Всем спасибо, никто не свободен

У солидарности есть будущее, а вот у полицейщины его определенно нет

Леонид Волков, последний оставшийся на свободе соратник Навального, объявил, что оппозиция не будет проводить новых митингов до весны. С технологической точки зрения решение понятно. Огромное число людей находится под арестом, силы общества истощены, а в Москву и Петербург вернулись морозы. «Бессрочный протест» в связи с тюремным сроком для Навального грозил на третью неделю начать сходить на нет, так что Волков предложил своим сторонникам «завершить все на высокой ноте».

В то же время к заявлению Волкова есть известные стилистические и моральные претензии. В интернете ходят злые шутки о том, что заявление сводится к мысли «всем спасибо, все свободны». Активистка Дарья Серенко пишет, что на вопрос, помылся ли ты сегодня, можно теперь отвечать «это не то, что хотел бы от нас Алексей».

Попытка управления людьми по-волковски, из безопасной Германии, многих раздражает.

Сотни новых политзэков знают теперь, что за их свободу не стоит выходить на улицу, а момент для мобилизации людей «против дворцов и насилия» может быть упущен на многие месяцы. Кажется, что речь идет уже о классической для последних лет дилемме выбора между «сохранением эффективности штабов» и нашими моральными обязательствами перед друзьями, которые оказались в тюрьмах.

Как бы то ни было, к началу февраля общество вновь оказалось в новой политической ситуации, когда власти по привычке блокируют центральные улицы (особенно перестарались с этим в субботу 6 февраля в Петербурге), по десяткам уголовных дел против оппозиции продолжаются обыски и задержания, а официальная позиция «лидеров протеста» заключается в том, что сейчас нужно «копить силы». Кажется, что худшее, что может произойти дальше, связано с распадом широкой гражданской солидарности, которая только начала складываться на наших глазах.

Солидарность, наверное, самое простое и одновременно высокое человеческое чувство. У людей, столкнувшихся с радикальной несправедливостью, есть выбор: надеяться выжить по-лагерному, когда каждый хочет умереть завтра, но не сегодня, или же сделать что в наших силах, чтобы каждый не остался с репрессивной машиной наедине.

Так что в начале февраля 2021 года нам надо меньше спорить о Леониде Волкове и, несмотря ни на что, строить сети солидарности.

Я уже упоминал о врачах, которые будут готовы оказывать волонтерскую помощь пострадавшим от действий полиции. Мы взяли интервью у петербургского студента-юриста Ильи Гантварга, который пошел в суды защищать задержанных и получил «ответку» в виде обыска. Десятки добровольцев возят еду и предметы первой необходимости в тюрьмы.

Наши друзья в книжном магазине «Фаланстер» собирают книги для арестантов (доступ к информации — важнейший фактор выживания в изоляции). Сами политзэки учредили в Сахарове просветительский лекторий. «Новая» публикует в своих номерах материалы «Медиазоны», так что арестованный главред издания Сергей Смирнов сможет их читать. Люди привыкают жертвовать деньги правозащитным организациям, чью повседневную работу видят каждый день.

У солидарности должно быть будущее, а вот у полицейщины его определенно нет.

Музыкант Noize MC объявил, что его концерт на «ВТБ-Арене» отменили из-за его поддержки протестующих. Тезис тут нехитрый: если вы критикуете действия властей, значит, вам больше не рады на стадионах и в университетах. А стадионы и университеты могут принадлежать в нынешней России только друзьям власти. Это напротив солидарности граждан выстраивается цепь круговой поруки.

Кирилл Мартынов, редактор отдела политики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *