Верховному суду предлагают заняться репостами. Совет по правам человека настаивает на четком определении экстремизма

В сентябре пленум Верховного суда (ВС), по информации «НГ», сделает для судов разъяснение по правильной оценке публичных высказываний – в том числе в Сети. Нынешнюю правоприменительную практику антиэкстремистских статей Уголовного кодекса (УК) группа членов президентского Совета по правам человека (СПЧ) считает неверной.

Правозащитники направили в ВС свои рекомендации. Их беспокоит, что растет количество дел за комментарии и репосты в соцсетях. По данным судебного департамента ВС, число осужденных по ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) в 2015-м составило 414 человек. Это в три раза больше, чем в 2011-м.

Аналитики информационно-аналитического центра «Сова» отмечают, что «растет доля приговоров, выносимых за высказывания, сделанные в Интернете, – в первом полугодии 2016 года она достигла 90% всех дел об экстремизме».

Значительная часть судебных решений, настаивают правозащитники в своем письме председателю ВС Вячеславу Лебедеву, носит несправедливый, спорный характер. Причем людей все чаще приговаривают к реальным срокам.

Под обращением в ВС подписались правозащитники Людмила Алексеева, Сергей Ковалев, Валерий Борщев, Александр Верховский, Лев Пономарев и Илья Шаблинский.

«Пленум намечается в сентябре, сейчас к нему идет активная подготовка. Однако до нас дошла информация, что в готовящемся проекте постановления ВС ничего хорошего не будет. Документ, напротив, поощряет судей за обвинительные приговоры по экстремистским статьям. Поэтому мы решили вмешаться и направили суду свои предложения», – рассказал «НГ» Шаблинский.

Правозащитники считают, что злоупотребления в судах возникают, например, из-за «чрезмерно широкого и нечеткого определения экстремистской деятельности». Они просят судей при вынесении решений учитывать все детали и обстоятельства. Скажем, не только содержание высказывания, но также его стиль, контекст, характеристику реальной аудитории. Оценивать и личность того, кто делает высказывание – насколько он влиятелен, есть ли у него официальный статус. Рассматривать также, был ли злой умысел и была ли вероятность последствий. Ну и, конечно, за старые публикации вообще нельзя привлекать к ответственности, считают в СПЧ.

Обязательно следует указать судам на необходимость отдельно рассматривать действия пользователей Сети с теми публикациями, которые не созданы ими самими: «Судя по всему, большинство приговоров за высказывания выносятся именно за репосты, сделанные в сети «ВКонтакте». Однако следователи не рассматривают мотив этих действий: один и тот же материал, противоправный сам по себе, можно репостить и с целью поддержки, и с целью критики, и просто для ознакомления своих читателей». Следует также разъяснить, сказано в письме, что иные формы отметок пользователя в связи с публикациями – «лайк» или что-то аналогичное – не должны рассматриваться как форма поддержки или распространения этих публикаций.

Большое значение, уверены в СПЧ, имеет и степень публичности высказывания. «Применительно к Интернету критерием публичности может служить число просмотров данного конкретного материала до начала расследования. Само расследование и тем более привлеченное им общественное внимание могут многократно увеличить аудиторию», – говорится в документе. Высказывания, распространенные нешироко «и тем самым не представляющие значительной общественной опасности», предлагается перенести из уголовных преступлений в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП).

В письме СПЧ указывается на наличие в статье 282 УК двух различных действий – «возбуждения ненависти и вражды» и «унижения достоинства людей». Последнее предлагается из нее убрать, создав новую статью в КоАПе. Нужна и новая интерпретация понятия «возбуждение ненависти и вражды». «Публичные высказывания, чтобы стать криминальными, должны содержать призыв к особо опасным противоправным действиям или утверждение правильности таких действий», – считают авторы обращения в ВС.

Вызывает сомнения у правозащитников и практика обязательной экспертной оценки предполагаемых экстремистских высказываний – и прежде всего беспристрастность самих экспертов. Как указано в письме, ВС следует рекомендовать судам воздерживаться от проведения судебной экспертизы без крайней необходимости либо же привлекать независимых специалистов, не связанных с органами следствия.

Есть у членов СПЧ вопросы и к федеральному списку экстремистских материалов, который насчитывает уже более 3,5 тыс. позиций. «Они не могут служить для граждан источником знания о том, какие материалы не следует распространять. Мы полагаем, что этот механизм себя не оправдал и должен быть упразднен», – заявляют правозащитники.

Серьезные подозрения у них вызывает и только что вступившая в силу статья 205.6 УК («Несообщение о преступлении»), являющаяся частью пресловутого «пакета Яровой». Как сказано в письме в ВС, «трудно представить, как будет определяться ответственность людей, ознакомившихся в Интернете с высказываниями, которые позже будут признаны призывами к террористической деятельности».

Екатерина Трифонова
Корреспондент отдела политики «Независимой газеты»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *