Выборы-2016: грабли — это судьба

Попытка остановить время всегда приводила российскую власть к краху

То, что страна попала в глубокую яму (и это самое приличное слово для описания ситуации), — очевидно уже практически всем. Стабильность экономики, а с ней и нашей жизни, необратимо закончилась — и понятно, что для ее возвращения нужен новый, причем радикально новый, экономический курс. Нынешний, сырьевой, свои возможности исчерпал. И власть, и общество осознают наступивший кризис, но никто пока ничего не предпринимает. А между тем времени для реформ остается все меньше.

Сейчас, после выборов в Госдуму, когда старые и новые депутаты рассядутся по своим местам, на первый план в политической повестке выйдет 2018 год. Но на самом деле главный вопрос заключается вовсе не в том, пойдет ли Владимир Путин на четвертый срок. Основная интрига вертится вокруг того, стоит ли нам в ближайшее время ожидать смены экономической и политической модели государства? Какие сценарии транзита наиболее вероятны? Имя будущего президента интересно только с этой точки зрения. Молодой, зрелый, пожилой — важно, сможет ли он провести реформы и как он их проведет?

Резервы страны на исходе, система остро, критично нуждается в перезагрузке. Однако с каждым годом запустить преобразования становится все сложнее, уже сейчас ситуация доведена почти до крайности. Государство очевидно не справляется со взятыми на себя социальными обязательствами, население стремительно беднеет, политическая конструкция держится лишь на честном слове и здоровье президента.

Однако в важнейшее для будущего страны время власть предпочитает действовать не стратегически, а тактически. Пока были высокие цены на нефть, можно было вовсе не задумываться об издержках, эффективности трат и прогрессирующей коррупции. Когда конъюнктура ухудшилась, тоже привычно пошли по простому пути растрачивания резервов, введения новых налогов для широких слоев населения, нажима на малый бизнес, сокращения социальных статей бюджета, коммерциализации здравоохранения, образования, науки.

Вскоре, однако, стало понятно, что на этих мерах переждать кризис не удастся. Поэтому в настоящее время запускается механизм изъятия «лишних» денег у крупных предпринимателей и топ-чиновников, которых до поры оставляли в неприкосновенности. Об этом свидетельствуют развязанные якобы антикоррупционные кампании, на самом деле ставящие целью собрать дань с определенных слоев элиты. Но не со всех, а только с «дальних» кругов, не затрагивая ближний к власти круг бизнесменов и администраторов.

Система повторяет путь советской номенклатуры 80-х. Сначала она прочно «обрежневела», закоснела, внутренне проржавела, теперь, испытав нехватку ресурсов, пытается отделаться фасадными полумерами, в частности, умерить высасывающую из страны все соки коррупцию с помощью единичных посадок. В итоге народ, узнавая о колоссальных богатствах средней руки полковников, убеждается в тотальной коррумпированности власти, но при этом не видит никаких решительных мер и убеждается в нежелании элиты что-либо менять. 8 млрд рублей в квартире Захарченко и 8 тыс. рублей пенсия! Разница в миллион раз! И никто из руководства МВД не ушел в отставку. Этого одного факта достаточно, чтобы лишить доверия всю политическую систему.

Проблема, однако, в том (и это главная проблема), что те, у кого власть и деньги — номенклатура-олигархия нашего времени, — даже в кризис не хотят менять своего положения. Они цепляются за свои сверхбогатства и привилегии. И понимание необходимости перемен приходит к ним с катастрофическим запозданием. Так было и при позднем царизме, и при поздней советской власти. Вместо того чтобы начать реформы заблаговременно, власть оттягивает их проведение, доводя ситуацию до точки невозврата.

На минувших выборах в Госдуму «Единая Россия», шедшая побеждать во главе с премьер-министром Медведевым, вообще не предложила народу антикризисный план — какой-либо стратегии или хотя бы даже успешной тактики. Цитаты Путина и заевшее напоминание про Крым и вставание с колен — вот все содержание их кампании. Народ отчасти не пришел на выборы, отчасти проголосовал, как попросили, отчасти проголосовал от безальтернативности. Но вопрос о том, куда идти дальше, остался открытым. Собирается ли власть дать на него ответ или вся эта неопределенность выльется в 2018-м?

Между тем Россия оказалась перед развилкой из двух дорог. Первая — инерционный сценарий. В политической сфере он предполагает дальнейшее закручивание гаек. Выработанный в начале нулевых «общественный договор» вследствие отсутствия гарантий комфортной жизни становится невыполним. Так что без зачистки возможных конкурентов и купирования общественной активности безболезненно задачу продления полномочий или передачи власти по наследству не решить. Значит, потребуется, к примеру, и дальнейшее усиление цензуры в СМИ, и жесткое администрирование остатков выборов, и усиление гонений на неугодных, и еще более частые и показательные судебные процессы.

В экономическом плане этот незатейливый план предполагает «раскулачивание» не совсем лояльных олигархов и попавшихся под руку чиновников, которым предстоит заплатить за кризис. Безусловно, временный эффект это даст и позволит залатать некоторые бюджетные дыры. Но для такой страны, как Россия, учитывая масштаб кризиса, эффект окажется весьма кратковременным. Когда и эти деньги закончатся, реформы будут уже единственным вариантом. Но к тому времени, боюсь, последние капиталы окажутся истрачены, и в экономику вложить уже будет нечего. Шанс что-то изменить без коренной ломки может быть упущен. Страна истратит накопленное в советское время, и для выхода из кризиса вновь понадобятся титанические усилия народа — однако в условиях усилившейся мировой экономической конкуренции Россия рискует уже никогда никого не догнать.

Второй сценарий, жизненно необходимый, — это реформы уже сегодня. Необходима государственная поддержка экономики, чтобы дать ей толчок, запустить механизмы развития. Считаю, что это невозможно без бюджетных вложений и, соответственно, без стратегического государственного планирования, позволяющего рационально использовать те ресурсы, которые у нас остались. Поддерживать стоит не вообще экономику, а точки роста, которые смогут обеспечить импортозамещение и создание конкурентных производств в несырьевом секторе и АПК.

Откуда взять средства? Резервы, налоговая реформа (перераспределение нагрузки в сторону сверхбогатых), изъятие незаконно накопленных в результате коррупции капиталов, ограничение вывода денег за рубеж. Это потребует достаточно жестких мер по отношению к бизнес-элите, высшим слоям чиновничества. При этом не должны быть затронуты средний бизнес, рядовые госслужащие. Не стрелочники, а реально сверхбогатые люди должны поучаствовать в выводе страны из кризиса.

Чтобы направляемые в экономику средства не украли, нужна перестройка политической системы, потому что именно в ней корни коррупции. Она происходит от закрытости, неподконтрольности власти никому, кроме самой себя, раздутости и неэффективности бюрократии. Никаких чудесных рецептов тут не существует — во всем мире свободные СМИ, судебный, парламентский, общественный контроль помогают урезать аппетиты тех, кому доверен бюджет. А еще нужна регулярная сменяемость власти — и тут помогут только свободные и честные выборы.

Нужно поддержать и стремительно нищающее в кризис население — и не только из чувства социальной справедливости. Когда люди не могут покупать — экономика всегда в кризисе. С помощью государственной материальной помощи нужно простимулировать потребительский спрос, при этом обеспечив импортозамещение в тех отраслях, куда поступят средства от населения — иначе деньги уйдут в валюту и за границу. Нужно защитить отечественного предпринимателя от грабежа и вымогательств, иначе опять же все, что он получит от государства и населения, он спрячет «за бугром». Плюс кардинально снизить ставки по кредитам для бизнеса. Если все это сделать, то через несколько лет начнут расти налоговые доходы бюджета, государственная помощь окупится.

В стратегическом плане сейчас необходимы также перезагрузка системы образования — в соответствии с приоритетами развития страны минимум на 20 лет вперед, поддержка науки, национальной технологической базы.

Рецепты, в которых сегодня нуждается Россия, лежат на поверхности. И, казалось бы, при высоких рейтингах президента и подавляющем большинстве «Единой России» в Думе самое время именно сейчас провести масштабные преобразования. Есть запас прочности, есть необходимый уровень поддержки. Но у нас все перевернуто с ног на голову. В российских реалиях скорее можно ожидать старта реформ в том случае, если рейтинги власти начнут катастрофически падать. А они неминуемо достигнут критической отметки при условии ухудшения социально-экономической ситуации. Вечно рассказами про патриотизм сыт не будешь, нужно ведь и кушать что-то, и детей одевать, и лечиться.

И развилка может возникнуть уже другая — реформы сверху или потрясения снизу. Попытка остановить время всегда приводила российскую власть к краху, который обрушивал за собой и страну. Нужно ли до этого доводить? Пассивность народа в условиях зачистки оппозиции — явление мнимое и временное. Уже сейчас в стране немало локальных социальных протестов, их число не уменьшается, растет и общее недовольство. И где-то может серьезно сдетонировать. Одни и те же грабли — это судьба?

Вспоминается анекдот про Ивана-дурака. Было у отца три сына. Вот вышел старший во двор, там лежат грабли. Наступил он на них и умер. Выходит средний сын, и та же история. Младший брат, Иван, понимает, что во дворе грабли и не надо на них наступать — а другого выхода нет! Судьба такая…

Все было бы смешно, если бы не было так грустно.

Николай Миронов, Политолог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *