В День памяти и скорби Первый канал собрался в новый поход. Если завтра война

22 июня, в день начала Великой Отечественной войны, в студии программы «Время покажет» объявили о военной угрозе, которая подобралась к самым границам России. «Мы живем на пороге великих потрясений, — так начал эфир ведущий Петр Толстой. — Нельзя, наверное, сравнивать фашистский режим и блок НАТО. Но угроза существует, и сегодня она тоже вблизи наших границ. Имеем ли мы право на такие аналогии?»

Отвечая на собственный вопрос, Толстой вывел на экран в студии две политические карты мира. На одной — 1941 года — страны, оккупированные фашистской Германией, закрашены в коричневый цвет. На другой, 2016-го, страны-члены НАТО — в синий. Найдите, как говорится, 10 отличий. Практически никаких. Если не считать того, что, по словам политолога Маркова, Украину, захваченную «проамериканским правительством, напрямую управляемую из американской столицы, на нынешней карте надо закрасить как оккупированную территорию», а значит, и границы нашей страны теперь отодвинулись дальше на восток.

Эксперты с огромным энтузиазмом поддержали мысль ведущего. «Ситуация 1941 года повторяется в 2016 году, — утверждал завсегдатай большинства политических ток-шоу военный эксперт Коротченко. — Независимо от режима наша страна рассматривается как геополитический противник, которого необходимо уничтожить». «В день нашей памяти и скорби мы видим новую кампанию милитаризации Германии. Мы стоим на пороге не гибридной, а третьей мировой войны», — буквально криком кричал еще какой-то большой спец. «Главное, насколько мы готовы к войне и как далеко будем отступать», — рассуждал журналист Артем Шейнин.

«В стране, где до сих пор не подсчитано количество жертв Великой Отечественной войны, нагнетание военного психоза преступно, нагнетание тревоги в народе преступно», — попытался противостоять шовинистической истерии в студии писатель Михаил Веллер, за что немедленно был обозван «информационным солдатом НАТО». Обозвавший его Коротченко добавил также: «Если завтра война, если завтра в поход, наших либералов — в штрафбат, чтобы кровью искупили вину перед Отечеством».

Вообще тот, предвоенный, пропагандистский фильм и песню «Если завтра война» вспоминали в студии неоднократно. Я даже подумала, что сейчас они все вместе запоют: «На земле, в небесах и на море/Наш напев и могуч и суров:/Если завтра война, если завтра в поход,/Будь сегодня к походу готов». Но нет, до хорового пения не дошло. Они лишь грозили подлому НАТО в случае агрессии дать отпор на его же территории, чтобы неповадно было. «Кто будет давать отпор? — пытался вклиниться в общий крик Игорь Чубайс. — Армия и советская и постсоветская беспомощна. За кого она будет воевать?»

Ему, сурово насупив брови, возражал депутат Госдумы: «Мы защитим свою страну, у нас сильный лидер и страна, сплотившаяся вокруг него».

В какой-то момент даже ведущий Толстой, задавший и тему, и тон разговора в студии, испугался накала страстей и попытался несколько его ослабить. Не тут-то было. Даже соведущая Толстого Екатерина Стриженова, вдруг подбоченившись, выкрикнула: «Я тоже могу критиковать правительство, но Родину у меня отнять не может никто».

Я же представила, как замерли от ужаса и реальной угрозы новой кровавой бойни бабушки и дедушки — дети войны, как схватились за сердце матери, у которых растут сыновья. Именно они и есть основная аудитория дневного ток-шоу «Время покажет», именно на них обрушились страшные прогнозы сытых и безответственных экспертов с «легкой руки» ведущего Петра Толстого. Они, эти эксперты, если что, сами в военный поход не пойдут. И детей своих вряд ли в него отправят. Больше того, они прекрасно понимают, что никакого вероломного нападения на Россию не будет. Но для поддержания боевого духа граждан («если завтра в поход») такие разговоры — то, что нужно. Хотя, конечно, мы мирные люди, возможно, самые мирные на планете Земля, но наш бронепоезд стоит на запасном пути. То есть давно уже не бронепоезд, а ракеты, всегда готовые ответить на вражескую агрессию.

В программе «Вести.doc» на канале «Россия», посвященной 75-летию Советского информбюро, Борис Надеждин напомнил Дмитрию Киселеву его слова про радиоактивный пепел, в который Россия может в одночасье превратить США. Киселев глазом не моргнул: «Я ничего нового не сказал, не угрожал, просто напомнил, что у нас есть чем ответить на угрозу». Ведущая Ольга Скабеева прямо-таки взвилась, защищая коллегу: «Почему Киселеву нельзя говорить о радиоактивном пепле, а Ходорковскому о возможности революции можно?»

Лидер партии «Яблоко» Эмилия Слабунова, впервые приглашенная в студию канала «Россия», попыталась объяснить, почему Киселеву нельзя: «Потому что у Дмитрия Киселева огромная социальная ответственность за тот образ страны, который формируется в международном сообществе».

На ее реплику мастер пропаганды и контрпропаганды ответил в стиле «сам дурак»: «А «Яблоку» нечего предложить, за «Яблоко» не голосуют люди».

Чуть раньше, когда на нее наскочила Скабеева с вопросом, что плохого в пропаганде своей страны, Слабунова спокойно и рассудительно объяснила: «Все определяется тем, что вы хотите пропагандировать. Если великую разрушительную мощь нашей страны, то такая пропаганда не нужна. В первую очередь мы должны говорить о собственных проблемах… Я буду первым пропагандистом нашего уровня жизни, блестящего состояния дорог, качества наших образования и здравоохранения». «Но при этом вы стоите в нашей студии», — торжествующе вскричала Скабеева. «А в Америке вас с вашими процентами не пустили бы на порог ни одной студии», — поддержал коллегу Киселев.

Он также поведал, что «пропаганда» — слово неопределенное, такого термина нет», напомнив учительницу Мариванну из анекдота про Вовочку, назвавшего самое популярное слово на букву «ж», которого, по мнению учительницы, в природе не существует. «Как же так? — изумился Вовочка. — Ж… есть, а слова нету?» Так и с пропагандой. Оказывается, то, чем занимается Киселев, это просто представление государственной национальной точки зрения.

Это особенно важно в условиях, когда вся западная пресса предвзята и несвободна. Так, Киселев, воспитанный на эталонных британских СМИ, совершенно в них разочаровался.

Им противостоит МИА «Россия сегодня» — луч света в темном царстве. В фильме, посвященном «России сегодня» (правопреемнику Совинформбюро), руководитель компании «Раша тудей» Маргарита Симоньян тоже с горечью констатирует: «В мире так много хоровой неправды, искаженной информации». Журналисты МИА, работающие по всему миру, признаются, что никогда и нигде прежде не чувствовали такой свободы. Западные СМИ переходят в область откровенного вранья, тогда как для российских государственных СМИ главный критерий работы — давать объективную информацию.

Завершая рассказ об этом животворящем источнике правды и добра, его руководитель Дмитрий Киселев подвел лирический итог своей деятельности: «Нам интересно любить. Наша работа — любовь. И здесь у нас атмосфера любви к собственной стране». Так вот ты какая — любовь!

Ирина Петровская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *