Вождю списывают потери

Число критиков роли Сталина в войне снизилось до исторического минимума

Россияне все меньше связывают высокие потери в Великой Отечественной войне с жестокостью Сталина: если в 1997 году так считали 34% респондентов, то в 2017-м — всего 12%, показал опрос Левада-центра. Другие опросы также показывают рост позитивного отношения к генералиссимусу

​Количество респондентов, видящих причину высоких потерь Советского Союза в войне с Германией в том, что «сталинское руководство действовало, не считаясь с жертвами», снизилось с 18% в мае 2011 года до 12% в мае нынешнего года. В 1997 году так отвечали треть россиян — 34%, но в последующие годы число сторонников подобной версии постепенно снижалось, следует из опроса Левада-центра, проведенного к 76-й годовщине начала Великой Отечественной войны. Социологи опросили россиян о причинах, по которым потери Советского Союза в войне значительно превысили немецкие.

«Если 1990-е годы проходили под знаком раскрытия преступлений сталинской эпохи, то в 2000-е такого рода критики стало меньше», — прокомментировал РБК замдиректора Левада-центра Алексей Гражданкин.

Менее популярным стало и мнение о «слабости, неумелости советского командования» (снижение с 13 до 10% за тот же период). Чуть меньше респондентов винят в высоких потерях «военное и техническое превосходство Германии» (24% вместо 26%), но все чаще говорят про «внезапность нападения» вермахта на Советский Союз. Жестокость немецких войск стабильно считают причиной высоких потерь 10% респондентов.​

26,6 млн человек — таковы потери СССР в ходе войны, по расчетам управления демографической статистики Госкомстата СССР. Из этого числа ​​8,7 млн человек — военнослужащие.

По оценке профессора Академии военных наук Григория Кривошеева, 3,6 млн военнослужащих немецкой армии погибли на советско-германском фронте. Согласно трудам немецкого историка Рюдигера Оверманса, потери германских войск на всех театрах военных действий в 1939–1945 годах составили 5,3 млн человек.

В то же время россияне все чаще считают, что Советский Союз не смог бы победить без помощи союзников. Если в марте 2015 года это мнение высказали 22% респондентов, то в мае 2017-го — уже 28%. За тот же период количество сторонников версии, согласно которой СССР выиграл бы и без помощи союзников, снизилось с 69 до 63%.

«Минимальное число сторонников независимости СССР от военной помощи было в 2010 году на фоне кризиса в стране», — заметил Гражданкин. И, напротив, при конфронтации с Западом в 2014 и 2015 годах количество людей, считающих СССР полностью самодостаточным в войне, достигло пика.

Опрос Левада-центра был проведен 19–22 мая 2017 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в возрасте 18 лет и старше в 137 населенных пунктах 48 регионов. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов.

Ранее о росте одобрения роли главнокомандующего Иосифа Сталина в войне в мае отчитался ФОМ. ​Если в 2005 году с положительной оценкой роли Сталина согласились 40%, в 2017 так говорили уже 50% респондентов. По февральским данным Левада-центра, в этом году любовь россиян к Сталину достигла исторического максимума за 16 лет: если с «восхищением», «уважением» и «симпатией» к генсеку ЦК ВКП(б) в марте 2016 года относились 37%, то в январе 2017 года это число выросло до 46%.

Отношение к Сталину остается противоречивым из-за массовых репрессий против широких слоев населения, отметил Гражданкин, но отношение к нему улучшается в контексте нынешней политической повестки. «В период жесткого обострения отношений с внешним миром более востребованы фигуры, которые, насколько бы кровавы они ни были, все-таки добивались успехов в противостоянии с ним», — рассуждает социолог.

Рост популярности Сталина также связан с «массированным официальным культом» победы в Великой Отечественной, заметил ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. «9 Мая — главный праздник страны, праздник торжества силы и могущества, и это усиливает шапкозакидательские настроения, особенно актуальные после 2014 года (присоединения Крыма и конфронтации с Западом. — РБК), — рассуждает социолог. — Поэтому потери войны все больше связываются с силой противника, тем более тема войны становится все более мифологизированной и отдаленной для новых поколений».

Владимир Дергачев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *