В Берлине подвели печальные для российских НПО итоги 2016 года

Представители нескольких российских НПО рассказали на конференции в Берлине об условиях, в которых им пришлось работать в прошлом году. Подробности — у корреспондента DW.

Каждый год в середине января в близком к немецкой партии «Союз 90″/»зеленые» фонде имени Генриха Бёлля (Heinrich-Böll-Stiftung) проходит конференция, на которой представители российских неправительственных организаций рассказывают, какими были для них итоги года минувшего. Название конференции, состоявшейся в фонде вечером во вторник, 17 января, говорит само за себя: «Российское гражданское общество под подозрением».

Штрафы, аресты, уголовные дела

С некоторыми цифрами участников конференции познакомил воронежский правозащитник Алексей Козлов, вынужденный отслеживать события в России теперь из Германии, где он создал Общество солидарности с гражданским движением в России. Козлов специализируется на свободе собраний и объединений, но, подчеркнул он, «информация на эту тему дает общее представление о ситуации с гражданским обществом в России, в каком положении оно находится».

По подсчетам правозащитника, в 2016 году на участников собраний было заведено 99 административных и 8 уголовных дел. 268 человек задержано. Выписано штрафов на 1 миллион 578 тысяч рублей. Общая сумма арестов составила 122 суток, плюс в общей сложности 10 лет колонии за участие в публичных мероприятиях.

Из конкретных примеров Козлов привел арест по «болотному делу» и направление на принудительное лечение в психбольницу астраханца Максима Панфилова и выдвижение обвинения по двум статьям Уголовного кодекса с содержанием в СИЗО Дмитрию Бученкову, которого, заметил Козлов, 6 мая 2012 года вообще не было в Москве. Кроме того, напомнил он, были задержания ЛГБТ-активистов на первомайском шествии в Санкт-Петербурге, дальнобойщиков и участников «тракторного марша», а также участниц акции протеста в Беслане.

«Иностранные агенты»

В 2016 году по сравнению с 2015-м удвоилась — до 9 миллионов и 45 тысяч рублей — сумма штрафов, выписанных в соответствие с законом об «иностранных агентах». В соответствующем реестре Минюста теперь уже 156 НПО, в прошлом году в него включены еще 43.

Вновь внесенных в этот список организаций вдвое меньше, чем в 2015 году, но дело в том, пояснил Алексей Козлов, «что скоро вообще все активные организации будут в этом реестре». В список так называемых нежелательных организаций, которым запрещена любая деятельность на территории РФ, внесены еще три организации. Теперь в нем их семь.

О том, какие последствия имеют упомянутые Козловым законы для практической деятельности НПО, рассказывали в фонде Бёлля Татьяна Глушкова из правозащитного центра «Мемориал» и председатель совета «Российской ЛГБТ-сети» Татьяна Винниченко.

Двойной прессинг на ЛГБТ

При этом Татьяне Винниченко вдвойне тяжело, поскольку ее НПО испытывает двойной прессинг — и как правозащитная организация, и как объединение представителей сексуальных меньшинств, что стало следствием принятия закона о запрете пропаганды однополых отношений среди несовершеннолетних.

«Этот закон объявил ЛГБТ, — сказала она, — гражданами России второго сорта, ведь государство считает, что говорить несовершеннолетним о равноправии гомосексуальных и гетеросексуальных отношений является преступлением». То есть, пояснила она, «если я говорю несовершеннолетним, что счастлива со своей женой, то тем самым совершаю преступление».

«Российская ЛГБТ-сеть» тоже занесена в реестр «иностранных агентов». Татьяна Винниченко вынуждена с этим мириться, в том числе, и по финансовым соображениям. Такие организации в условиях, по ее выражению, «институциональной гомофобии» не могут рассчитывать на государственную поддержку. А помощь от частных лиц?

«В России достаточно много богатых и влиятельных геев, — отметила Винниченко, — но это люди, не открывающие свой статус. Они боятся поддерживать ЛГБТ-организацию, опасаясь того, что все узнают об их отношений к этому сообществу».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.