«В каждой фразе ложь и недоговоренность»: экс-глава КГБ Москвы и правозащитник разбирают интервью главы ФСБ о «большом терроре»

К столетию своего ведомства глава ФСБ Александр Бортников дал программное интервью государственной «Российской газете». Из него читатели узнали об удивительных фактах — жертвами массовых репрессий были сами чекисты. Интервью прокомментировали член правления международного общества «Мемориал» Ян Рачинский и бывший руководитель управления КГБ по Москве и Московской области, автор книги «Спецслужбы на переломе» Евгений Савостьянов.

По словам Бортникова, функции и задачи ВЧК отличались от задач КГБ, тем более — ФСБ: «Хотя у многих данный период ассоциируется с массовой фабрикацией обвинений, архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов. Планы сторонников Льва Троцкого по смещению или даже ликвидации Иосифа Сталина и его соратников в руководстве ВКП(Б) — отнюдь не выдумка, так же как и связи заговорщиков с иноспецслужбами. Массовые политические репрессии закончились после принятия постановления от 17 ноября 1938 года. Назначенный на пост наркома внутренних дел Берия восстановил ГУГБ НКВД и провел кадровые «чистки», изгнав карьеристов предыдущих призывов».

Сейчас, по словам Бортникова, ФСБ полностью свободна от политического влияния, а борется с врагами страны, мечтающими ее разрушить. Все это — совершенно новая риторика для главы спецслужбы.

Евгений Савостьянов: Я думаю, что поменялось вообще отношение. Во-первых, в государстве, во-вторых, в обществе к этой проблематике. Потому что в 90-х годах наш народ дал пинка коммунистам, выгнал их из власти и в общем антикоммунизм был основным стержнем и общественной жизни, и государственной политики. Сейчас антикоммунизм как таковой исчез. Принято считать, что коммунизм — это такая странная, своеобразная страница в нашей истории, в которой были великие достижения. И ради этих великих достижений несколько десятков миллионов человек погубили — ну, ничего.

Ян Рачинский: Трудно сказать, чего в этом интервью больше — безграмотности или бессовестности. Но практически в каждой фразе или ложь, или недоговоренность. Даже когда он говорит, что ВЧК создавалась как временный орган в условиях критического положения в стране и начала гражданской войны. Гражданская война все-таки началась заметно позже. И причиной для создания ВЧК было то, что большевики устранили судебную власть в стране. И ВЧК была внесудебной инстанцией. И оставалась после переименований все такой же внесудебной инстанцией, которая во внесудебном порядке заочно приговаривала к расстрелу многие сотни тысяч наших сограждан. И действительно, когда я прочел это интервью, создалось такое впечатление, что нашему президенту удалось справиться с величайшей геополитической катастрофой, потому что этот текст мог бы без каких-либо изменений быть напечатан и в Советском Союзе. То есть абсолютно воспроизведена прежняя чекистская позиция — что всегда мы боролись, мы сами пострадали, а на самом деле среди репрессированных большая часть партнаменклатуры, которая сама во всем виновата. Это чистая ложь. Я сомневаюсь, чтобы Бортников не знал, что 90 с лишним процентов расстрелянных в годы большого террора — это абсолютно рядовые граждане — от колхозника до инженера. Абсолютно не имеющие ничего общего с руководящим составом. И именно они стали главными жертвами.

Дарья Полыгаева

«В каждой фразе ложь и недоговоренность»: экс-глава КГБ Москвы и правозащитник разбирают интервью главы ФСБ о «большом терроре»: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *