Условия этапирования заключённых в России можно приравнять к пыткам и насильственному исчезновению – доклад Amnesty International

Современные условия транспортировки заключённых в России не соответствуют никаким стандартам гуманности и могут быть приравнены к пыточным, указывает Amnesty International в своём докладе «Этапирование заключённых в России: Путь в неизвестность», который был обнародован на совместной пресс-конференции Amnesty International и коалиции правозащитных организаций в ИА «Росбалт» в среду.

Amnesty International и её российские партнёры обращаются к властям РФ с требованием немедленной реформы системы перевозки заключённых ФСИН. Органы исполнительной власти должны установить максимальную продолжительность перевозки заключённых, а также сократить предельно допустимое число содержащихся в железнодорожных вагонов для перевозки заключённых) и тюремных фургонах. Кроме того, власти должны начать информировать родственников и законных представителей заключённых о планах по их переводу и обеспечить беспрепятственный доступ к заключённым на всех этапах транспортировки для органов общественного надзора.

Amnesty International и её партнёры также настаивают на неукоснительном исполнений норм действующего законодательства, устанавливающего, что отбывание наказания осуждёнными должно происходить в регионе их проживания или осуждения.

Пыточные условия при транспортировке

«Пришло время создать для этапирования заключённых более человечные условия. Российские власти должны избавиться наконец от наследия ГУЛАГа в современной пенитенциарной системе», – заявил Денис Кривошеев, заместитель директора Amnesty International по Европе и Центральной Азии.

«Заключённых для отправки к местам отбывания наказания набивают в тесные камеры спецвагонов, где они лишены свежего воздуха, света, воды, постельного белья. На протяжении многочасовых стоянок им не позволяют в должной мере пользоваться туалетом. И такие путешествия с этапа на этап за тысячи километров часто длятся более месяца», – добавил он.
Заключённых обычно перевозят в железнодорожных спецвагонах; их называют «столыпинскими» — ещё один пережиток советского прошлого. Согласно нормам ФСИН, 12 и более человек вместе с вещами помещают в одно купе железнодорожного вагона для перевозки заключённых – в котором могут нормально спать только четверо.

«Мы четыре дня ехали в Самару, без постельного белья, в одной и той же одежде, без всего. Нам не давали даже возможности почистить зубы. Было 40 градусов, а в баке и в туалете не было воды», — вспоминает один из бывших заключённых, с которым встретилась Amnesty International. Всего на «этапе» он провёл пять с половиной недель:

В ходе перевозки заключённым разрешают пользоваться туалетом не чаще чем один раз каждые пять или шесть часов. Во время длительных стоянок на запасных путях их вообще не пускают в туалет. Заключённые, которым раньше уже приходилось совершать такие поездки, рассказывают, что стараются вообще ничего не есть и не пить за ночь до перевозки, и берут с собой как можно больше пластиковых бутылок.

«Если бы накануне я знал об этом, я бы перестал пить, следил бы за тем, сколько пью. Лучше мучиться от жажды, чем потом страдать в поезде», – говорит другой бывший «зек».

Созданные для заключённых условия в вагонзаках и тюремных фургонах позволяют Amnesty International считать заключённых жертвами пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В свою очередь, отсутствие информации об их местонахождении во время этапирования позволяет приравнять это к насильственному исчезновению.

Система колоний – наследие ГУЛАГа
Несмотря на то закон указывает, что приговорённые к реальным срокам должны отбывать наказание в непосредственной близости от места проживания или осуждения, чтобы последующая реабилитация была легче, большинство заключённых, в особенности женщины, отбывают наказание за тысячи километров от своих домов и семей.

Российская Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) унаследовала от советского ГУЛАГа сеть исправительных колоний, многие из которых расположены в бывших исправительно-трудовых лагерях, которые находятся в малонаселённых регионах страны. Это означает, что заключённых необходимо перевозить на отдалённые расстояния – часто до 5 000 км. Это, в свою очередь, делает посещения родственников практически невозможными. Поскольку лишь 46 из 760 пенитенциарных учреждений России имеют отделения для женщин-заключённых, они чаще мужчин вынуждены подвергаться этапированию на большие расстояния.

Заключённые проводят дни и недели безо всякой связи с внешним миром. На всё время этапирования они полностью пропадают из поля зрения, их бесконечных страданий не видит никто. Это не что иное, как бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, которому пора положить конец, считает Amnesty International.

«Удалённость – это один из способов психологической обработки заключённых. Они находятся очень далеко от любой поддержки, помощи», – указывает Алексей Соколов из ассоциации «Правовая основа», который принял участие в презентации доклада.

Этапирование как насильственное исчезновение
ФСИН считает совершенно секретной всю информацию, касающуюся перевозки заключённых и их местонахождения. Ни заключённых, ни их родственников или адвокатов не уведомляют о конечном пункте назначения до того, как начинается перевозка. Перевозка заключённых осуществляется в «столыпинских» вагонах или тюремных фургонах, лишённых окон или нормального освещения. Кроме того, отбывшим в колонии не разрешается иметь при себе часы, что ещё больше усиливает их дезориентацию.

«Во время этих длительных перевозок у заключённых нет никакой возможности связаться с внешним миром. Они практически «исчезают» на целые недели или даже месяцы. Это открывает дорогу различным злоупотреблениям и юридически равносильно насильственным исчезновениям», — подчеркнул Денис Кривошеев.

Классическим примером может служить недавнее дело Ильдара Дадина – Amnesty International считает его узником совести – который после заявлений о том, что его пытали в колонии в карельской Сегеже, в декабре 2016 года пропал более чем на месяц. Сведения о нём появились лишь несколько недель спустя, 8 января 2017 года, когда стало известно, что он переведён в колонию в Рубцовск в Алтайском крае, в 3 000 километрах от Сегежи. Власти заявили, что его перевели «для его собственной безопасности».

Российские правозащитные организации и Amnesty International будут вести кампанию за незамедлительное принятие поправок в Уголовно-исправительный кодекс и внутренние регламенты ФСИН и МВД, чтобы изменить положение российских заключённых к лучшему.

Открытым текстом

В Минпросвещения согласовали состав совета учителей-блогеров

В Министерстве просвещения России согласовали состав совета учителей-блогеров, главной задачей которого станет формирование позитивного имиджа…

Я так считаю

Опрос: 70% россиян никогда не отдыхали за границей

В текущий летний сезон российские туристы стали в полтора раза активнее бронировать отели за рубежом….

Открытым текстом

Эксперты подтвердили законность отказов соцслужб от «детских» выплат

Для получения выплат на детей из малообеспеченных семей заявители подали более 4,5 млн запросов. Из…