Власть правда думает, что за нее выйдут на улицы?

Артем Лоскутов — о том, как молодогвардейцы попытались «отжать» Монстрацию и почему у них не получилось

В выходные по всей стране прошли мероприятия, посвященные присоединению Крыма к России. Их могло быть больше: изначально активное участие в праздновании пятилетнего юбилея «крымской весны» планировали принять активисты «Молодой гвардии Единой России» (МГЕР). Намечались шествия, флешмобы и вообще масштабная имитация свободного волеизъявления молодежи. Но на выходе получился пшик.

В Твери, как сообщает портал «Тверская неделя», «на сцене Городского сада четыре часа шла праздничная программа, практически без зрителей. <…> Была организована молодёжная площадка с викторинами, все желающие могли попробовать сдать нормы ГТО. В общем, было бы весело, если бы народ пришел. <…> Ветераны МГЕР остались сидеть по домам».

В Краснодаре «молодогвардейцы побывали на встрече с руководителями общественных организаций ветеранов, офицеров и сотрудников Вооруженных сил, представителями «Всероссийской полицейской ассоциации МПА» и другими».

В Волгограде ограничилось раздачей флагов и шариков. В Тамбове — записью видео. В Горно-Алтайске, как сообщает местное отделение «Волонтеров победы», «около полусотни человек пришли на акцию с заранее заготовленными плакатами. Молодые люди своим художественным творчеством говорили о любви к России, Алтаю и Крыму — «Крымская весна в наших сердцах», «Россия и Крым — общая судьба», «Не бывает огня без дыма и России без Крыма». Не обошлось и без студенческого юмора: «Тише едешь — дольше спишь», «Миру — мир, а я сова», «Меняю отдых на Алтае, на отдых в Крыму».

Юмор у них — обхохочешься.

Планировалось все гораздо масштабнее и называться должно было Монстрацией. Спугнул отважных «молодогвардейцев» один-единственный человек — создатель новосибирской Монстрации художник Артем Лоскутов. За несколько дней до всенародного праздника он поднял шум в прессе и отбил свое детище у «единороссов». Оказывается, так было можно.

— «МГЕР», по их собственным словам, готова делать все, что пользуется популярностью. А тема оказалась не такой популярной, как они ожидали. Хотели как у нас в Новосибирске, а вышло стремно, стыдно и со скандалом. Они вообще плохо понимают, что делают. Когда в региональные отделения поступают вопросы от СМИ, типа «а чего это вы затеяли? Это же не Монстрация», они начинают испуганно говорить: «Нет-нет, мы слово «Монстрация» использовать не будем, мы вообще что-то другое делаем». Мне звонил из Уфы администратор пабликов МГЕР [во «ВКонтакте»]. Я объяснил ему: «Вы используете чужой бренд. Это как если бы вы объявили, что проведете в Уфе церемонию «Оскара». Так не делается, придумайте что-то свое».

Звонил в Горно-Алтайск, там сказали: «Да нет, что вы, вы нас неправильно поняли». Но понял я их правильно, тем более что этот случай не первый. В начале марта в Сети появились анонсы: «Молодая гвардия Единой России» объявляет о проведении Монстрации в Женский день. Акции прошли в десяти регионах, включая Москву и Питер.

Всего им удалось вывести на улицы около двух тысяч человек. То есть меньше, чем выходит у нас в одном только Новосибирске. В Москве их, по-моему, вообще никто не заметил.

Сделали чисто для галочки, для отчета.

— А лозунги какие?

— Слабенькие. Был плакат: «Я сегодня вынес мусор». Весь год не выносил, а 8 марта вынес, и, типа, хватит с тебя. И еще такие: «Я — твой лучший подарок», «Девушки, спасибо за три выходных». Стыдобища, по-моему.

— В эту затею были вкачаны какие-то средства?

— Как минимум, они были получены. МГЕР говорит: «Мы провели 200 акций по стране», из них 10 или 12 Монстраций, остальные акции — раздача тюльпанов. А их же нужно купить, и вряд ли на свои средства.

Я вижу, что у МГЕРа новые шарфики. Была буква «Я» большая — «МолодаЯ ГвардиЯ». А сейчас новый логотип появился, поэстетичнее, шарфы бело-синие, как купола у Василия Блаженного, такими зигзагами. И вот в части городов еще старая униформа, а в части уже новые шарфики. Бабки были вкачаны, а они их как умеют, так и осваивают.

— Но мы же понимаем, что это политическая организация, а акция не политическая. Где логика?

— Это был тест, проба пера. Следующая акция — в честь пятилетия присоединения Крыма, которую они тоже почему-то называли неполитической и предлагали неполитические плакаты типа «Крым — наш». Дальше логично отметить День Дурака и день рождения Гитлера. Акция в Горно-Алтайске 17-го называлась «Крымская пятёра». Это из серии про «двушечку» — пятёра. Знакомый стиль, правда? Горный Алтай — один из самых бедных регионов страны. И то, что там происходит изъявление благодарности за присоединение Крыма, вдвойне фантасмагорично, просто какое-то издевательство над людьми. Бюджетные деньги, которые ухнули в Крым, на Алтае очень бы пригодились.

— Давай назовем пять отличий настоящей Монстрации от поддельной.

— Отличие первое и главное. На настоящую Монстрацию люди приходят со своими плакатами. На поддельной их выдают с грузовичка или как-то еще, потом собирают, а через год привозят опять. 8 Марта половина лозунгов повторялась. Лозунг «У моей бабушки самые лучшие котлетки» дословно воспроизводился в нескольких городах, именно со словом «котлетки». И выглядели плакаты так, что было понятно: нарисованы они оптом по одному шаблону. К 17-му числу готовили лозунги типа «Миру — мир, России — Крым», «Россия и Крым — дрим-тим». Второй блок — как бы позитивная рамка для Крыма: «Бутерброды нужно есть колбасой на язык», «Жи-ши пиши с «и»». Это имитация народного волеизъявления в чистом виде.

Отличие второе: свободный доступ. В правилах горно-алтайской «монстрации» было написано, что участникам необходимо иметь при себе паспорт, плакаты должны быть заранее согласованы и утверждены, скандирование запрещено. Я не знаю, от какой тоски можно пойти в этом участвовать.

Третье. Исторически сложилось так, что с самого начала Монстраций власть всегда им препятствовала. Нас задерживали, перекрывали дороги, заводили уголовные дела, присылали ОМОН. Помню, как мне говорили: «Здесь вам не Москва, Артем Александрович, валите туда и там свои гей-парады проводите, а нам такого не надо».

Поэтому странно ожидать от участников Монстрации комплиментарные плакаты в адрес власти, типа «Крым — ура!», «Я люблю Россию» и т.д.

Мы — люди, которые недовольны тем, как к нам относятся. Нас отовсюду выгоняют, а мы пойдем с плакатами «Слава российской полиции» или «Ура, спасибо за пенсию»? Как должна любить себя власть, если она верит, что в 2019 году люди могут делать уличные акции в их поддержку по собственной воле?

Отличие четвертое. На Монстрации не бывает рекламы. А у этих на каждом плакате МГЕР, МГЕР, МГЕР: «Я сегодня надел шапку. МГЕР», «У моей бабушки лучшие котлетки. МГЕР», «С 8 Марта! МГЕР». Участника превращают в манекен, в человека-бутерброд.

И наконец, пятое. Настоящая Монстрация проходит 1 мая. Очень легко запомнить.

— Первую их атаку ты отбил. Что думаешь предпринять дальше?

— МГЕРу кажется, что Монстрация — просто шествие с юмористическими плакатами. Меня все время подмывает сказать им, что вообще-то плакаты не шутливые, мы не КВН, все серьезно. Шутки кончились, ребята, сколько можно шутить. Прошлогодний плакат «Севернее Кореи» — это что, шутка? А лозунг «Ад — наш»? А «Вперед, в темное прошлое»? В этом нет ничего смешного. Ты пытаешься выразить ощущение ужаса от того, что происходит со страной, пытаешься его пережить.

Идеальная форма Монстрации — митинги на Болотной площади с высказываниями типа: «Я не голосовал за этих сволочей, я голосовал за других сволочей».

Так могут шутить только люди, которым очень плохо. Это их крик отчаяния.

— Как думаешь, почему МГЕР, о которой ничего не слышно было лет пять, вдруг снова активизировалась?

— Из-за школьников, вышедших за Навального. Наверху вспомнили, что надо заниматься молодежной политикой, бороться за молодежь. И поставили задачу отжать рэп у рэперов, отжать Монстрацию и так далее. Но если посмотреть на ситуацию шире, битва идет не за Монстрации и даже не за молодежь. Это битва за Россию на самом деле.

Ян Шенкман
спецкор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *