ВИЧ-сервисные организации начали судиться с Минюстом: они не согласны со статусом иноагентов

15 января 2021
Пресс-обзор

Признанные в конце прошлого года иноагентами ВИЧ-сервисные организации начали обжаловать решение Минюста: одна из НКО направила иск в суд, ещё две сделают это в ближайшее время, рассказали их представители «Открытым медиа».

Сейчас в реестре НКО, выполняющих функции иностранного агента, содержатся данные о 75 некоммерческих организациях. Восемь из них были включены в перечень в декабре 2020 года, в том числе Центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет», а также несколько ВИЧ-сервисных организаций. Всего же за 2020 год в реестр были включены девять НКО.

Социально-ориентированная НКО содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс ПЛЮС» (Орел) обжаловала решение Минюста о включении её в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Наряду с «Феникс ПЛЮС» (создана в 2006 году) в конце 2020 года в перечень иноагентов были включены ещё несколько ВИЧ-сервисных организаций: петербургские фонды «Гуманитарное действие» и «Свеча» (старейшие российские ВИЧ-сервисные организации), екатеринбургская НКО «Акцент», красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа».

В иске «Феникса ПЛЮС», который направлен в Замоскворецкий районный суд Москвы, представители организации просят признать незаконным распоряжение Минюста о включении в реестр иностранных агентов и обязать ведомство исключить из него данные об этой НКО. Они указывают, что не согласны с выводами акта проверки организации (прошла 10 ноября 2020 года). Юристы организации полагают, что не выполнено основное условие законодательства об иноагентах: НКО должна одновременно получать иностранное финансирование и осуществлять политическую деятельность. «Организация, хотя и имеет иностранное финансирование, политическую деятельность не осуществляет, занимается видами деятельности, соответствующими её уставным целям», — говорится в иске.

Среди уставных целей организации — оказание услуг по духовному, психоэмоциональному и физическому здоровью граждан, профилактике ВИЧ/СПИДа и других социально значимых болезней. По словам председателя «Феникс ПЛЮС» Евгения Писемского, за последние три года сотрудники организации провели более 30 тысяч тестов на ВИЧ при финансовой поддержке Фонда Элтона Джона.

В качестве политической деятельности управление Минюста Орловской области в акте проверки (есть в распоряжении «Открытых медиа») называло размещение статей и материалов на портале «Парни ПЛЮС», а также на одноимённой странице в Facebook. В частности, отмечалось, что «даётся оценка действиям органов государственной власти» в материале под заголовком «Почему законодательный запрет не поможет бороться с распространением идей ВИЧ-отрицателей?», в ещё одной статье «даётся мнение о бездействии РФ в сфере профилактики ВИЧ среди геев, бисексуалов и других МСМ». В акте говорится, что основателем и главным редактором сайта «Парни ПЛЮС» является Писемский, и на этом сайте ведётся сбор пожертвований по банковским реквизитам организации «Феникс ПЛЮС».

«Однако данный информационный ресурс не принадлежит организации, не является её официальным сайтом, — говорится в иске к Минюсту. — Доказательств принадлежности портала „Парни ПЛЮС“ руководителю организации „Феникс плюс“ Евгению Писемскому либо его авторства информационных материалов, на которые даются ссылки в обоснование политической деятельности, акт не содержит».

В жалобе также приводится мнение Конституционного суда, который отмечал, что деятельность в области здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни не относятся к политической деятельности (постановление от 08.04.2014 года № 10-П)

Истцы указывают, что «необоснованное включение организации в реестр… создало дополнительные обязательства, как в части сдачи дополнительной отчётности, так и в части проведения за счёт собственных средств аудиторской проверки». Но в отличие от госкомпаний у НКО отсутствует постоянное финансирование, «а выделенные средства часто имеют целевой характер и не могут использоваться на проведение аудита». В результате возникают риски закрытия организации. «Кроме того, сам по себе термин „иностранный агент“ имеет явно негативную коннотацию и использование его по отношению к некоммерческой организации будет создавать атмосферу недоверия к её деятельности», настаивают истцы.

Адвокат Мария Каневская, которая представляет «Феникс ПЛЮС» в суде, сообщила ОМ, что в ближайшее время подаст иски на решение Минюста также от благотворительного фонда «Свеча» и организации «Мы против СПИДа». Если организации получат решения о штрафах (за то, что они ранее не сообщили в Минюст, что исполняют функции иноагентов), то и эти решения будут обжалованы, рассказала она.

Последний «позитивный случай» в практике Каневской по делам об иностранных агентах — это решение суда в Дагестане в пользу НКО «Мать и дитя» от 28 сентября 2020 года: тогда местная прокуратура настаивала на штрафе для организации за то, что НКО не заявила о себе как об иностранном агенте, но в реестре Минюста этой НКО не было.

В петербургском благотворительном фонде «Гуманитарное действие» ОМ сообщили, что намерены обжаловать решение Минюста в феврале.

Валерия Мишина