В Ставрополе судят блогера за атеистические высказывания

Споры на тему «есть ли бог» — дело привычное, в том числе и в соцсетях, и конфликтом заканчиваются не так часто. Но на сей раз все пошло по другому сценарию. Когда житель Ставрополя Виктор Краснов написал «ВКонтакте» в октябре 2014 года, что «бога нет», а Библия — «сборник еврейских сказок», то двое его оппонентов — студенты юридического факультета — в ответ отнесли заявление в полицию, мол, Краснов оскорбил их религиозные чувства.

Дальнейшие события развивались стремительно и лавинообразно. Против Краснова возбудили уголовное дело по части 1 статьи 148 УК РФ, предусматривающей ответственность за публичное оскорбление религиозных чувств верующих и наказание вплоть до года лишения свободы. Затем последовал комплекс оперативно-розыскных и следственных мероприятий с привлечением целого отряда сотрудников Центра по противодействию экстремизму МВД по Ставропольскому краю и Следственного комитета. На нейтрализацию «серьезного преступника» были брошены лучшие силы полиции. По месту жительства Краснова был произведен обыск, в ходе которого изъяли «улики» — телефонный аппарат и жесткие диски к компьютеру, а самого «злодея» по решению суда под охраной на целый месяц сопроводили на принудительное обследование в психиатрическую больницу для проведения экспертизы на предмет его вменяемости.

Этим следствие не ограничилось, в Северо-Кавказском центре судебной экспертизы была проведена психолого-лингвистическая экспертиза слов «бога нет» и смежного текста.

А сотрудники полиции пошли еще дальше. Со слов матери Краснова, они приезжали к ней на работу и требовали у руководителя ее уволить, поскольку ее сын опасный и не верующий в бога экстремист.

В мировом суде дело рассматривается очень неспешно. Доставить в суд тех двух участников переписки, что написали донос на Кравцова, удалось лишь с пятого раза, а, появившись, они удивили публику отсутствием элементарных знаний о православии. Потом они вообще заявили об отказе от участия в деле.

Защите так и не удалось опросить экспертов-лингвистов, анализировавших высказывания Краснова. Мало что дал и допрос оперуполномоченного Центра по противодействию экстремизму, оперативника Сергеева, который собирал материалы для этого дела. Как это часто происходит с правоохранителями в суде, он страдал масштабной потерей памяти, слова «не помню» и «возможно» фигурировали почти в каждом ответе. Даже на вопрос адвоката Андрея Сабинина, пользуется ли он, Сергеев, интернетом, тот ответил: «Ну, возможно. У меня имеется, возможно, компьютер».

Виктор Краснов свою вину не признает. Вот как комментирует эту историю в своем журнале «Религия и право» его редактор, доктор юридических наук и почетный адвокат России Анатолий Пчелинцев: «Такие действия сотрудников, о чем они, вероятно, и не ведают, подпадают под состав уголовно-наказуемого деяния за дискриминацию по признаку отношения к религии с использованием служебного положения. Здесь наказание предусмотрено посерьезней, — вплоть до пяти лет лишения свободы (статья 136 УК РФ). Вся эта история, которая не стоит и выеденного яйца, высвечивает как минимум две проблемы. Во-первых, это религиоведческая и правовая безграмотность прокурора Промышленного района города Ставрополя, который осуществляет надзор за этим делом, а также сотрудников полиции и следствия. Я допускаю, что студенты юрфака, которые написали заявление в полицию, плохо изучали предмет «Государственное право» и понятия не имеют о современных конституционно-правовых гарантиях свободы мировоззрения, но прокурор и правоохранители обязаны это знать по должности. Во-вторых, по моему убеждению, сотрудники Центра «Э» и Следственного комитета руководствовались не законом, а сугубо личными интересами. Начальство от них требует статистические отчеты о раскрытых преступлениях, и, хочешь, не хочешь, а «работу» показывать надо. В личных беседах сотрудники полиции часто жалуются, что им некогда заниматься реальными делами, отчеты замучили. Вот так и появляются на свет высосанные из пальца «преступления». Этакая имитация кипучей деятельности. И, обратите внимание, сколько должностных лиц в этом деле задействовано. Только следствие длилось почти год. Все при делах и при хороших зарплатах. Теперь дело слушается в мировом суде и сколько суд продлится, можно только предполагать. Хочется верить, что эта история закончится для Виктора Краснова благополучно, то есть оправдательным приговором… Для истинно верующих граждан атеизм, за исключением, пожалуй, самых радикальных форм его проявлений, оскорблением не является. Не случайно в Древнем Риме действовал принцип «deorum iniuriae diis curae», то есть — «оскорбление богов — дело самих богов». Требовать наказать святотатцев по светским законам означало само по себе богохульство, так как содержало сомнение в способности богов покарать осквернителей веры».

Блогеры — не журналисты, и, казалось бы, что о них здесь писать? Но социальные сети очень близки к СМИ, многими, в том числе судьями, с ними отождествляются. Свобода слова не может быть избирательна, а абсурд, если его вовремя не прекратить, имеет свойство, как пожар, перекидываться на ближайшую территорию.

Ольга Васильева, собственный корреспондент ФЗГ в Северо-Кавказском федеральном округе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *