Владислав Иноземцев: «Cлужение памяти жестоко убитого человека принимает непоследовательные формы»

«Вроде бы уже нужно перестать удивляться тому, что происходит в России, но сделать это оказывается непросто — тем более что поводы практически с каждым днем становятся все достойнее. Одним из них является developing story с фильмом «Матильда» и уязвленной глумлением над памятью царя-мученика депутатом Н. Поклонской», — пишет экономист в Facebook.

«В отличие от части российских либералов, я вполне допускаю, что многие искренне верующие люди вполне могут чувствовать серьезный моральный дискомфорт с связи с изображением событий, не соответствующих их представлениям о святости того или иного исторического персонажа. В конце концов, какие бы ошибки и даже преступления ни совершал император, я не думаю, что он — и тем более его семья — заслужил бессудного убийства в екатеринбургском подвале.

Однако меня интересует несколько иное. Если согласиться с тем, что депутат Поклонская, движимая истинной верой и состраданием, стремится защитить образ государя от поругания, то возникает вопрос об избирательности такой «защиты».

Как известно, расстрел царской семьи был организован по решению местных властей, а исполнением этого злодеяния занимались сотрудники УралоблЧК — подразделения ВЧК. Каждый год 20 декабря день создания этой гуманной и преданной идеям права и законности организации отмечается в Российской Федерации с большим размахом. Хотелось бы понять, почему депутат Поклонская не возмущается тем, что это происходит в стране, где бывший император, радетелем памяти которого она является, причислен к лику святых? Почему она не пикетирует эти торжества, не инициирует петиции о признании организации, в которой работали убийцы ее кумира, преступной?

Или, например, сама г-жа Поклонская некоторое время состояла в числе работников органов прокуратуры Российской Федерации. Напомню, что именно эта структура последовательно — в 2005, 2006 и 2007 гг. — отказывала членам императорской семьи в реабилитации государя, казуистически отмечая, что он не может быть реабилитирован, так как ни в чем не обвинялся. Однако подобное — и действительно деятельное — глумление над памятью царя будущего депутата, когда она работала в органах прокуратуры, ну никак не тревожило. Может, стоило обещать поджигать Генпрокуратуру, а не кинотеатры — и именно на Дмитровке устраивать свои молитвенные стояния?

Еще раз повторю: я готов принять мотивы депутата и не собираюсь обвинять ее в каких-то отклонениях, о чем уже стали говорить. Просто я хотел бы понять, почему служение памяти жестоко убитого человека принимает столь непоследовательные формы?»

Владислав Иноземцев

читать оригинал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *