Вежливость на экспорт
Россиянам разрешили ездить воевать за границу

Госдума приняла поправки в закон «О воинской обязанности и военной службе», разрешающие военнослужащим заключать краткосрочные контракты для участия в операциях за рубежом. Формально новые правила должны позволить России эффективнее бороться с терроризмом по всему миру, но эксперты сходятся в том, что Москва хочет восполнить кадровый дефицит при операции в Сирии.

Законопроект о внесении поправок был одобрен во втором и третьем чтениях сразу. Его автором выступило министерство обороны. В ноябре прошлого года — через два месяца после начала российской операции в Сирии — оно решило сократить минимальный срок контракта для военнослужащих с двух лет до полугода. Это дало почву для разговоров о том, что закон нужен для «легализации» уже действующих в арабской республике добровольческих отрядов. Официально изменения объяснялись «активизацией деятельности международных террористических и экстремистских организаций».

Пока еще действующая редакция закона тоже предусматривает возможность послужить по контракту от шести месяцев до года. Это возможно только в исключительных ситуациях, к которым относятся стихийные бедствия, чрезвычайные положения, нарушение конституционного порядка или миротворческие операции. В остальных случаях солдаты, матросы и сержанты обязаны отслужить не меньше двух лет, а офицеры и прапорщики — пяти. Одобренные Думой поправки добавляют к перечню исключений зарубежные антитеррористические операции российской армии и походы кораблей. Заключить такой контракт смогут граждане, находящиеся в запасе, или те, кому осталось служить по призыву не больше месяца.

В октябрьском отзыве правительства на новую редакцию закона говорилось, что необходимость нововведений вызвана «активизацией деятельности международных террористических и экстремистских организаций». При этом утверждалось, что государство одновременно идет и навстречу потенциальным контрактникам: согласно исследованию Минобороны, около 20% из них хотели бы не просто послужить в армии, а именно целенаправленно поучаствовать в зарубежных антитеррористических операциях. В случае, если такая операция закончится раньше, чем через год после заключения договора, он будет автоматически расторгнут.

Поправки также касаются срочной службы во флоте, и их авторы останавливались на этом моменте отдельно. «Фактический срок службы военнослужащих по призыву на кораблях в связи с необходимостью их подготовки в учебных подразделениях составляет, как правило, около шести месяцев, что приводит к смене более 30% личного состава каждые полгода. Особенно остро эта проблема стоит на кораблях первого и второго ранга, выполняющих задачи в удаленных районах Мирового океана. С учетом двухмесячной подготовки корабля к выходу в море, срок увольнения матросов-срочников часто наступает во время похода», — говорилось в пояснительной записке к поправкам. Сейчас таким военнослужащим приходится продлевать срок службы по призыву, но со вступлением поправок в силу с ними можно будет заключать контракты до возвращения корабля или подводной лодки из похода.

Однако главной причиной изменения закона многие все же называют российскую операцию в Сирии. В неофициальных разговорах это подтверждали и представители Минобороны. В ведомстве сетовали на последствия неудачной армейской реформы, которую провел бывший министр Анатолий Сердюков. Его инициативы якобы привели к дефициту высококвалифицированных профессиональных военных. Например, бывшие авиатехники, имевшие высшее техническое образование, в результате реформы утратили офицерские звания и стали сержантами. Из-за этого многие из них уволились. Министерство готовит новых специалистов, но на это нужно время, сетовали представители ведомства. Пока же нехватку компенсируют за счет краткосрочных контрактов. При этом многие военные обращают внимание на важность отбора кандидатов в «краткосрочные контрактники». Многие из них, опасаются в Минобороны, могут быть озабочены только заработком, а не построением карьеры в вооруженных силах.

«Да, такая опасность действительно есть. Но тут уж нельзя что-либо прогнозировать — можно только смотреть, что получится в итоге. Для Минобороны это будет определенной проблемой, определенной головной болью», — отметил в разговоре с «Профилем» замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

О российских бойцах, воюющих в Сирии на стороне правительственных войск или курдских отрядов, СМИ писали последние несколько лет. Сообщалось о частных военных компаниях, нанимающих добровольцев из России (одна из них якобы базируется в поселке Молькино в Краснодарском крае). Также вербовкой и набором таких людей занимались специальные сайты, например, «Доброволец.org». Сирийские власти якобы платили своим помощникам из других стран по 50 долларов в день. Большинство добровольцев, по неофициальным данным, составляли опытные военные, до этого не раз бывавшие в «горячих точках», в том числе на Донбассе. После того как в сентябре прошлого года Россия начала собственную операцию в Сирии, желающих поехать туда стало еще больше, но официальное участие Москвы в конфликте ограничивалось ракетными и бомбовыми ударами авиации по позициям террористов.

«Мне кажется, проще было бы реорганизовать как раз частные военные компании, потому что это почти то же самое и есть, но, в конце концов, можно и так. Я не вижу никаких противопоказаний. Другое дело, что сложно сказать, чем это поможет», — говорит Храмчихин.

В мае прошлого года президент Владимир Путин подписал указ, засекретивший имена российских военных, погибших «в мирное время в период проведения специальных операций». Данные о таких солдатах были приравнены к государственной тайне. Тогда это связывали с войной на юго-востоке Украины, в участии в которой тоже неоднократно обвиняли российскую армию. И хотя в прессе периодически появлялись интервью с людьми, называвшими себя российскими кадровыми военными (одним из них стал танкист из Бурятии Доржи Батумункуев, рассказавший «Новой газете», что получил тяжелые ранения в сражениях за Дебальцево), Кремль настаивал, что все воюющие на Украине россияне не имеют отношения к Минобороны и приехали по собственной воле.

Алексей Афонский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *