В президентском Совете по правам человека обсудили вопросы противодействия экстремизму и терроризму

17 октября 2017 года Совет по правам человека при президенте России (СПЧ) провел специальное заседание на тему «Общественное участие в противодействии экстремизму и терроризму». При участии директора центра «Сова» Александра Верховского к мероприятию была подготовлена проблемная записка, которую обсудили присутствовавшие.

Открыл обсуждение проблемы начальник главного управления по противодействию экстремизму МВД России Тимур Валиулин. Он остановился на новых вызовах в сфере противодействия экстремистской и террористической деятельности. Как новое явление он отметил организованный телефонный терроризм. Другой актуальной проблемой является участие несовершеннолетних в несогласованных протестных акциях, заявил Валиулин, предложив усилить ответственность за вовлечение в такую деятельность и ввести ответственность для учителей и родителей несовершеннолетних участников несогласованных акций. Он также отметил опасность угроз, связанных с интернетом, включая возможную саморадикализацию его пользователей.

Член СПЧ, председатель постоянной комиссии по гражданскому участию в противодействии коррупции и контролю за правоохранительными органами Кирилл Кабанов также обратил внимание на то, что существуют новые угрозы, в том числе связанные с массовыми беспорядками и с деятельностью, направленной на дестабилизацию обстановки в стране. Однако, по его мнению, правоприменение работает не против них, поэтому необходимо создание рабочей группы, которая позволит правильно сфокусировать усилия в этой области.

Основные проблемы антиэкстремистского законодательства и правоприменения осветил директор центра «Сова» Александр Верховский. Он поддержал идею создания рабочей группы, которая могла бы предложить законодательные изменения и задуматься о путях решения других проблем, таких как низкое качество судебных экспертиз, неэффективный механизм Федерального списка экстремистских материалов и др. В качестве первоочередных мер он предложил разделение отчетности правоохранительных органов по экстремистским преступлениям на насильственные и ненасильственные преступления (чтобы пресечь попытки повышать отчетность в сфере борьбы с экстремизмом за счет увеличения количества преследований за высказывания), а также изменения текста ч. 1 ст. 20.3 КоАП с целью ограничить запрет на демонстрирование запрещенной символики только пропагандистским контекстом.

Первый заместитель комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Дмитрий Вяткин поддержал необходимость внесения предложений по изменениям в законы, но высказался против радикальных предложений, будь то отмена ст. 282 УК или обязательная авторизация пользователей интернета.

Председатель комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Общественной палаты России Иосиф Дискин обратил внимание на важность общественного противодействия социальным предпосылкам экстремизма, таким как недостаточная социальная интеграция, особенно в молодежной среде. Он отметил, что комиссия ОП подготовила программу по социальной интеграции мигрантов второго поколения. Дискин также подчеркнул, что гражданское общество не должно противостоять государству.

Заместитель начальника главного управления по противодействию экстремизму МВД России Владимир Макаров признал, что отдельные ошибки в противодействии экстремистской деятельности есть, но отметил, что в целом система работает правильно и будет продолжать работать, несмотря на дефицит кадров в МВД, который в ближайшее время может даже усилиться. Он также пояснил, что при преследовании граждан за экстремистские высказывания сотрудники правоохранительных органов прежде всего обращают внимание на тех, кто допускает такие высказывания неоднократно и систематически.

Алексей Жафяров, заместитель начальника управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму Генпрокуратуры, посетовал на то, что в ряде субъектов федерации нет региональных программ по противодействию экстремизму, существующие же программы зачастую неэффективны и реализуются формально, а роль общественности часто сводится к участию в заседаниях различных советов. Вместе с тем он отметил, что направления работы его ведомства в сфере взаимодействия с общественностью расширяются; так, он пообещал продолжить работу по контролю за соблюдением закона о нежелательных организациях. Генпрокуратура в основном не поддержит предложения по реформированию антиэкстремистского законодательства, включенные в подготовленную к заседанию проблемную записку, но во многом соглашается с критикой правоприменительной практики и усилит контроль в этой области. Более того, по словам Жафярова, ведомство планирует начать ревизию всего Федерального списка экстремистских материалов на предмет актуальности включенных в него пунктов и правомерности стоящих за ними судебных решений о признании материалов экстремистскими. При этом внесудебные блокировки по «закону Лугового» Генпрокуратура считает оправданными и даже более «гуманными», так как этот механизм позволяет не только блокировать, но и разблокировать сайты без суда. Жафяров также добавил, что органы прокуратуры ведут раздельную статистику насильственных и ненасильственных преступлений экстремистской направленности, и она не засекречена.

Замдиректора департамента Минюста по делам некоммерческих организаций Анна Котова рассказала о работе Минюста в области исполнения законодательства о противодействии экстремизму. В ходе выступления завязалась дискуссия о механизмах составления Федерального списка экстремистских материалах и путях исключения материалов из него, а также о пользе самого списка. Алексей Жафяров подчеркнул, что существующие запретительные механизмы направлены на ограничение распространения экстремистских идеологий в широких массах, а не среди идейных радикалов, целенаправленно ищущих запрещенные материалы.

Начальник управления контроля и надзора в сфере электронных коммуникаций Роскомнадзора Евгений Зайцев посвятил выступление участию своего ведомства в антиэкстремистской деятельности. По его словам, на основании судебных решений было удалено или заблокировано 30 тысяч экстремистских материалов в интернете (в 90 процентах случаев владельцы сайтов удалили их добровольно). По запросам Генпрокуратуры в рамках «закона Лугового» прекращен доступ к 60 тысячам материалов только сирийских организаций и 4200 украинским материалам. В целом, на 70 тысячах сайтов по требованиям Генпрокуратуры информация была удалена, а 3 тысячи сайтов по-прежнему заблокированы. Зайцев подчеркнул, что функция Роскомнадзора в данном случае техническая: он блокирует только указанные в требованиях страницы и их точные зеркала, а в случае сомнений ведомство обращается к Генпрокуратуре. Зайцев также заявил о намерении ведомства добиваться блокировки VPN и других сервисов в случае, если они будут предоставлять доступ к заблокированным экстремистским материалам.

Руководитель рабочей группы по оказанию правового противодействия терроризму и экстремизму координационного совета по противодействию терроризму Общественной палаты России Кирилл Ермаков заявил, что возражает против всех положений проблемной записки, а также обратил внимание на возрастающую угрозу вовлечения несовершеннолетних в экстремистскую деятельность.

Член СПЧ Максим Шевченко призвал обратить повышенное внимание на необходимость профилактики терроризма, которая может быть эффективна, но только при отказе от формального подхода к ней. Что касается профилактики экстремизма, то, по его мнению, прежде всего следует уточнить определение экстремизма и правовую базу противодействия ему.

Правозащитник, член СПЧ Андрей Бабушкин согласился с необходимостью уточнения законодательства, в частности, сужения понятия «социальная группа» и реформирования механизма включения граждан в реестр Росфинмониторинга, призвал использовать возможности просветительской работы в профилактике ультранационализма, а также отметил, что нельзя приравнивать участие в несанкционированных мероприятиях к экстремизму, и призвал правоохранительные органы расследовать нападения на оппозиционных активистов.

Член Общественной палаты России Максим Григорьев счел включенные в проблемную записку предложения угрожающими общественной безопасности и заявил о необходимости решения проблемы шифрованных мессенджеров.

Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов отметил, что государство должно защищать свою монополию на насилие, и нападения на оппозиционных активистов, совершенные якобы во имя интересов государства, не должны оставаться безнаказанными. Он призвал власти взаимодействовать со структурами гражданского общества в области противодействия экстремизму и терроризму и привел в качестве положительного примера работу комиссий по адаптации бывших боевиков на Северном Кавказе.

Юрист ПЦ «Мемориал» Татьяна Глушкова подчеркнула, что избыточные запреты ограничивают дискуссию и тем самым пропадает возможность понять радикалов и воздействовать на них. В свою очередь, практика показывает, что отсутствие диалога с людьми и негуманное отношение к ним только способствуют дальнейшей радикализации. Глушкова также подчеркнула необходимость отойти от пагубной практики отказа судов, полагающихся на экспертные заключения, от самостоятельной оценки высказываний в делах экстремистской и террористической направленности.

Президент Европейского центра развития демократии Валерий Энгель обратил внимание на слишком широкое понимание экстремизма и остановился на проблеме ответственности за язык вражды. Он заявил, что декриминализация языка вражды невозможна в силу того, что Россия обязалась без оговорок исполнять ст. 4 Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Кроме того, по словам Энгеля, примеры европейского правоприменения последних лет показывают эффективность такой криминализации как способа предотвращения насильственных преступлений ненависти. Энгель также отметил, что декриминализацию в этой области не поддержат национальные меньшинства, равно как будут они выступать и против отмены Федерального списка экстремистских материалов.

Исполнительный директор Общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарев в свою очередь отметил вредоносность ряда законодательных новаций и, приведя примеры неправомерных преследований, в том числе антиэкстремистских, назвал такие действия властей «государственным экстремизмом».

Александр Верховский в заключение сказал, что задача, стоящая перед общественностью, органами власти и правоохранительными структурами — найти баланс между репрессивными практиками и областью общественного противодействия экстремизму и выработать компромиссные предложения. Глава СПЧ Михаил Федотов пообещал, что будет сформирована рабочая группа, которая займется этими вопросами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *