«В наши подлые времена человеку совесть нужна»

Слова заглавия заимствованы у Наума Коржавина, поэта, для которого звание «узник совести» стало фактом его личной биографии. И тюрьмы и ссылки за свою прямоту и «неуместную» честность, за упрямое сопротивление тоталитарным порядкам он вкусил в достаточной мере.

О совести можно говорить в разных планах: и бытовом, и личностно-психологическом, а также религиозном и философском. Следует подчеркнуть, что совесть, как внутреннее ощущение категорической недопустимости определённых желаний и действий, свойственна как отдельным личностям, так и различным людским объединениям, и её вполне уместно рассматривать в качестве полноценной социальной категории. Совесть – принадлежность не только индивидов, но и наций. Превращаясь в толпу, люди теряют совесть. Если ложь в стране приобретает неограниченный и тотальный характер, ложится в основу государственной политики, то в этом случае приходится говорить, что нация потеряла совесть. В то же время, совесть является мощным гражданским ресурсом, двигателем национального прогресса.

Совесть обычно дружит со справедливостью. Там, где наблюдается дефицит справедливости, там и с совестью возникают проблемы. Если некое государство угнетает свой народ, допускает вопиющие социальные диспропорции, ведёт себя несправедливо и агрессивно по отношению к соседям, а население при этом молчит, а то и одобряет такую политику, то невольно напрашивается вывод о низком уровне состояния национальной совести в этом государстве. О недостаточности развития совести у человека свидетельствует его привычка не признавать допущенные ошибки, совершённые преступления. Таких людей мы зовём бессовестными. Но бессовестность может носить и массовый, общенациональный характер. Бессовестные государства считают себя безгрешными и не допускают даже малейших покаянных действий.

Состояние совести в государстве не константно и во многом зависит от проводимой им политики. Если в послевоенной Германии в 47-м году более 80 процентов её населения ещё продолжали считать Гитлера самым великим немцем, то уже в 49-м таковых осталось менее одного процента. Это эффект достигнут политикой государства, направленной на признание немцами тех чудовищных преступлений, которые были совершены ими же самими под руководством нацистского лидера. Это результат пробуждения национальной совести, играющей ведущую роль в нынешнем политическом курсе Германии. Это итог отказа нации от реваншистских амбиций и имперских притязаний.

У всякой нации есть два органа, где сосредотачивается её совесть: это суд и СМИ. Когда государства полностью подчиняют себе судебную и информационную системы, то и та и другая перестают выполнять свои функции. Сливаясь зачастую в один общий пропагандистский тарарам, они патологизируют нацию, заглушая в ней совесть, чувство справедливости, разума и человеколюбия. Замечается это не сразу. Приятная эйфория какое-то время бодрит и вызывает иллюзию всесилия и превосходства над другими. Но за ней непременно приходит похмелье с его депрессией и упадком духа. Наваждение улетучивается. Магия слов типа «Крым – наш!» перестаёт греть сердце. Победы оказываются на поверку поражениями, приобретения — потерями. Первые становятся последними, а последние – первыми.

Совесть – это такое психическое состояние, которое связано с критическим отношением к себе и признанием своей личной ответственности за всё происходящее в окружающей действительности. Если индивид считает, что кругом всё прекрасно, а его собственное участие в жизненных процессах заслуживает исключительно похвалы и одобрения, то в этих случаях совесть себя никак не проявляет. Тогда приходится говорить либо об отсутствии совести, либо об её глубоком сне. Кто-то из очень известных и авторитетных ныне людей обмолвился в том духе, что в истории России были периоды намного тяжелее нынешних, но никогда ещё не было таких подлых времён. Всякий, искренно признающий это, неминуемо страдает угрызениями совести и в меру своих физических и психических возможностей пытается от них избавиться. И это такая природа, которую трудно понять тем, кто с совестью не дружит. Может быть, не только инстинкты самосохранения и традиционная культура, склоняющие индивида к конформизму и послушанию, но и сознание человеческое, крепко переплетённое с совестью, коренится в основе протестного поведения людей, смеющих сегодня выходить на площадь и доступными для них средствами добиваться установления справедливости. В переходе из пассивного страдания в активное состояние борьбы со злом, в усилиях брать власть над ним создаются важнейшие, если не необходимые, условия для существования и дальнейшего развития совести.

Существование совести как одного из выражений нравственного самосознания личности приводит к пониманию того, что реальное развитие событий на самом деле зависит непосредственно от его собственных усилий. Необходима некая критическая масса в национальном сознании, чтобы Россия вступила на путь демократических преобразований. Государственная религия в виде спиритуалистического «государственничества» (этатизма) и обожествления единовластия вновь активно насаждается в нашей стране. Такое развитие событий выгодно лишь кучке бессовестных властителей, но отнюдь не населению. Как скоро Россия преодолеет эту опасную тенденцию, зависит от роста числа людей, сохраняющих совесть, чувство справедливости и осознающих свою личную ответственность за судьбу Родины. Таких людей сегодня, как нам кажется, немного. Но они есть. И завтра их будет больше. От них зависит наше будущее.