Власти РФ просят Страсбург закрыть дело умершего журналиста

Представители Николая Андрущенко настаивают на общественном значении его жалобы

Правительство РФ направило в Страсбургский суд возражения против рассмотрения жалобы скончавшегося петербургского журналиста Николая Андрущенко на необоснованное содержание под стражей, пытки и нарушение его права на эффективную защиту в ходе преследования за профессиональную деятельность. Власти заявили, что дело не имеет общественного значения и носит личный характер. Адвокат журналиста настаивает на важности дела «в условиях, когда к уголовной ответственности привлекаются даже блогеры». Смерть заявителя не должна позволять государству избежать ответственности за возможные нарушения Европейской конвенции, считают эксперты.

Уполномоченный РФ при ЕСПЧ, заместитель главы Минюста Михаил Гальперин сообщил Евросуду, что правительство РФ возражает против продолжения рассмотрения жалобы журналиста газеты «Новый Петербург» Николая Андрущенко, коммуницированной незадолго до его смерти. В ней говорится о нарушениях РФ ст. 10 (свобода выражения мнения), ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство), ст. 3 (запрещение пыток), ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и ст. 18 (пределы использования ограничений в отношении прав) Европейской конвенции. Заявитель, просивший взыскать с РФ €68,5 тыс., обратился в Страсбург во время нахождения в СИЗО в связи с уголовным делом, возбужденным после ряда публикаций Николая Андрущенко о судебном процессе по делу об убийстве студента-конголезца Роланда Эпоссака: четверо петербуржцев были осуждены за это преступление на срок от 7 до 14 лет колонии. Статьи журналиста «формировали у читателя предвзятое мнение о прокуратуре в целом» и содержали признаки экстремизма, пришли к выводу эксперты. Он был арестован и провел в СИЗО полгода, после чего суд в 2009 году оправдал Николая Андрущенко по обвинению в клевете и воспрепятствовании правосудию, но признал его виновным в публичных оскорблениях сотрудников прокуратуры и разжигании социальной розни (переквалифицировав обвинение в публичных призывах к экстремизму). Журналист был приговорен к условному лишению свободы на один год, но освобожден от наказания по сроку давности и оштрафован на 20 тыс. руб.

В ходе коммуникации правительство РФ не согласилось с жалобой журналиста на необоснованность и условия содержания под стражей, избиение и пытки, которые никто не расследовал. Власти утверждают, что вмешательство в права заявителя не может считаться цензурой, поскольку было законным и необходимым, нарушений конвенции допущено не было (см. “Ъ” от 3 мая). В новом письме правительства (есть у “Ъ”) говорится, что смерть заявителя исключает продолжение разбирательства и введение вместо него в дело его вдовы и наследницы, поскольку права, на нарушение которых он жаловался, носят личный и неотчуждаемый характер.

Представитель заявителя адвокат Константин Кузьминых сказал “Ъ”, что уже акцентировал внимание ЕСПЧ на общественном интересе этого дела. «Предмет жалобы — непропорциональность мер, принятых в отношении моего доверителя из-за его профессиональной деятельности. Сегодня, когда к уголовной ответственности привлекаются уже блогеры, а даже не журналисты, решение Евросуда может иметь очень большое значение для общества»,— сказал он. Власти РФ аргументируют необходимость прекратить дело примерами из практики ЕСПЧ, но, по оценке адвоката, они не похожи на случай господина Андрущенко: отказы в рассмотрении были связаны либо с подачей жалобы после смерти заявителя, либо с попыткой вступить в дело ненадлежащих лиц. Юридический директор правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев назвал подход Минюста неубедительным, отметив, что он аргументирует свою позицию «вырванными из контекста» цитатами из решений ЕСПЧ. А в решении по делу «Малгоуш против Чехии», на которое ссылается РФ, и вовсе признается право племянника заявителя поддерживать жалобу, которая была до его смерти подана в ЕСПЧ, подчеркнул он. «Важно, что заявитель успел подать жалобу»,— отметил господин Коротеев.

Доцент школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля Константин Дегтярев «почти уверен», что суд не примет возражения Минюста. «Четкого правила в этой сфере у ЕСПЧ нет. Но, если есть близкий родственник и дело имеет общественную значимость, суд, скорее всего, продолжит рассмотрение. Это правильно, смерть заявителя не должна быть причиной, позволяющей государству избежать ответственности за возможные нарушения конвенции»,— пояснил эксперт.

Дмитрий Маракулин, Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *