ВЧК-ОГПУ-НКВД-ФСБ

ФСБ защищает данные о советских чекистах как о собственных сотрудниках

Москвич Игорь Яковлев через суд требует от ФСБ России раскрыть фамилии чекистов из дела его родственников, репрессированных в годы Большого террора. Спецслужба отказалась это делать, сославшись на закон «О ФСБ», который называет гостайной данные о бывших и действующих сотрудниках. Тем самым ФСБ России фактически объявила себя правопреемницей органов ВЧК-ОГПУ-НКВД, указывает адвокат правозащитной группы «Команда 29» Максим Оленичев.

Восстанавливая историю семьи своей жены, Игорь Яковлев в 2020 году запросил в УФСБ по Псковской области архивные уголовные дела в отношении ее прапрадедов — братьев Анисима и Алексея Бельченковых. Они были репрессированы в 1938 году как кулаки-единоличники. Анисима Бельченкова расстреляли, а его брата сослали в лагеря, где он погиб. Обоих реабилитировали в 1989 году, а дела рассекретили еще в 1992 году.

Управление ФСБ прислало копии документов, но при этом вымарало фамилии сотрудников НКВД, имевших отношение к аресту братьев Бельченковых. «В псковском УФСБ мне отказали в предоставлении копий дел без изъятий, сославшись на ст. 7 закона “О ФСБ”,— рассказал “Ъ” господин Яковлев.— А в этой статье указано, что засекречиванию подлежат сведения о бывших и действующих сотрудниках ФСБ. Получается, они сами утверждают, что чекисты НКВД — это сотрудники ФСБ».

Мужчина обратился с жалобой в управление регистрации и архивных фондов ФСБ России, но там ему заявили, что нарушений не видят. Прокуратура Псковской области отказалась возбуждать административное дело по факту непредоставления информации.

Ведомство указало, что, согласно закону «О реабилитации жертв политических репрессий», раскрытию подлежат фамилии только тех чекистов, которые были признаны преступниками.

«В ходе проверки не установлено, что сотрудники НКВД, сведения о которых содержатся в архивных документах, признаны в установленном порядке виновными в фальсификации дел либо применении незаконных методов расследования»,— сообщил в ответе военный прокурор псковского гарнизона Алексей Ратников.

«Мне нужны не фамилии, мне нужна вся правда о деле предков. И нас неприятно удивило, что ФСБ, нарушая законы, пытается эту правду скрыть»,— говорит господин Яковлев. Он подчеркивает, что в его семье тоже был сотрудник НКВД и он в том числе по этой причине ощущает моральное право требовать раскрытия фамилий чекистов.

Господин Яковлев подал иск к псковскому УФСБ в Кунцевский районный суд Москвы. Его представитель, адвокат правозащитной группы «Команда 29» Максим Оленичев, рассказал “Ъ”, что намерен ссылаться в суде на указ президента РСФСР Бориса Ельцина от 1993 года об упразднении Министерства безопасности РФ и создании Федеральной службы контрразведки. Позже, в 1995 году, ФСБ была выделена из службы контрразведки. «Первая фраза указа звучит так: “Система органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ-МБ оказалась нереформируемой”. В указе не говорится ни слова о правопреемственности. Одна организация ликвидирована, другая — создана,— пояснил господин Оленичев.—

Если бы в указе говорилось про преобразование или реорганизацию, то тогда бы можно было говорить про преемственность и защищать сотрудников НКВД».

Исследователь архивов, автор книги о сталинских репрессиях «Спасская красавица» Сергей Прудовский рассказал “Ъ”, что в государственном архиве РФ хранится 93 тыс. уголовных дел периода репрессий «и там все фамилии чекистов открыты, их можно запросить и все увидеть». «Кроме того, все руководители НКВД известны, есть общедоступная база международного общества “Мемориал” (внесено в реестр иностранных агентов.— “Ъ”) с перечнем сотрудников НКВД. Но почему-то людям порой выдают документы с изъятиями»,— говорит господин Прудовский. Он и сам судится с ФСБ из-за вымаранных фамилий в личном деле Татьяны Кулик, репрессированной в рамках «харбинской операции». «Но в этом деле фамилии и должности сотрудников НКВД были специально засекречены экспертной комиссией московского УФСБ»,— отметил господин Прудовский. Он проиграл почти во всех судебных инстанциях и теперь намерен обратиться в Верховный суд РФ. «Дела Бельченковых не являются секретными, а значит, фамилии чекистов не секрет. Поэтому отказ со ссылкой на закон “О ФСБ” неправомерен»,— считает зампред совета центра «Мемориал» (внесен в реестр иностранных агентов), один из ведущих специалистов по истории органов ВЧК-ОГПУ-НКВД Никита Петров.

Отметим, что сейчас СКР ведет проверку в отношении жителя Томска Дениса Карагодина, который опубликовал сведения о сотруднике НКВД, подписавшем акт о расстреле его прадеда. На господина Карагодина пожаловался потомок этого сотрудника.

Анастасия Курилова