Во что обойдется России Беларусь с Александром Лукашенко

И без того существенные расходы на соседа превратятся в неподъемную ношу

Белорусский политический кризис, начавшийся после президентских выборов 9 августа, так или иначе завершится устранением от власти Александра Лукашенко. Это предопределено стечением очень многих обстоятельств, среди которых главное — воля определяющего большинства белорусского общества. Но на скорость неизбежных изменений влияет, в частности, и международная реакция на те события, которые происходят сейчас в Беларуси.

Режим развернул небывалые репрессии — с момента выборов были задержаны более 30 000 человек. Учитывая пропорции, это все равно как если бы в России было арестовано более 450 000 человек.

Что касается коллективного Запада, то мы видим единодушное осуждение репрессий нынешнего белорусского режима, непризнание президентской легитимности Лукашенко, разворачивание санкций — от персональных до направленных против бизнесов, аффилированных с Лукашенко и его окружением.

Денег взять неоткуда

Однозначную позицию заняли и международные организации. ЕС, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) приостанавливают сотрудничество с госсектором в Беларуси. Если в 2019 г. безвозвратная финансовая помощь со стороны ЕС составляла около $30 млн, то кредитные проекты ЕБРР и ЕИБ составили более $900 млн (1,5% ВВП Беларуси). Вполне возможно ограничение деятельности и Всемирного банка в Беларуси, который в 2019 г. реализовал проектов на $550 млн. В сентябре МВФ отказался начать новую программу поддержки экономики Беларуси на $940 млн.

Все это, конечно, должно нанести ощутимый удар по состоянию экономики Беларуси, которая и без того находится в состоянии хронической депрессии.

За последние 12 лет Беларусь из быстрорастущей экономики стала стагнирующей. Экономический рост не просто сократился в разы, но стал неустойчивым. С 2009 г. страна пережила четыре кризиса, каждый из которых становился все более длинным и глубоким. В 2009 г. произошла 30%-ная девальвация белорусского рубля, потом трехкратная девальвация 2011 г., потом валютный кризис 2014 г. и двухлетняя рецессия, которая сейчас снова вернулась. Этому поспособствовал нефтяной и газовый конфликт с Россией в начале года. Когда страны наконец договорились, произошел февральский (2020 г.) обвал цен на нефть и газ. Что обнулило для Беларуси привлекательность всего, о чем договорились.

Одновременно с этим в Европе и Америке вспыхнула пандемия, которая привела к сокращению глобального спроса и цен на основные экспортные товары из Беларуси, в том числе на нефть, нефтепродукты и калийные удобрения.

За несколько дней до выборов минфин Беларуси заявил, что дефицит республиканского бюджета в 2020 г. может составить $2 млрд. По итогом девяти месяцев дефицит сектора госуправления составил $0,8 млрд. Вряд ли в следующем году дефицит будет значительно меньше, учитывая сложившиеся экономические последствия политического кризиса. А значит, где-то придется искать источники для финансирования текущих бюджетных расходов и погашения внешних долгов. Чтобы была понятна тяжесть проблемы, необходимо отметить, что Беларусь ежегодно тратит до $4 млрд на обслуживание долга сектора государственных финансов.

Кризис будет долгим и глубоким

Уже после начала политического кризиса и массовых репрессий люди — что вполне естественно в такой экстремальной ситуации — стали снимать деньги с банковских счетов и вкладов. За август — октябрь из банковской системы было изъято $1,2 млрд (17% валютных сбережений населения). Рекордно высокий спрос на иностранную валюту привел к дальнейшему обесцениванию белорусского рубля — на 26% по отношению к доллару в октябре по сравнению с октябрем 2019 г. — и росту инфляции. Ситуация была бы еще хуже, если бы не вмешательство нацбанка. Из-за этого его международные резервы только в августе сократились на $1,4 млрд (на 16% за месяц) и на $136 млн — в сентябре. В октябре резервы выросли на $164 млн прежде всего благодаря кредиту в $500 млн от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), который фактически контролирует Россия.

Тем не менее очевидно, что, если политический кризис в Беларуси будет продолжаться и власти будут заниматься исключительно репрессиями, экономический кризис будет долгим и глубоким. Иностранные инвесторы не придут в Беларусь, а, наоборот, станут выводить капитал из страны (что уже началось во II и III кварталах этого года). Отсутствие доверия к правовой и судебной системе драматически сокращает и без того скромные внутренние частные инвестиции. Из-за закрытого доступа к международным финансовым рынкам, а также из-за замораживания сотрудничества с международными финансовыми институтами упадут государственные инвестиции. Сокращение государственных дотаций сделает некоторые госпредприятия неплатежеспособными. Власть уже начала мстить и давить на частный бизнес. Часть белорусов будет вынуждена покинуть страну.

Что делать России

Позиционирование России по отношению к Беларуси уникально.

Во-первых, существует Союзное государство, интеграционные процессы внутри которого заморожены благодаря, прежде всего, недоговороспособности Лукашенко, хотя вполне могли бы идти к взаимной выгоде и Беларуси, и России.

Во-вторых, Беларусь входит в Евразийский экономический союз, в котором Россия объективно играет ведущую роль.

В-третьих, Россия не просто основной внешнеторговый партнер Беларуси, но и крупнейший ее кредитор, зачастую безвозмездный. Долг перед правительством России, российскими банками и зависимым от России ЕФСР составляет 60% внешнего госдолга Беларуси. Россия субсидирует Беларусь путем предоставления беспошлинной нефти и самой низкой в Европе цены на газ. Многие годы в этом и заключался успех белорусской экономики. В 2000–2008 гг. экономия на энергоносителях составляла в среднем около $5 млрд (15% ВВП Беларуси) в год. С тех пор размер субсидий постепенно сокращался, и в 2020 г. впервые Беларусь платила рыночную цену за российские энергоресурсы. Если быть точным, то Беларусь платила за газ больше, чем в среднем европейские покупатели, но нефть по-прежнему обходилась Беларуси около 15% дешевле рыночной стоимости. Сокращение субсидий — одна из важных причин падения экономического роста в Беларуси в последнее десятилетие.

Такое устойчивое сокращение субсидий было не случайным. Россия и сама уже почти 10 лет находится в состоянии экономической стагнации. Среднегодовые темпы роста ВВП за это время составляли около 1%. На фоне роста мировой экономики примерно на 3% в год это означает устойчивое отставание России не только в чисто экономическом, но и в геополитическом аспекте. Ставится под сомнение концепция глобального участия России в мировых делах (как в Сирии, Ливии и Венесуэле) и, конечно, на пространстве бывшего СССР. Это ведь стоит денег — разные формы финансовой поддержки дружественных территориальных образований типа «ДНР», «ЛНР», Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. А с ними, как известно, у России есть проблемы, что тем более обостряется в постоянно удлиняющийся пандемический период.

Российское население, как показывает социология, накапливает груз недовольства своей жизнью, никак не утихают хабаровские протесты. Поэтому уже давно было принято негласное решение сэкономить на Беларуси, тем более что Лукашенко все больше «отбивался от рук».

Устранить риск катастрофы

Но полыхающий белорусский политический кризис поставил Россию перед дилеммой.

Если Александр Лукашенко останется у власти, внешние источники финансирования закроются, и России, чтобы предотвратить развитие ситуации по венесуэльскому сценарию (экономический коллапс, массовое обнищание населения и полный развал госуправления) придется взять на себя содержание 9,5 млн белорусов. Сколько это будет стоить? Речь пойдет о десятках миллиардов долларов в год, чтобы поддерживать хотя бы минимальные жизненные стандарты, функционирование социальной и прочей инфраструктуры. К этому надо прибавить потери — и от западных санкций, и от экономического хаоса — российский бизнес владеет предприятиями и банками в Беларуси.

Но самое главное: если Россия продолжит поддерживать Лукашенко, она потеряет дружественное отношение белорусов к себе. Если сегодня в обществе и среди демократических представителей Беларуси нет антироссийских настроений, то скоро они могут появиться. Первые признаки есть. По данным «Белорусской аналитической мастерской», с сентября по ноябрь 2020 г. доля сторонников союза Москвы и Минска в Беларуси снизилась с 52 до 40%. В начале прошлого года такую идею поддерживало 60%. Белорусы навсегда запомнят, что Россия была единственной страной, которая действенно способствовала удержанию у власти диктатора, преследующего собственный народ. Видимо, и беднеющие россияне не будут испытывать положительных чувств к Беларуси, отъедающей у них кусок пирога.

Есть и другой вариант развития событий, который соответствует глубинным интересам наших государств. Он прост и понятен: прекращение Россией любой поддержки режима Лукашенко. Последующие за этим события — и прежде всего освобождение всех политзаключенных и проведение свободных выборов — не просто устранят риски белорусской экономической и социальной катастрофы, но и придадут второе дыхание партнерским отношениям между нашими двумя странами, в том числе в Союзном государстве. Протест в Беларуси объединяет все общество, и есть достаточно партнеров, с которыми следует начинать диалог. Некоторые вынуждены находиться в эмиграции или в тюрьме, многие представляют бизнес, но уже сейчас нужно выстраивать будущее союзных отношений. И тогда, что самое главное, не будет утеряно самое ценное — взаимная симпатия российского и белорусского народов.

Дисклеймер: в этом тексте по настоятельной просьбе авторов употребляется название страны – Беларусь. С точки зрения русской орфографии правильно Белоруссия, но сейчас у этого написания появился политический контекст.

 Энергетические субсидии от России (нефть, нефтепродукты, газ) в % ВВП Беларуси Источник: аналитический центр CASE Belarus (оценки на основе данных Белстата, министерства финансов Беларуси, Национального банка Беларуси, Банка России, МВФ и др. публично доступных источников). *Субсидии за 2020 г. рассчитаны на основе данных за первые три квартала
Энергетические субсидии от России (нефть, нефтепродукты, газ) в % ВВП Беларуси Источник: аналитический центр CASE Belarus (оценки на основе данных Белстата, министерства финансов Беларуси, Национального банка Беларуси, Банка России, МВФ и др. публично доступных источников). *Субсидии за 2020 г. рассчитаны на основе данных за первые три квартала

 

Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук
Алесь Алехнович, вице-президент аналитического центра CASE Belarus

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *