Власть не нужна, деньги нужны. Как россияне относятся к государству

Наши соотечественники уверены, что не зависят от власти. Как им это удается?

Удивительно, но лишь менее четверти россиян признают полную зависимость от власти. Это следует из данных свежего опроса Левада-центра. Подавляющее большинство – приблизительно трое из пяти – утверждают, что строят свою жизнь без оглядки на государство. Больше того, эти люди избегают с властью любых контактов. С незначительными отклонениями такое мнение продолжает доминировать по меньшей мере с 2006 года: тогда респондентов, заявивших о своей эмансипации, насчитывалось 62%, 11 лет спустя – 61%.

Глядя на цифры исследований, нетрудно разделить скепсис социолога Симона Кордонского. «Это ⁠же наши люди: говорят одно, ⁠делают другое, а думают третье», – говорил он в интервью Republic. Но если все-таки принять результат опросов за выражение жизненной позиции населения, значит ли это, что страна ценит личные свободы и верит в собственные силы чуть больше, чем принято считать? Россияне как будто соглашаются с бывшим президентом США Рональдом Рейганом, однажды провозгласившим правительство «не решением, а самой проблемой». Вывод, что извечный российский патернализм постепенно уходит в прошлое, пожалуй, будет преждевременным. В этом легко убедиться, если вспомнить, какое мнение россияне обычно выражают по другим, более предметным вопросам.

Отношение общества к рынку да и в целом к жизни вне государственной опеки косвенно подтверждают данные ФОМ: лишь около 40% россиян летом прошлого года считали, что за 30 лет бизнес принес стране больше пользы, чем вреда. «Среди европейцев не более половины согласны с утверждением, “что предприниматели эксплуатируют других, используют результаты труда других”, в России таких ответов две трети», – отмечается в исследовании «Левады» 2012 года, проведенном по заказу Сбербанка.

Рискам свободного предпринимательства (как и рискам работы в любой частной структуре, не имеющей прочной связи с государством) средний россиянин все чаще противопоставляет стабильность бюджетного сектора. Кадровый портал Superjob, который в 2009 году по заказу Republic провел опрос об отношении россиян к работе в частном и государственном секторе, по его итогам отмечал: «Те, кто хочет попасть на бюджетное довольствие, в основном изъявляют желание работать в органах власти и управления (41%), а также в госкомпании (39%). При этом о работе в госкорпорации чаще мечтают люди постарше и с хорошей зарплатой. Молодые россияне, зарабатывающие до 30 тысяч рублей в месяц, скорее стремятся в правоохранительные или надзорные органы». Характерно, что карьеру силовика хотят для своих детей 53% российских родителей, согласно январскому опросу ВЦИОМ. Частная инициатива сегодня явно не в почете.

Среди претензий населения к правительству, которые социологи Левада-центра выясняют больше 15 лет, одной из первых звучит такая: «Не заботится о социальной защите населения». В 2016 году это волновалотреть (34%) россиян. В 2011 году сравнимым по популярности был вопрос, почему правительство «не может обеспечить работой людей». Но последующий прогресс, достигнутый российскими властями в деле огосударствления экономики, отчасти снял его остроту – против прежних 37% теперь он волнует лишь 23% граждан.

В США, писал в 1970-х годах известный американский политолог Чарльз Линдблом, «огромное богатство все еще держит часть населения в деморализующей системе государственного соцобеспечения». И если с тех пор ситуация и изменилась, то только к худшему. Согласно данным опросов телекомпании Fox News за 2013 год, 74% американцев считают, что их соотечественники слишком полагаются на правительство и слишком мало на самих себя. В ходе исследования был задан вопрос: «Если ваш близкий друг или член семьи потерял работу и больше не может себя содержать, что, считаете, ему делать?» Больше половины (52%) посчитали разумным, если он обратится к друзьям и родственникам за деньгами и временным решением проблемы с жильем. И только треть (32%) рассудили, что своим бедственным положением человеку следует озадачить государство – претендовать на получение продуктовых талонов и пособия.

Такое распределение взглядов может объясняться типично американской верой в то, что из большинства жизненных неурядиц – от финансового кризиса до потери работы – люди должны выпутываться сами, а помощь государства развращает. О масштабах распространения продовольственных Food Stamps известный экономист и нобелевский лауреат Пол Кругман как-то с озабоченностью писал: «Мы становимся нацией получателей и создаем культуру зависимости».

В российском обществе бытуют совсем другие настроения. У нас идея внедрить местный аналог американской программы продуктовой помощи нравится почти 80% населения. Граждане выступают за расширение государственной поддержки малоимущих слоев населения, среди которых в конечном счете они легко могут оказаться сами. Ведь, как показывает исследование ВШЭ, проведенное осенью прошлого года, у более чем половины населения страны нет и не было сбережений «на черный день». Случись что – государство поможет.

Евгений Карасюк
Обозреватель Republic

Власть не нужна, деньги нужны. Как россияне относятся к государству: 1 комментарий

  1. Однажды ходил в цирк, дак там медведь ехал на мотоцикле, а зав.уч школы 13 назвал слова обучение и образование синонимами. Я дурак, а она педагог. Ещё пример из жизни когда забирали автомобиль милицаи из садов. Хотели увезти меня на мед освидетельствование. Им мало было слов, что я выпиваю. Но я не управлял ТС на дорогах общего пользования в состоянии опьянения. Вывод судьи нет оснований не ВЕРИТЬ сотрудникам ГБДД.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *