В Ставропольской прокуратуре согласование, до степени смешения похоже на цензуру

Интересное письмо опубликовали на днях «Ставропольские ведомости» — общественно-политический информационный портал края. Озаглавлено оно «Тайны прокурорского двора или письмо в пресс-службу краевой прокуратуры». Адресовано письмо ее руководителю — Людмиле Дулькиной.

Интересно оно тем, что дотошно, шаг за шагом рассказывает о том, как осуществляется ведомством цензура, запрещенная в нашей стране Конституцией, ведомством, по сути предназначенным надзирать за тем, чтобы Конституция соблюдалась.

Журналист Марина Кандрашкина просит Дулькину объяснить, почему запланированное ими обеими интервью так и не состоялось. Газета озадачилась темой лекарственного обеспечения в крае. Тем более, что Генпрокуратура РФ обнародовала данные, что в 2015 году и первом полугодии 2016 года на территории страны было выявлено двадцать восемь тысяч нарушений законодательства в сфере обеспечения населения лекарственными препаратами. Реально ли в таких условиях достичь того, чтобы система российского здравоохранения работала без сбоев, права пациентов не нарушались, а цены на лекарства не выкручивали ставропольцам руки? Что показали прокурорские проверки в этом направлении? С предложением поговорить на заданную тему и с подробным списком вопросов журналист и обратилась в пресс-службу прокуратуры края.

В первоначальном варианте интервью помощник прокурора смело «оглушила» статистикой: «в данной сфере сотрудниками прокуратуры выявлено свыше трехсот нарушений законов», возбуждено более пятидесяти дел об административных правонарушениях». Для края, помимо ценового взлета на лекарственные средства, характерно и другое, едва ли не большее зло: проблема вымывания дешевых лекарственных препаратов из аптек. Подобные случаи были зарегистрированы в городах Ессентуки, Невинномысске, Пятигорске, Арзгирском, Буденновском, Изобильненском, Курском, Левокумском, Предгорном и Степновском районах.

Увы, впоследствии заметив, что «текст, все-таки, нужно подкорректировать», согласование затянулось на несколько дней.

«Заняты! Работаем», — на все звонки вежливо отвечала журналисту руководитель пресс-службы. Но журналист продолжала настаивать, мол, газетный номер верстается, народ хочет знать правду, а в сроки не укладываемся. В ответ — «Значит, снимайте! У нас совещания, выезды, другая работа».

Переделка статьи затянулась еще на несколько дней. А когда, в конце концов, журналист получила окончательный текст, то подумала, что произошел сбой в компьютере, потому как половина вопросов — ответов исчезли. «Вальяжно, с претензией на «отвали», журналистке ответили, «что сами убрали «ненужные» детали, дескать, это их право. На попытки возразить, последовало: «кто я такая, чтобы диктовать прокуратуре свои желания?», — рассказала журналист.

Раз телефонного диалога не получилось, журналист ответила публично. Напомнила, что она выполняет свою профессиональную деятельность. И, согласно Федеральному закону «О СМИ», редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц.

Ольга Васильева, собственный корреспондент ФЗГ в Северо-Кавказском федеральном округе

В Ставропольской прокуратуре согласование, до степени смешения похоже на цензуру: 1 комментарий

  1. Руками прокуратуры хотели повоевать за рынок лекарств.
    А не получилось, виновата прокуратура.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *