Валентине Череватенко предъявили уголовное обвинение как «иностранному агенту»

Российской активистке грозит лишение свободы за гуманитарную и миротворческую деятельность

В России предъявлено первое уголовное обвинение за невыполнение закона об «иностранных агентах» – акта, согласно которому российские власти приклеивают ярлык «иностранный агент» организациям, получающим иностранное финансирование и, по мнению чиновников, занимающимся политической деятельностью.

Жертвами этого закона в течение последних лет стали многие правозащитные организации России, в том числе такие уважаемые и известные в мире, как «Мемориал», «Гражданское содействие» и Сахаровский общественный центр, занимающийся просвещением в сфере прав человека и истории.

2 июня за якобы допущенные нарушения этого закона обвинение в совершении уголовного преступления предъявлено Валентине Череватенко – председателю координационного совета организации «Союз «Женщины Дона». Общественницу из Новочеркасска обвинили в «злостном» неисполнении требований закона об «иностранных агентах», что может грозить ей тюремным сроком.

Обвинение в отношении Валентины Череватенко вызвало осуждение со стороны многих международных организаций. Европейский Союз сделал официальное заявление, в котором говорится: «Уголовное обвинение, предъявленное правозащитнице Валентине Череватенко, председателю некоммерческой организации “Союз “Женщины Дона”, представляет собой первое уголовное дело, заведенное в России в связи с законом “об иностранных агентах”. Практика признания некоммерческих организаций “иностранными агентами” ограничивает гражданское общество и препятствует осуществлению основных свобод. Выдающаяся деятельность госпожи Череватенко в области правозащитного образования, миротворчества и гуманитарных вопросов хорошо известна и высоко оценивается многими».

Международная правозащитная организация Amnesty International также осудила этот шаг российских властей. «Единственная причина, по которой Валентина Череватенко предстает перед судом, и почему ей грозит тюремное заключение — это месть за ее абсолютную приверженность делу прав человека. Эта смелая правозащитница стала первой, кого подвергли уголовному преследованию в соответствии с российским драконовским законом об “иностранных агентах”. Ее вообще не следовало ни в чем обвинять, не говоря уже об угрозе заключения в тюрьму», – сказал в официальном заявлении Денис Кривошеев, заместитель директора Amnesty International по Европе и Центральной Азии.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Валентина Череватенко рассказала о том, кто инициировал преследование «Союза «Женщины Дона», и какая деятельность этой организации, по мнению российских властей, имела признаки «иностранного агента».

Данила Гальперович: Как начались преследования в отношении вашей организации и вас лично?

Валентина Череватенко: Началось это примерно год назад по инициативе сотрудника ФСБ, который написал заявление в Следственный комитет. И было начато это дело, в котором я была подозреваемой, а 2 июня я уже получила постановление о привлечении меня в качестве обвиняемой по уголовному делу.

Д.Г.: То есть, это ФСБ начала дело?

В.Ч.: Да, инициаторы этого дела – ФСБ.

Д.Г.: Это, по-вашему, региональная инициатива, или атака идет из Москвы?

В.Ч.: Я думаю, что это все-таки инициатива региональная. Я думаю, что Москва в курсе этого в полном объеме. Наверное, эта региональная инициатива поддержана.

Д.Г.: Многие ваши коллеги считают, что вас наказывают показательно, для острастки других. Разделяете ли вы эту точку зрения?

В.Ч.: Дело в том, что статья, по которой меня обвинили, на самом деле, не имеет практики. Это первое дело в истории. Оно может быть показательным с разных сторон. Оно может также быть распространено буквально на всех тех, кто не сам зарегистрировался в этом «реестре иностранных агентов».

Д.Г.: Российские власти довольно часто говорят, что слова «иностранный агент» – это что-то такое нестрашное, и у этого термина нет осуждающей или негативной коннотации. Вы согласны?

В.Ч.: Нет, я с этим не согласна. Как раз моя история и практика моего дела говорят, что у этого слова есть очень большая нагрузка. Для простых людей «агент», то бишь «шпион» впитано с молоком матери, особенно для старшего поколения. Это довольно серьезно. И как только заговорили, даже в моем городе, о том, что организация включена в реестр «агентов иностранного влияния», часть представителей общественных организаций заявили, что они никогда не войдут в офис «Женщин Дона», потому что здесь агенты. Были звонки – понимаю, что звонки могли идти от не совсем здоровых людей, но и это было: «ваши хозяева», «руки по локоть в крови», и так далее. Поэтому это слишком упрощенное понятие или представление об этом законе, об этом термине людей, которые не испытали это на себе.

Д.Г.: Чем занимается ваша организация?

В.Ч.: «Союз «Женщины Дона» был создан в 1993 году как обычная социальная организация. Высокопарно говоря, «возьмемся за руки друзья, чтобы не пропасть поодиночке» – тогда, в 1993, это именно так и было, в довольно сложные времена. И в 1994 года «Союз «Женщины Дона» был зарегистрирован как региональная общественная организация. Мы, начиная с 1995 года, внесли изменения в Устав, и, кроме социальных проблем, которые мы собирались решать, помогая тем, кому плохо и трудно, внесли в Устав также права человека, права женщин и миротворчество. И в течение многих лет мы занимались развитием диалога, реабилитацией людей, пострадавших в разных конфликтах, природных и техногенных катастрофах. У нас есть опыт работы в Беслане, в Крымске. Мы работали с семьями, которые возвращались из зон вооруженных конфликтов. Мы помогали этим семьям. Мы работаем с трудными семьями и с семьями социально опасным положением. Это довольно широкий спектр направлений деятельности организации, которая устоялась, мы наработали знания, опыт и возможность их передавать. Мало того, что мы сами работали – мы сумели из своих недр родить еще несколько других организаций, которые вышли из разных направлений нашей деятельности.

Д.Г.: Какие претензии вам предъявили, и когда?

В.Ч.: В 2013 году прокуратура нам заявила, что мы нарушили закон, работая на других территориях. У меня, конечно, при этом есть вопрос к Министерству юстиции, которое за 20 лет нашего существования ни единого раза не сделало нам замечания по этому поводу. Поэтому в 2013 году «Союз «Женщины Дона», наш координационный совет, принял решение о создании второй организации — Фонд содействия и развитию гражданского общества и правам человека «Женщины Дона», с тем, чтобы «Союз «Женщины Дона» больше не нарушал закон, но работал бы только на территории Ростовской области, а у фонда было бы право работать на других территориях, что закон ему позволяет. Цели и задачи их совпадают, потому что мы не планировали заниматься другими видами деятельности. Однако в отношении меня возбуждается уголовное дело, и одно из обвинений – создание именно фонда, что я как бы имела злой умысел, и так далее. Сегодня нам ставится в вину создание, рождение другой организации, которая, кстати, продолжает работать на других территориях, инициировать диалоговые процессы и организовывать диалоги между украинскими и российскими общественниками, женщинами-лидерами, специалистами помогающих профессий.

Д.Г.: Как вы думаете, насколько серьезная опасность вам угрожает?

В.Ч.: Эта статья предполагает возможность приговора до двух лет лишения свободы. Уже год назад я, когда получала акт в Минюсте, мне там один из сотрудников заявил: «Ты еще не знаешь, что тебя ждет». Мне пришлось сказать: «Почему не знаю, понимаю. Наверное, вы меня посадить хотите». Другой сотрудник еще сказал: «Ну, что вы придумываете».

Я действительно понимаю, что эта опасность реально существует. И я действительно понимаю, многие коллеги мне говорят, что было бы правильно уезжать из страны. Но, даже понимая это, я не собираюсь никуда уезжать. Я не безродный человек. У меня семья – у меня мама, у меня сыновья, у меня внуки. У меня работа, и вокруг меня много людей, которые верят, доверяют. Перед этим нашим разговором у нас шел спектакль «Форум-театра», его написали сами участники «Форум-театра», называется он «Жанна и дракон». Это сказка о ситуации с организациями-«иностранными агентами». Мы пригласили на этот первый прогон людей, которые практически никогда не были в нашем офисе. Они смотрели, обсуждали. И я видела, что они понимают, о чем идет речь. Они рассказывали свое видение того, как нам выйти из этой ситуации, как нам выжить и остаться людьми.

Данила Гальперович
Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация — международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Общество

В лучшем жилом комплексе Севастополя открыты продажи квартир 

Жилой квартал «Доброгород» от компании «ИнтерСтрой» в Севастополе не нуждается в представлениях. Он завоевал популярность…

Общество

TCL выступила на CES 2023 под фирменным слоганом Inspire Greatness

На интерактивном стенде были продемонстрированы сверхбольшие дисплеи Mini LED QLED, игровые мониторы, мобильные устройства, умная…

Общество

Подведены итоги всероссийского проекта «поём оперу вместе»

Проект «Поем оперу вместе. Хоровая школа и постановка «Россия в смутные времена» по мотивам оперы…