В Оренбургской области за пытки задержанного осужден полицейский

24 ноября 2015 года, Бугуруслан (Оренбургская область). Бугурусланский районный суд Оренбургской области признал оперуполномоченного полиции Токмакова А.А. виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия и спецсредств (ч. 3 ст. 286 УК РФ), служебном подлоге (ч. 2 ст. 292 УК РФ) и злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ). Токмаков был приговорен к трем с половиной годам заключения с отбыванием наказания в колонии общего режима. Уголовное дело расследовалось по факту избиения в отделе милиции местного жителя Владимира Игнатьева, преступление произошло в 2008 году. Все эти годы Токмаков продолжал работать в правоохранительных органах. Интересы потерпевшего при поддержке фонда «Общественный вердикт» представляет юрист Дмитрий Солодкий.

Житель города Бугуруслан Оренбургской области Владимир Игнатьев обратился в «Общественный вердикт» в мае 2011 года. Игнатьев рассказал, что днем 2 декабря 2008 года он и находившиеся с ним в его автомобиле знакомые поверглись нападению неизвестных (впоследствии выяснилось, что нападавшие являются сотрудниками милиции). Игнатьев заблокировал двери машины, но милиционеры разбили стекла и выволокли мужчин на улицу. Затем Игнатьева и остальных бросили на землю, стали избивать ногами и резиновыми дубинками. Когда Игнатьев лежал на земле он услышал, как милиционеры вслух предлагали подкинуть задержанным «пакетик с наркотиками». Мужчин продержали более часа на холодной земле, а затем доставили в отделение милиции.

В одном из кабинетов оперуполномоченный уголовного розыска Токмаков продолжил избивать Игнатьева, требуя признаться в преступлении. После одного из ударов кулаком в грудь Игнатьев получил перелом грудины. Врачи зафиксировали у Игнатьева сотрясение мозга, перелом грудины, множественные кровоподтеки. Мужчина обратился с заявлением в правоохранительные органы, но в возбуждении уголовного дела было отказано.

Незаконные постановления многократно отменялись, после проведения повторных проверок снова выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Игнатьев поясняет, что с 2009 года он постоянно обращался в следственный отдел, чтобы получить информацию о результатах рассмотрения своего заявления, однако ему было сказано, что ответ он получит по почте, а «сюда (в прокуратуру) ходить не надо».

О формальности проводимых проверок свидетельствует тот факт, что в постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела указано, что опросить Игнатьева по обстоятельствам заявления не представилось возможным, а сама жалоба Игнатьева поступила в прокуратуру лишь через два с половиной года после подачи заявления.