Цифровой кодекс строителей капитализма

СПЧ планирует привлечь хакеров для подготовки доклада Владимиру Путину о травле в соцсетях

Глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев анонсировал создание «цифрового кодекса» России. Сначала, пояснил господин Фадеев “Ъ”, совет подготовит доклад главе государства о проблемах, с которыми общество сталкивается в эпоху развития компьютерных технологий,— от травли пользователей в соцсетях до тотальной слежки с помощью камер видеонаблюдения и утечки банковских данных. К работе привлекут отечественных хакеров и инициируют законодательную инициативу о защите прав граждан в цифровой среде. Опрошенные “Ъ” адвокаты опасаются, что кодекс «будет противоречить духу права», и указывают, что в России уже действуют по меньшей мере шесть федеральных законов с функциями «цифрового кодекса».

СПЧ создает рабочую группу «по защите прав граждан в цифровой среде», чтобы к декабрю подготовить доклад президенту России. В группу, рассказал “Ъ” Валерий Фадеев, войдут как члены СПЧ, так и хакеры, которые «прекрасно разбираются во взломах и манипуляциях в сети». Манипуляции, «рекламные или политические», по словам господина Фадеева, не единственная проблема, с которой сталкиваются жители России в интернете.

Описав детально каждую из проблем и доложив о них Владимиру Путину, СПЧ приступит к созданию «цифрового кодекса» и инициирует законопроект, способный защищать тех, кто подвергся травле в соцсетях, тотальной слежке, стал жертвой мошенников.

«Огромная проблема сегодня — это утечка данных, которую иллюстрирует, например, заметка об Анне Кузнецовой, заказавшей за 16 тыс. руб. слежку за собой с помощью камер видеонаблюдения, установленных в городе (материал “Ъ” «Лицом к лицу лица не опознать» от 17 сентября.— “Ъ”),— рассказал Валерий Фадеев.— Или травля в соцсетях, которой недавно подвергся доктор Рошаль (Леонид Рошаль подвергся критике после предложения создать группу из российских и немецких медиков, чтобы расследовать возможное отравление Алексея Навального.— “Ъ”). Вы помните наверняка провал приложения «Социальный мониторинг» (контроль режима изоляции заболевших COVID-19 москвичей.— “Ъ”) или прошлогоднее дело журналиста Ивана Голунова, когда в сеть слили ложную информацию (фотографии якобы расположенной дома у журналиста нарколаборатории.— “Ъ”), и никто за это не ответил. Эти примеры описывают ряд серьезных проблем нашего общества в сфере цифровизации, распространения информации».

Глава СПЧ подчеркнул, что российское законодательство не справляется с защитой граждан в цифровой среде, и отметил, что совет, хотя и хочет «оградить людей от травли», должен будет при создании кодекса «избежать защиты прав за счет подрыва свобод».

Адвокат международной группы «Агора» Андрей Сабинин опасается, что инициатива СПЧ, «вероятно, будет противоречить духу права» в случае, если его основой станут «выдернутые» из УК и КоАП статьи. Господин Сабинин, напомним, представлял Владислава Синицу, приговоренного к пяти годам колонии по ч. 2 ст. 280 УК за твит о детях силовиков. «Владислава Синицу судили по экстремистской статье за публичные призывы, и никто не стал разбираться, были ли они на самом деле,— сказал Андрей Сабинин.— При этом Виктору Золотову (глава Росгвардии.— “Ъ”) за высказывание о Синице ничего не было. Какой кодекс может помочь, если закон применяется избирательно?»

Инициативу СПЧ приветствует Екатерина Тягай, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper. Однако госпожа Тягай указала, что говорить о полном отсутствии регулирования в сфере цифровизации не приходится. В пример эксперт привела федеральные законы «Об информации», «О персональных данных», «О защите детей от информации», «Об адвокатской деятельности» (содержащий пункт об адвокатской тайне) и закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» (пункт о врачебной тайне). «Специфические для данной сферы нормы содержатся в законе о СМИ, а общие нормы о защите чести, достоинства, деловой репутации и изображения — в первой части Гражданского кодекса,— сказала Екатерина Тягай.— Основной задачей (СПЧ.— “Ъ”) должно стать в первую очередь обеспечение реальной защиты прав граждан на практике и лишь затем — подготовка новых норм, способных урегулировать не охваченные действующим законодательством сферы в области цифровой информатизации».

Мария Старикова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *