить в политический процесс

Пять лет назад в это время тоже начиналась предвыборная кампания в Москве. Действующий мэр Сергей Собянин также считался безусловным фаворитом. «Системные» партии также выставляли политических аутсайдеров, вовсе не собиравшихся реально бороться за кресло градоначальника. Перспективы несистемного оппозиционера Алексея Навального, не имевшего на тот момент опыта подобных кампаний, считались в лучшем случае туманными. Результат в 2013 году был пусть не сенсационным, но во многом неожиданным: Собянин с трудом выиграл в первом туре, Навальный набрал намного больше, чем все «системные» оппозиционеры, вместе взятые. Приведет ли схожесть стартовых условий тогда и сейчас к тому, что окажутся схожими и итоги?

Сходство еще какое-то время будет даже усугубляться. Как и тогда, сейчас конечный список кандидатов определяется посредством муниципального фильтра. Как и тогда, Собянин — ​единственный, кто в состоянии этот фильтр преодолеть самостоятельно. Как и тогда, все тем не менее понимают, что он не может быть единственным кандидатом. Соответственно, как и тогда, мы увидели окончательную девальвацию института муниципального фильтра, поскольку, как и в 2013 году, последовала команда о том, кого допустить, и команда эта была быстро и молча выполнена. Как обычно, было две позиции — ​пропустить через фильтр всех или только откровенных спойлеров.

Хотя вторая позиция открыто бьет и по интересу к выборам, и по доверию к их результатам, ее сторонники и в Москве, и в федеральной власти достаточно сильны. Явный аргумент против такого хода был один, но сильный: риск, что не допущенные к выборам кандидаты, прежде всего, Дмитрий Гудков и Илья Яшин, создадут тактический союз, вовлекут в него Навального и призовут к протестному голосованию. Москва — ​не Россия, и привести на участки значимое число недовольных избирателей — ​задача решаемая, особенно если оппозиция поработает над ней сообща. Допуск же всех заметных кандидатов, наоборот, дал бы козыри в руки власти: во‑первых, он гарантирует раскол оппозиции, во‑вторых, можно эксплуатировать тему ее, оппозиции, слабости, так как она вновь не смогла преодолеть муниципальный фильтр сама.

Теперь, после отказа в регистрации оппозиционным кандидатам, можно ожидать традиционной кампании: действующий мэр будет делать вид, что у него вообще не существует соперников, разрешенные соперники же, иногда ругая мэра, будут больше сконцентрированы на выяснении отношений между собой. Рядовые избиратели привычно, как много раз прежде, будут внимательно или не очень наблюдать за происходящим, прекрасно понимая, что, как парламент — ​не место для дискуссий, так и выборы — ​не место для определения победителя этих выборов.

Виталий Шкляров
политтехнолог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *