Туннель в Прагу может прорыть каждый

Я уже несколько раз писал об абсолютном долампочкизме, охватившем путинскую вертикаль. Нет нужды согласовывать падежи и управления в важнейших документах и даже в выступлениях главного начальника, нет необходимости в том, чтобы приводимые цифры соответствовали, нет, не реальности, конечно, а тем, что приводились вчера. И так сойдет. Главное, царю батюшке преданы и в вере тверды. То, что называют «делом» Ивана Сафронова, показывает, что карательные органы тоже более не затрудняются хотя бы имитацией предъявления суду каких-то доказательств.

Насколько можно понять, единственное официальное публичное заявление по поводу захвата журналиста — это сообщение Центра общественных связей ФСБ: «Сафронов, выполняя задания одной из спецслужб НАТО, собирал и передавал её представителю составляющие государственную тайну сведения о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности Российской Федерации». Очевидно, составители этого сообщения не в курсе, что никаких «спецслужб НАТО» в природе не существует. Есть спецслужбы стран, входящих в Североатлантический альянс, и, надо сказать, они совсем не горят желанием сотрудничать друг с другом и обмениваться информацией. Что составляет постоянную головную боль руководства НАТО.

Дальнейшая фабула известна со слов адвокатов, которые познакомились с творчеством следователей. Из того, что они представили суду (назвать это «версией» язык не поворачивается), следует: в 2012 году Сафронов был завербован спецслужбами Чехии, в 2017 году ему поступило задание собрать сведения, содержащие гостайну, он их собрал и передал. Информация касалась поставок вооружений в страны Африки и Ближнего Востока. Сумму вознаграждения в суде не называли, но следствие, по словам адвокатов, утверждает, что Сафронов передавал сведения, содержащие гостайну, из корыстных побуждений. Нам, таким образом, предлагают поверить в то, что изощренные чешские майоры земаны соблазнили молодого журналиста, потом пять лет держали его в спящем состоянии, а потом решили вдруг использовать, чтобы узнать самую важную тайну для Чехии: какие вооружения поставляет Россия в Африку и на Ближний Восток.

Ну ладно, чешские разведчики недотепы, но их коварные американские кураторы должны были бы знать: каждый год Россия, в соответствии со своими обязательствами, направляет данные о всех продажах своих вооружений в Регистр ООН. Если цель всей разведоперации — получение американцами данных о продаже российских вооружений в Алжир (на что изо всех сил намекают официозные «Известия»), то для этого вовсе не надо было использовать глубоко законспирированного агента. Нужно было щелкнуть парой кнопок компьютера. Но, как утверждал покойный юморист Задорнов (других источников знаний у ФСБ, похоже, нет), американцы — чистые дураки.

Чуть больше света проливает на происходящее статья в «Коммерсанте», где говорится, что информацию о преступлении Сафронова «ФСБ якобы получила от СВР, негласно контролировавшей переписку репортера, которую тот вел, используя домашний компьютер. По заключению СВР, отправленный им материал был получен в Чехии неким лицом, возможно связанным с разведкой этой страны». Если сообщенные данные соответствуют действительности, то это — первый на моей памяти обнародованный случай, когда Служба внешней разведки занимается оперативной деятельностью на территории Российской Федерации. Закон, надо сказать, ей это позволяет. Но в те годы, когда разделили КГБ, это разделение объясняли желанием точно определить функции. СВР надлежало шпионить за другими странами. Федеральной службе контрразведки (потом ФСБ) следовало ловить шпионов в России. А тут налицо смешение жанров и функций.

И вдруг вспомнилось. Заметка в «Коммерсанте», из-за которой уволился Иван Сафронов, была о том, что неувядающую Валентину Матвиенко на посту спикера Совета Федерации может сменить Сергей Нарышкин, занимающий должность директора СВР. Слушайте, а может, все совсем просто, высказываю я свое ни на чем не основанное мнение. Заметка расстроила чьи-то планы. Важный начальник велел подчиненным посмотреть, что там есть на зловредного журналюгу. Те влезли в компьютер и нашли посланную три года назад заметку, письмо или ответ на вопрос. Передали в ФСБ, а там тут же высосали из пальца и вербовку, и чешских агентов, и несуществующую «спецслужбу НАТО»…

Может, все это было и не так. И Иван наступил на мозоль кому-то другому. Очевидный факт заключается в том, что законы нашей страны отредактированы таким образом, что обвинения по тяжелейшим статьям могут быть сотканы из воздуха. Госизмена может заключаться ныне в «оказании финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации».

Самое замечательное здесь слово «иной», то есть любой. Изменой может быть все, что не понравится ФСБ. Закон о гостайне открывает здесь самые замечательные перспективы. К этой самой тайне относятся, к примеру, сведения «о дислокации, действительных наименованиях, об организационной структуре, о вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической и (или) оперативной обстановке». То есть написал кто-то о том, как радостно проголосовали за поправки к Конституции военнослужащие Таманской дивизии в подмосковном Нахабино — вот вам и статья УК. Главное, чтобы это кому-то захотелось. Ну, кому еще запишем умысел на рытье тоннеля в Прагу?

Александр Гольц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *