Вопрос дня: кого в России пытать можно, а кого не очень?

Блогеры обсуждают просьбу журналиста Кашина, обращенную к силовикам о том, чтобы они не пытали жителей центральной России так же, как жителей Кавказа

Удивительное заявление журналиста Олега Кашина, сделанное в прямом эфире Эха Москвы всполошило социальные сети. Напомним его слова:

«У нас в обществе есть консенсус, что борьба с так называемым терроризмом на Кавказе идет правильно, она идет так, как надо, то есть силовики могут себе позволять там всё. Могут стрелять из крупнокалиберного оружия по пятиэтажкам, где якобы живут террористы, про которых никто не знает, террористы они или нет, могут кого-то убивать, могут пытать и так далее. Но общество российское к этому привыкло.

И я призываю наш госбезопасность, нашу «гэбуху» не вести себя с русскими все-таки в Москве, как они ведут себя с обитателями спорных, скажем так, с точки зрения реального соответствия российскому законодательству, российским реалиям регионов повышенной террористической опасности. Они переносят на Москву свои приемы, свои привычки колониальные этой буквально колониальной войны кавказской и ведут себя по отношению к обычным, нормальным русским москвичам как оккупанты. Это очень неправильный подход. Я не думаю, что они сами об этом рефлексируют, но призываю и подумать, Кавказ ли Москва? Я считаю, что нет…»

В своей реплике историк Камиль Гареев скептически отнесся к этому воззванию:

«Неуважаемый Олег Кашин интересную тему поднял со своим призывом к силовикам не переносить колониальные кавказские практики (пытки в частности) в центральную Россию. Это ведь древнейший сюжет: управленческие практики, которые империя тестирует на покорённых народах рано или поздно будут распространены и на метрополию — закон бумеранга такой.

Ну скажем в эпоху римской республики Италия была федерацией самоуправляемых городов-государств во главе с Римом. После первой Пунической войны Риму достались огромные территории, ранее принадлежавшие карфагенянам. И что сделали римляне? Нарезали их на «провинции», поместья римского народа. Хрен вам, а не самоуправление, будете подчиняться назначенным чиновникам, а те из вас будут выжимать налоги как из губки.

Прошло несколько столетий, республика сменилась империей. И новая династия Северов (карфагенян по происхождению) нарезала на провинции уже саму Италию — и заставили платить налоги, так же как и провинциалов. И никто не пикнул.

С Китаем та же штука, в одном из основополагающих текстов конфуцианского канона (забыл название) была забавная история. Дескать, изначально китайский народ жил без законов, руководствуясь врождённым моральным чувством. Но после завоевания варваров-мяо, у которых морали нет, пришлось принять законы и учредить министерство наказаний. А на следующем этапе под юрисдикцию этого министерства попали уже и сами китайцы.

Я это к чему — надеяться на то, что служители закона будут на Кавказе пытать и убивать в своё удовольствие, а в Москве перестанут — редкая наивность…»

Еще более резко высказался журналист Рамазан Альпаут:

«Олег Кашин призвал силовиков не вести себя с людьми в Москве так, как они себя ведут с «обитателями» Кавказа, не переносить свои привычки и приемы «колониальной кавказской войны» на Москву, «не вести себя по отношению к нормальным русским москвичам как оккупанты»… А еще, Кашин считает, что в Карачаево-Черкесии клановый феодализм, а в Костроме его нет. В последней, по его словам, более европейская политическая культура. Он также считает, что Ставрополье надо защитить от кавказского «поглощения». Удивительные посылы. Что называется спасибо на правде! Спасибо, что, наконец, открытым текстом написали, что мы (обитатели) — унтерменши и властям непозволительно относиться к людям также как к нам. И благодарю за «колониальную кавказскую войну». Российская альтернативная журналистика поражает не в шутку)) Да, вы — цивилизация, а мы — варвары…»

А блогер Семен Коган и вовсе решил на своей страничке провести опрос о целесообразности пыток вообще. Ведь не секрет, что они применяются не только в авторитарной России, но в либеральных США:

Когда в некой стране ежегодно происходят сотни и даже тысячи случаев незаконного и тайного применения пыток. Каковые случаи периодически раскрываются и виновные идут под суд.
Или никаких тайных пыток нет, но есть законодательство, которое четко регламентирует те исключительные случаи, когда пытки применять можно. И случаев такого легального применения пыток всего несколько десятков за год.

Я лично колеблюсь с ответом.

Я задаюсь вопросом — допустимо ли формально разрешать применение пыток хоть в каких то обстоятельствах. И для себя прихожу к ответу, что скорее всего не допустимо…»

***

Ответы были разными, но большинство все же сошлось во мнении о недопустимости пыток:

— Никаких пыток быть не может. Ни тайных, ни явных, ни регламентированных, не нерегламентированных.

— Поясняю для тупых. Палачей пытать можно. И тех, кто работает на них в пропаганде. Кто сам пытал, с тем можно делать что угодно. И кто в интернете эту дрянь оправдывал, с теми тоже можно делать что угодно.

— Не хотелось бы оправдывать пытки, ради спасения других жизней, но…пусть каждый спросит себя сам, если кто-то будет удерживать твоих близких, и им будет грозить смерть, то готовы ли вы пытать того, кто оказался в ваших руках? Он знает где они, а времени ждать у вас нет, так как ваши близкие не смогут ждать…

— Факт, что пытки есть, и они так или иначе узаконены. В США и в Израиле есть принцип «тикающей бомбы», есть пытки, которые вроде и не пытки, а есть утвержденные законодателями «исключения», когда организациям и людям дается тотальный иммунитет против судебных преследований, а есть политические решения, прокуратуре не привлекать за пытки, как у Обамы…

— Пытки не должны использоваться в правоохранительной системе. Например, в Украине используются широко. Вплоть до того, что при аресте одного из членов, раскрывается вся ОПГ и так делаются показатели раскрываемости. Это неправильно и это нельзя разрешать. — Службы ГБ и разведки действуют за пределами правового поля. Они не ограничены в средствах — любых. Но это должны быть именно ГБ и разведка, а не барыжная контора или репрессивная организация по подавлению народа. Что касается правопорядка, то применение пыток — свидетельство неэффективной и неправильной системы и таким образом те, кто их применяет — однозначно преступники и должны быть судимы и преследуемы по закону. Итог — в правоохранительной системе ни о каком применении пыток — тем более легальном — не может быть речи.

— Пытки недопустимы в принципе. Психологическое давление на преступника через увещевания близких или авторитетных для него людей, допустимо, а возможно и результативнее. Преступника-террориста, своего рода камикадзе, нужно возвращать в социум, а не убивать медленно ради спасения других или многих, иначе это превращается в арифметику, которая не имеет отношения к гуманизму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *