Вячеслав Леонтьев: «Опасайтесь не второй волны пандемии, а правовой безграмотности»

Пандемия COVID-19 сказалась на бизнесе самым печальным образом, лишив предпринимателей доходов и увеличив расходы. При этом период самоизоляции принес множество вопросов в сфере трудового законодательства и арендных обязательств. О том, как важно сейчас для бизнеса не растеряться в юридическом поле, и что делать, чтобы как можно быстрее вернуться к прежним показателям, рассказал «Профилю» адвокат, управляющий партнер АБ «Леонтьев и партнеры» Вячеслав Леонтьев.

– Проблема чрезмерного давления на бизнес звучит в каждом послании президента, начиная с 2008 года. По выполнению этой задачи даже составлена целая «дорожная карта». Вячеслав Валерьевич, на ваш взгляд, изменилась ли ситуация за эти годы?

– В России объявлен курс, направленный на гуманизацию уголовного преследования предпринимателей, но, к сожалению, резко изменить ситуацию невозможно: количество дел по экономическим преступлениям продолжает расти. По данным СК РФ, МВД РФ и ФСБ РФ, в прошлом году по статьям 159–159.6, 160, 165 УК РФ, а также по статьям главы 22 УК РФ было зарегистрировано 317627 преступлений – это на 37% больше, чем годом ранее.

На практике работа по защите прав предпринимателей очень сложная, но она ведется. Например, в августе 2020 г. бизнес-омбудсмен Москвы Татьяна Минеева представила мэру Москвы Сергею Собянину ежегодный доклад. По ее данным, только за два последних года в аппарат уполномоченного поступило 7834 обращения от бизнеса, из них 773 жалобы. Число побед в сфере восстановления прав предпринимателей достигло 160. Прекращено уголовное преследование в отношении четырех предпринимателей, которым возвратили имущество на сумму свыше 251 миллиона рублей.

– А с точки зрения уголовного права есть изменения?

– Конечно, законодательство меняется очень сильно. Одно из последних важных изменений – с 31 июля 2020 года обвиняемые в тяжких преступлениях утратят возможность заключить так называемую сделку со следствием, то есть признать вину и получить меньшее наказание, не более 2/3 от максимально возможного срока, предусмотренного санкцией конкретной статьи УК РФ.

Хочу отметить, что тем, кто еще находится в ожидании судьбоносного решения, следует поторопиться. Дело в том, что процессуальные нормы не имеют обратной силы. Это означает, что дела, назначенные до даты вступления нового закона в силу, еще будут продолжать рассматриваться в особом порядке.

– Раньше предприниматели часто жаловались, что следователи используют заключение под стражу как меру давления на подозреваемого. Произошли ли здесь положительные перемены?

– Тема избрания меры пресечения по делам об экономических преступлениях не осталась без внимания. Новый Пленум ВС РФ «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам» продолжает уже наметившуюся тенденцию к переходу на справедливое и обоснованное избрание меры пресечения для бизнес-сообщества. Он предъявляет довольно строгие требования для применения судами такой меры, как заключение под стражу.

Напомню, ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ установлен запрет на заключение под стражу предпринимателей, обвиняемых в экономических преступлениях. Но фактически данная норма не действует, и суды зачастую идут на поводу у следствия, которое бездоказательно заявляет, что инкриминируемое деяние никак не связано с предпринимательской деятельностью.

Новый Пленум ВС РФ обязал суды проверять обоснованность такого рода обвинений. В случае отсутствия доказательств, что инкриминируемое деяние было совершено не в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, суд не должен удовлетворять ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

– Как вы считаете, поможет ли устранить чрезмерное давление на бизнес так называемая «регуляторная гильотина», над которой ведомства работают уже несколько лет?

– Идея регуляторной гильотины, конечно, прекрасна, и снижать административную нагрузку на бизнес, безусловно, необходимо. Согласно «дорожной карте» по реализации этого механизма, в 2020 году реформа уже должна быть завершена, и с 1 января следующего года российский бизнес должен зажить более свободно.

Однако пока что самым заметным событием в этой сфере стала отмена нормативно-правовых актов еще союзных времен, подавляющая часть которых на практике уже давно не применялась.

Сами по себе вводимые нормы не несут никаких негативных моментов для бизнеса и в чем-то, возможно, даже наводят порядок в текущем контрольно-надзорном и административном регулировании бизнеса государством. Вместе с тем основную проблему административного давления на бизнес они не решают, так как одной отменой советских актов это сделать невозможно. Быстрого и заметного улучшения не произойдет.

– Как COVID-19 повлиял на вашу работу и жизнь ваших клиентов?

– Бизнес очень плохо пережил пандемию, и, я думаю, мы еще не ощутили на себе все последствия карантина. Юридический рынок, кстати, страдает одним из последних в силу своей специфики.

Безусловно, рынок во всех сегментах ждет перестройка, так как некоторые не пережили карантина вовсе, а кто-то пережил с большими потерями. Если COVID-19 еще не пришел к вам, то он может затронуть ваших клиентов, у которых уже не найдется средств на вас. Положение участников во всех сегментах экономики изменится по цепочке.

Я думаю, остро встанет вопрос об эффективности работы сотрудников компаний и о правильном построении внутренней структуры фирм (внутренний комплаенс). Я очень надеюсь, что это повлечет осознание большинством владельцев различных бизнесов, что их внутренние юристы не всегда «на отлично» могут справиться с некоторыми вопросами, которые ставятся перед ними, и что необходимо обращаться к внешним профессиональным консультантам. Однако и перед ними стоят новые задачи, ведь победят сильнейшие – те консультанты, которые смогут предложить клиентам новые правовые решения в условиях, в которых никто из нас еще не был.

– В период самоизоляции властями были введены «нерабочие дни с сохранением заработной платы». Возникли ли у бизнеса вопросы по урегулированию споров в сфере трудовых отношений?

– Конечно, такой подход очень озадачил работодателей, что вызвало логичный и быстрый спрос на услуги профессиональных юристов и адвокатов в сфере трудового права.

Аналогичная история произошла и с арендными правоотношениями. Подавляющее большинство арендаторов столкнулось с целым комплексом проблем в период пандемии. Простой в бизнесе привел к катастрофической ситуации: многие арендаторы, подсчитав потери, захотели прекратить свои обязательства.

Каким образом это можно было сделать? Являются ли распространение коронавирусной инфекции и режим изоляции, введенный государством, достаточными основаниями для одностороннего расторжения арендатором договора аренды? Ответ зависит от условий конкретного договора. В выигрыше оказались только те, в чьем договоре аренды было предусмотрено, что они могут его расторгнуть по своей инициативе без обоснования причины в уведомительном порядке. К сожалению, на практике таких договоров встречается немного.

Единственный плюс для бизнеса – это новая «формула» успеха: чем профессиональнее ты делаешь свою работу, тем выше шансы остаться на плаву и в случае повторения подобных историй. А профессионально выстроенный бизнес подразумевает и привлечение таких же профессиональных юристов и адвокатов для снижения рисков.

– Повлиял ли COVID-19 на уголовную и арбитражную практику?

– Безусловно. Одним из положительных итогов пандемии и карантина стало развитие электронного правосудия. Например, стало возможным и действительным реальным участвовать в заседаниях арбитражных судов прямо из дома. Пока не всегда и не везде (к сожалению, в Арбитражном суде г. Москвы до сих пор нет такой опции), но начало положено, и это несомненный плюс.

Что касается уголовной практики, то опыт удаленной работы был перенят и УФСИН, которое запустило проект дистанционных свиданий адвокатов с их подзащитными в СИЗО. Свидание происходит под контролем сотрудника УФСИН, который через видеокамеру, работающую в беззвучном режиме, осуществляет надзор за соблюдением процессуального законодательства.

Это техническое нововведение призвано решить проблему перегруженности СИЗО в крупных городах. Теперь для встречи с клиентом адвокату достаточно иметь компьютер с камерой и выходом в интернет, а также часть профессиональной одежды, которая попадает в объектив.

– Как вы считаете, что необходимо, чтобы помочь бизнесу вернуться к прежним показателям?

– Необходимо стимулирование экономики. В первую очередь, нужно хотя бы на год освободить пострадавший бизнес от половины платежей, тогда станет возможным говорить о возврате к прежним показателям. Сейчас для роста бизнеса просто отсутствует спрос, так как у населения нет денег.

Перед большим количеством собственников также стоит ряд серьезных задач, связанных как с регулированием численности работников, так и с площадями, которые необходимы для работы в текущий момент. Остро стоит вопрос об исполнении договоров, так как в период карантина для многих владельцев бизнесов наступила объективная невозможность исполнять ряд своих обязательств перед контрагентами. Между тем форс-мажор, действительно наступивший в связи с COVID-19, вопреки распространенному заблуждению, не освобождает от обязанностей по исполнению обязательств, а лишь снимает санкции за их неисполнение.

У многих сейчас есть долги, которые нужно каким-то образом гасить. В этом вопросе могут очень пригодиться юристы и адвокаты. Например, наше адвокатское бюро сейчас занимаемся разрешениями таких ситуаций для нескольких компаний.

Хочу посоветовать бизнесменам: опасайтесь не второй волны пандемии, а правовой безграмотности и растерянности в юридическом поле.

Марина Юршина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *